Сексуальная эволюция маленького человека

Страница: 13 из 13

только старые деревья да падающие с неба огромные снежинки. В тот момент вся эта эстетика меня мало интересовала. Бродил я с одной единственной целью — найти для себя какое-нибудь «приключение». Наконец, взор мой остановился на сидящей на скамейке маленькой девчонке лет десяти. Я подошел поближе. Девочка сидела, закрыв лицо руками, и тихо плакала. «Ты чего ревешь?» — спросил ее я, а сам в этот момент думал, куда бы завести это хнычущее существо и трахнуть. В голове моей живо нарисовалась картина полового акта с девчонкой. Эта была сцена, содержащая максимальное количество извращений, которые я только знал — знал на собственном опыте. Ответ девочки и ее нежный детский голосок, привели меня в дикое возбуждение. «Мне плохо... « — чуть заикаясь ответила она. «Ты, наверное, замерзла? — хитро спросил я, — Пойдем, посидим где-нибудь в тепле, и ты расскажешь мне обо всем по порядку!» Девчонка ничего не ответила, только кивнула головой и встала со скамейки. Я жил недалеко от Патриарших и, естественно, решил отвести девчонку к себе домой. Тогда дома у меня никого не было. Отец и мачеха отправились на выходные на дачу, предоставив мне полную свободу на целых два дня. Располагая таким весомым ресурсом как квартира неподалеку, вести девчонку куда-то еще было просто несуразно. Вскоре, мы оказались у меня дома. Я сделал кофе и принес его своей новой подружке. Звали ее Анжелика. «Ангел, значит!» — подумал я, и эта мысль только подначивала меня поскорей раздеть несчастную девчонку, будто дьявол властвовал тогда в моей душе. Вспомнив, что у меня в холодильнике стоит отцовская бутылка отличного коньяка, я решил им немного угоститься. «Держи! Это лучше согревает!» — произнес я, протягивая Анжеле полбокала коньяка. Она сделала небольшой глоток и, чуть не задохнувшись, спросила: «Что это... « «Знаю! Пьется дерьмово, но эффективность — 100%». Сам я этого, конечно, не знал — пробовать спиртное тогда мне еще не доводилось. «Ну, так что же произошло? От чего ты ревела?» — стал я настойчиво расспрашивать ее. И она, шмыгнув несколько раз носом и вытря оставшиеся на щеках слезы, начала долго рассказывать мне о своей жизни.

Поведала мне Анжелика много страшных, теребящих душу историй из своей жизни. Жила она со своими родителями как в преисподней. Родители — одно название и все. Ни заботы, ни ласки, ни любви. Одни ссоры да пьяные драки. Девчонке не уделялось никакого внимания. Это было видно по ней: старые, заношенные практически до дыр вещи, не умытое личико, растрепанные волосы. «Так что же стало причиной твоих сегодняшних слез?» — поинтересовался я. Девчонка рассказала мне о своих сверстницах в классе: «У них есть все. А у меня ничего. Таньке Барановой купили вчера новое очень красивое платье. Она ходила в нем и хвасталась. Сказала, чтобы я так не смотрела, и что у меня такого все равно не будет. Я попросила маму купить мне такое, но она махнула на меня рукой и сказала, чтобы я «не выдумывала». Я знаю, у меня такого никогда не будет... « — ответила маленькая Анжелика и расплакалась. В тот роковой вечер я выслушал немало историй из жизни моей новой подружки, и дьявол в моей душе отступил, провалился, канул в небытие, уступив место новой, неведомой мне еще субстанции. Глаза мои заблестели, но не от похоти и порочных мечтаний, а от появившихся впервые за долгое время слез. Я вспомнил все, что окружало меня до того момента, все мои «похождения» и «мероприятия», и на душе моей стало грустно и обидно. Мне стало противно мое прошлое, и я не хотел такого же будущего...

Я напоил милую моему сердцу девчонку чаем и уложил спать. Дома ее все равно никто не ждал, и никто не беспокоился о том, где сейчас Анжела и что с ней. Сам я лег в комнате родителей, но заснуть в ту ночь так и не смог. Я нервно бродил от одного конца кухни к другому. Мерзкие события моего детства одно за другим всплывали у меня в голове. Все, что я воспринимал тогда как нечто нормальное и человеческое, в миг стало омерзительным и потеряло всякую для меня ценность. В тот момент мне было действительно больно, словно осколки разбитого зеркала лживых и порочных идеалов существования моего, падая в тартар, царапали мне душу... Это был перелом, это было начало новой жизни. Родившиеся в душе новые чувства навсегда убили во мне развратника и маньяка. Я рад этому, и я горжусь этим, ибо я — Человек! ЭПИЛОГ... Много воды утекло с тех пор. Год 2000-ый...

Я вырос и стал врачом, окончив в 1995-ом году Медицинский институт. Лечить людей — мое призвание, и я рад, что нашел его. К мыслям о различных извращениях и насилии я больше не прибегал никогда. Разврат нынче — несвойственная мне черта. Нет, не стоит думать, что я превратился в какого-то отшельника или монаха, который о сексе даже и думать боится. Нет. Все не так. Конечно, были в моей жизни и женщины, и мужчины. Но я любил их всех и, поэтому считать, что наши отношения были чем-то развратным и аморальным ни в коем случае нельзя. Вряд ли я когда-нибудь смогу забыть милую и умную Ларису, симпатягу Билли и очаровательного и по-детски наивного Павлика. Все они были не просто моими партнерами, но и моими лучшими друзьями, частичками моей влюбленной в людей души!...

В данный момент я женат на очень красивой и умной девушке по имени Анжелика, и вся моя любовь теперь принадлежит только ей одной. Да, на той самой Анжелике, судьба которой, заставила меня поразмыслить над образом своего существования. Мы часто встречались с ней, когда были еще детьми. Во мне она находила ту заботу и нежность, которую не получала от родных ей людей. Когда я закончил институт, мы поженились. Теперь мы счастливы и подумываем о заведении потомства!

Как сложилась судьба моей распутной мачехи, мне неизвестно. Вскоре, после прибытия в Москву в 1985-ом, отец застал ее, занимающуюся любовью с каким-то типом, и обоих выставил на улицу. Возможно, ей удалось испортить еще ни одну жизнь...

После моего отъезда в Москву я долго переписывался с Вандой и Славкой, надеясь хоть как-то повлиять на их будущее. Но из этого ничего так и не получилось... Наша переписка оборвалась в 1998-ом году, когда Славка попал в тюрьму за изнасилование. Сколько ему дали, я не знаю, но думаю, что на этом он вряд ли остановится, и мир, вероятно, узнает вскоре имя нового серийного маньяка-насильника.

Зачатки никому ненужной демократии, которая противопоказана разгульной русской душе, в 1991-ом с силой атомной бомбы ударили по русской культуре и нравственности. Растащили и разворовали все что можно, а все что нельзя разграбить — извратили и изуродовали. Подобно тому, как мы — славяне грабили и разоряли когда-то Рим; мы в 91-ом грабили Россию, то есть — самих себя. Таковым было становление демократии в нашей стране. Чрезмерная свобода дала почву для процветания наркомании, СПИДА, сексуальных меньшинств, проституции и многого другого. Многие попали под этот железный каток безнравственности. К сожалению, среди этих «многих» оказалась и моя давняя знакомая — Ванда. Она писала мне в начале 92-ого года, что увлеклась «наркотиками и прочей дрянью». «Дрянью» этой являлась, конечно же, проституция, с помощью которой Ванда добывала себе деньги на новую порцию пленяющего зелья. Закончилось все это весьма печально — Ванда умерла от СПИДА в 1997-ом году. Она умерла, так и не узнав настоящей, человеческой жизни, в муках и одиночестве.

Стоит ли искать причину всего этого в существующем строе или нет, я не знаю. Понятно одно — в одночасье решить проблему нравственности, а вернее ее отсутствия, на уровне целой страны невозможно. Каждый должен сам победить внутри себя разлагающего душу монстра. И именно эта проблема наиболее остро стоит сегодня. Не пора ли предпринять что-либо для решения ее? Настало время указать человечеству истинного дьявола...

От Пэйджера Маяковского Апокриф.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх