Сексуальная эволюция маленького человека

Страница: 12 из 13

густоватая жидкость. Я медленно вводил внутрь свой член, опершись руками на груди учительницы. Затем я полностью лег на нее и уже резко стал входить в математичку. Груди ее при этом сильно тряслись будто танцевали какой-то очень подвижный танец. Я почувствовал, что пьянящее ощущение уже где-то близко и решил немного подождать с оргазмом. Я расслабил член и стал трахать нашу бедную учительницу чуть медленнее. Вскоре Бузя немного оправился и решил присоединиться к процессу. Мы поставили «Аду» в положение «раком». Славка сел на пол и прижал к своему члену склонившуюся к полу голову учительницы. Затем он вставил свой член ей в рот и стал в таком положении дергать голову вверх-вниз. Создавалось впечатление, будто Ада Матвеевна сама отсасывает у Бузи. Я, тем временем, «зашел» сзади и стал облизывать сильно выдающуюся промежность, а затем — и анальное отверстие, чтобы было легче засунуть член в зад. Немного повозившись, я вошел в Аду Матвеевну через анус. Почувствовав, что места внутри много, я решил засунуть в задницу «училки» еще что-нибудь. Взгляд стал метаться по сырому помещению и искать подходящий предмет. Вскоре такой предмет отыскался. Это был внушительных размеров пузырек, который валялся где-то в углу. Я протер его тряпкой и начал вставлять в анальное отверстие «Ады». Ничего не получалось. Я приложил всю силу, которая была в тот момент у меня, и горлышко пузырька оказалось внутри учительского зада. Было видно, что из ануса несильно закапала кровь «обесчещенной» анально учительницы математики. Скоро и весь пузырек оказался внутри. Теперь в анус было войти невозможно и я стал трахать Аду Матвеевну в «положенное» место! Неожиданно на глаза мне попалась какая-то маленькая бутылочка, и я решил усугубить и без того незавидное положение учительницы. Мы перевернули ее и Бузя, взяв у меня бутылку, начал вставлять ее в промежность «Ады». Наблюдая за этой картиной, я, наконец, кончил. Оргазм получился еще более острым и приятным, чем когда-либо...

Заткнув тряпкой рот учительницы, мы собрали вещи и вышли через маленькое окошечко, находящееся на уровне земли и ведущее на улицу. Пакеты со старыми вещами мы тут же выкинули на ближайшей улице. Тихо и незаметно мы добрались до Бузиного дома. Я забрал свой портфель и направился домой. Все прошло без приключений...

На следующий день по школе разнеслась ужасная новость, которая не являлась новостью только для двоих — меня и Славки. «Представляете, ребята, «Аду» нашу изнасиловали! В больнице лежит! — слышалось повсюду, — Математики сегодня не будет!» Из разговоров в коридорах я понял, что главным подозреваемым является Миха Фомкин из 10-Б. «Прекрасно! — думал я, — Даст Бог — Фомкина посадят. Хоть одним дебилом в школе станет меньше!» Судьба Фомкина так и осталась для меня загадкой. В школе, однако, он больше не появлялся. Так как в то время дела легко фабриковались, а реальных преступников, то есть, нас с Бузей, задержать не удалось, то можно сделать выводы о том, куда пропал «Фома», и что с ним там сделали. И эти выводы успокаивали мою грешную душу... ГЛАВА X. Спасение и Новая Жизнь... Прошел почти год. Заканчивалось мое последнее Магаданское лето, чудесное лето 1985-го. К тому времени, мы со Славкой и его сестрой Вандой стали друзьями, как говорится, «не разлей вода». За плечами огромное число совместных оргий, великое множество развлечений и извращений. Все наши «приключения» надолго запомнились мне, и я нередко потом вспоминал их. Нам, пережившим вместе столько приятных моментов, пришлось вскоре прощаться — прощаться навсегда. Я до сих пор помню эту трогательную минуту расставания...

... До самолета на Москву оставалось чуть более десяти часов. Я упаковал все свои вещи в сумку и поставил ее у входа вместе с остальными. «Я ненадолго!» — сказал я мачехе и вышел на улицу. Светило солнце, погода была на редкость отменной. Быстрыми шагами я направился к Бузиному дому. Дверь мне открыла его сестра. «Уже уезжаешь?» — грустно спросила она. «Да, пора... « — ответил я и увидел появившегося на пороге своей комнаты Бузю. Лицо его было печальным. Всем нам тогда было очень грустно из-за предстоящего расставания. Мы вышли на улицу и разместились в маленькой беседке, недалеко от «развалин». Здесь мы частенько, на протяжении почти целого года, коротали вечера, разговаривая. Вот и теперь мы сели в милой сердцу беседке и стали вспоминать все наши приключения. От подобных воспоминаний, признаться, на душе у меня становилось немного грустно — то ли оттого, что многого не успели, то ли оттого, что многое натворили. Вспоминали все: и морг, и хрюшку, и Галочку, и школьную учительницу, и прочее, прочее, прочее!... «Ну что ж! Пора мне идти, ребята! — начал я прощаться со своими друзьями, — Скоро уже нужно выезжать». Я увидел, как у Бузи из глаз потекли слезы. Ванда тоже взгрустнула и еле сдерживала слезу. Славка в тот момент даже пообещал, что станет «большим политиком», сделает возможными браки между мужчинами (в то время, кстати, в СССР давали 10 лет за гомосексуализм!) и обязательно выйдет за меня замуж. «Ну, спасибо тебе огромное! Обрадовал!» — подумал я, но смеяться над его репликой не стал. Славка говорил, что мы еще обязательно встретимся, а потому не стоит думать, что мы расстаемся навсегда. Я пообещал, что сделаю впоследствии все возможное, чтобы вновь встретиться. Сам я, однако, прекрасно понимал, что этого никогда больше не произойдет — в Магадане я уже вряд ли когда-нибудь буду, а Славка и Ванда в Москве — и подавно. Это была наша последняя встреча...

Ванда подошла ко мне, обняла крепко и поцеловала взасос, а я в последний раз провел рукой по ее пышной заднице. Вот и все! Я пошел домой, а Ванда и Слава молча провожали меня взглядом. Я шел и думал, как теперь трудно мне придется без верных и преданных друзей, которые во всем меня поддерживали. Думал о том, что больше никогда я не зайду к Славке и не поделюсь с ним свежей новостью; о том, что никогда больше не почитаем мы с ним вместе занимательную «классику»; о том, что никогда больше я не увижу милую и веселую Ванду...

... 28-ого августа 1985-ого года, в 22:50 наш самолет вылетел в Москву. Я смотрел в иллюминатор и вспоминал, как я летел сюда — в Магадан. Вернуться бы обратно — в тот самолет. Нет, время не подвластно человеку! Через восемь часов мы были уже в Москве...

1-ого сентября я пошел в школу, в седьмой класс. Ребята, с которыми я учился до шестого класса, радостно встретили меня и стали расспрашивать о деталях поездки в Магадан. Рассказать мне было что, и поэтому я пригласил их к себе домой пить чай. За чаем я рассказывал им о живописных магаданских лесах, о чудесной природе, о горах, о наших со Славкой походах за ягодами со странным названием — «голубика». О главном — о наших похождениях я, естественно, не рассказал ничего. Не рассказал, наверное, потому, что не было у меня здесь таких друзей, как Славка или Ванда. Хотя один друг, конечно же, был — моя мачеха, Светлана. С ней мы частенько занимались в отсутствии отца любовью, и это было для нас уже нормой. Вскоре я стал замечать за собой, что мне чего-то все равно сильно не хватает. Этим «чего-то» являлись те сексуальные эксперименты, которые мы ставили с Бузей на чем только можно. Теперь я был лишен возможности «экспериментировать» и пополнять свой виртуальный «список извращений». Скоро, однако, произошло то, что спасло меня от возможности стать маньяком. Это был нравственный перелом, революция души!..

... Однажды холодным московским вечером я вышел погулять на улицу. Заканчивалась осень, листья давно опали с деревьев и покрыли золотым ковром все дорожки Патриарших прудов. В тот день, наконец-то, выпал первый снег... Я шел по широким тротуарам Патриарших прудов, которые в те далекие времена назывались почему-то Пионерскими. Медленно переваливаясь с ноги на ногу, я вглядывался во все, что окружало меня. Народу было мало, поэтому на глаза попадались ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх