Сексуальная эволюция маленького человека

Страница: 2 из 13

смотреть в живую эротические сцены в папиной (и, теперь уже, и в мачехиной) комнате. Для этого я даже, когда никого не было дома, просверлил маленькую дырочку в стене — прямо напротив дивана. Признаться, позже никакая порнуха на видео, даже с великим множеством откровенных сцен, так сильно не заводила и не возбуждала меня, как эти домашние эротические спектакли с участием папы и тети Светы. Естественно, мачеха есть мачеха, и моя ненависть оказалась взаимной. Тетя Света постоянно ругала и унижала меня, заставляла мыть полы, посуду, подметать и наводить порядок. Все это ужасно угнетало меня, и я постепенно превращался в маленького затравленного зверька. Единственное, что согревало меня в те дни, это мысль о том, что вечером вернется с работы отец и обязательно сделает тете Свете больно (отец очень часто трахал Свету в задницу, а ей это жутко не нравилось — она сильно кричала, а иногда даже пыталась вырваться, но, в конце концов, успокаивалась, стиснув зубы, так как вынуждена была терпеть прихоти своего нового мужа, который полностью содержал ее). ГЛАВА II. Мои первые фантазии Сразу после того как отец женился на Светлане, моей сладкой жизни пришел конец. Начались бесконечные наезды и нервотрепки со стороны моей «новой мамы». Когда погода была нормальной, я сломя голову мчался на улицу, где, по своему обыкновению, гулял в полном одиночестве. Но если же на улицу было выйти невозможно, мне приходилось отсиживаться в своей комнате, слушая постоянно мачехины упреки. В такие моменты я ложился на кровать и, уткнувшись лицом в подушку, начинал реветь, вспоминая, какой доброй была моя настоящая мама. Иногда я даже садился писать ей письмо, но каждый раз клал недописанное письмо под подушку. Бывали моменты, когда я собирался даже уйти из дома, но после одной неудачной попытки, которая закончилась папиным ремнем, больше подобных экспериментов я решил не устраивать. Тем не менее, время шло, оставляя позади вереницу неприятных для меня моментов. Заканчивалось непродолжительное магаданское лето, желтые листья покрыли дороги необычным ковром, а солнце все реже и реже появлялось на грустном и сером небе. Август...

К этому времени я уже привык к угрозам и насмешкам мачехи и почти не реагировал на них. Но вскоре началось то, чего я точно никогда не ожидал... Не знаю с чем именно была связана эта моя странность — то ли с постоянным наблюдением за папиной комнатой, то ли это была обыкновенная детская сексуальность, но, так или иначе, мои мысли постоянно были заняты мечтами о том, что какая-то милая женщина лет 30—35 делает мне в попу укол или ставит клизму. Причем вся эта процедура в моей детской фантазии выглядела довольно сексуально. Женщина нежно снимала с меня полностью всю одежду, затем я нагибался, ставя колени на пол, а живот положив на медицинскую кушетку, накрытую белой простыней. В комнате пахло какими-то лекарствами, и этот запах вызывал у меня обильное слюноотделение. Женщина ласково гладила меня по попе и аккуратно дотрагивалась своим пальчиком до моего анального отверстия... Естественно, подобные фантазии вызывали у меня огромное желание хотя бы самостоятельно потрогать свой зад и немножко поиграть с ним. Не знаю почему, но тогда моя эрогенная зона находилась именно там, а мой член меня вообще не интересовал. И я придумал для себя некоторые интересные игры. Я ложился на свою кровать, переворачивался на живот, спускал до колен колготки (тогда многие мальчишки ходили в колготках) и трусики и, помочив слюной пальцы, трогал ими свое анальное отверстие. Далее, я начал «углублять» свои сексуальные фантазии и стал засовывать свои маленькие пальчики в зад. Со временем, я придумал еще более интересную игру со своей задницей. Я засовывал в нее заранее скатанные бумажные шарики, затем напрягал мышцы зада и некоторые шарики удавалось достать обратно, а некоторые выходили позже — естественным путем. Вскоре в ход пошли карандаши, ручки... Однажды я обнаружил в домашней аптечке клизму — довольно большую с пластиковым кончиком. Незаметно я вытащил ее оттуда, набрал немного воды и принес к себе в комнату. Я попытался засунуть толстый пластиковый наконечник клизмы себе в зад, но ничего не получилось. Тогда я вспомнил, как сосала тетя Света отцовский член, и решил проделать тоже самой с клизмой. После этой процедуры клизма легко вошла в мою маленькую попку и брызнула там тонкой струйкой холодной воды. Я получил неистовое наслаждение и, найдя в клизме объект сексуального вожделения, стал медленно углублять ее кончик в свой зад, а затем почти полностью вытаскивать его обратно. Такт учащался, и тогда я представил себе как, должно быть, приятно Свете, когда отец делает с ней такое. «И чего она, дура, кричит? Это же так здорово?» — думал я, — «Может ее попросить, чтобы она потрогала меня своим пальчиком? Нет! Эта сволочь такого делать не станет, к тому же и отцу настучит — тогда мне ремня не избежать!...»

С той поры я начал видеть в тете Свете некую сексуальность. Особое мое внимание уделялось ее пальчикам. Они были очень тоненькие, но очень длинные. Да, руки и нее были действительно красивые!...

В один прекрасный день, когда отец как всегда был на работе, а Светлана вышла ненадолго в магазин, я пробрался в их комнату и вытащил из шкафчика одни из Светиных трусиков. Я выбрал, пожалуй, самые мятые из всех, с небольшими протертыми дырочками по бокам. Тут же я побежал к себе в комнату, полностью скинул с себя всю одежду и надел трусики тети Светы. Я встал на кровать так, что в зеркале, висевшем на стене, была видна моя попка, облаченная в очень эротичные женские трусики. Я поворачивался к зеркалу разными боками и пристально разглядывал свое отражение. В тот момент у меня появилось огромное желание, чтобы мое отражение вышло из зеркала и поиграло со мной в мои игры. Я представлял себе, как мой двойник раздевает меня, нагибает над моей кроватью и вставляет в мое анальное отверстие палец руки, затем достает его обратно, и я начинаю сосать его. «О, как бы это было здорово!» — думал я в те сладостные минуты, — «Главное, чтобы никто не узнал об этом. Чтобы никто даже не догадался о моих странных играх»... ГЛАВА III. Мачеха или любовница?

... Но, к сожалению, кое-кто догадался о моих «детских шалостях». И этим «кое-кто» была, естественно, моя вездесущая мачеха. Однажды, проснувшись рано утром, я обнаружил, что дома никого нет. Я вылез из-под теплого одеяла, скинул с себя пижаму и, оставшись в чем мать родила, принялся ерзать рукой под матрасом в надежде отыскать там Светины трусики, чтобы поскорее надеть их. Но поиски оказались безрезультатными — под матрасом ничего не оказалось. Я принялся искать их под простыней, под подушкой, но их нигде не было. «Может, свалились под кровать?» — подумал я, и прилег на пол, чтобы пошарить под кроватью. В этот момент совершенно неожиданно дверь в комнату открылась, и на пороге появилась Света. Я готов был сгореть со стыда, а она, пока я стеснительно поднимался с пола, подошла ко мне поближе. Я стоял и не знал, что дальше делать и что сказать в свое оправдание. «Скажу, что проснулся, скинул пижаму и решил сделать зарядку голышом, чтобы взбодриться», — мелькнуло у меня в голове. Но не успел я этого сказать, как Светлана задрала подол своей юбки так, что я увидел ее трусики. «Боже мой, да это те самые трусики, которые я недавно стащил из ее шкафчика!» — подумал я, не отрывая от злосчастных трусов свой взгляд. «Ты не это случайно искал, маленький разбойник?» — непривычно ласково спросила она, поглаживая себя в промежности. «Все! Я разоблачен. Отмазываться бесполезно», — решил я в тот момент и уныло перевел взгляд на пол. «Хочешь, я подарю тебе их? Навсегда!» — она улыбнулась и потянулась к моей руке. Я вздрогнул и отошел на полшага назад. «Чего ты боишься, мальчик мой. Я же не сделаю тебе больно!» — продолжала она все также нежно. Ее рука медленно добралась до моей, обхватила своими длинными пальцами мою маленькую ладонь, а затем вместе с моей ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх