Пламя страсти

Страница: 34 из 38

же руки подтолкнули ее к другой двери. Спутница не произнесла ни слова, Эвелин догадалась, что она участвует в заговоре.

Переступив порог, Эвелин оказалась лицом к лицу с таинственным незнакомцем. Кивком головы он показал ей, чтобы она шла за ним. До выхода с рынка надо было пройти мимо лавок с тканями, последним в их веренице был магазин, торговавший кашмирским сукном. Они миновали два ряда нищих, выстроившихся по обеим сторонам входных ворот, и оказались на широкой улице. По ней они прошагали не более полусотни метров и свернули в первый переулок.

Мужчина ускорил шаги. Чтобы не отставать, Эвелин пришлось почти бежать. Они вошли в незапертую дверь старого, полуразвалившегося дома и попали во двор, оказавшийся проходным. Им предстояло пройти еще одну кривую улицу, пока они не остановились у двухэтажного каменного дома. На двери висел молоток, которым спутник Эвелин трижды стукнул. Открыла женщина с закрытым чадрой лицом. Пропустив вошедших, она закрыла дверь на чугунный крюк. Из маленькой прихожей шла наверх деревянная лестница.

Они поднялись и мужчина раскрыл перед Эвелин выкрашенную голубой краской дверь.

 — — Ну, мисс Беллингэм, теперь вы можете снять с себя все это и надеть нормальное платье. Здесь вы в полной безопасности. Будьте, как дома.

Эвелин опустилась в мягкое кресло. Она не знала, что ответить. Все произошло слишком быстро, ей нужно было освоиться в новой обстановке.

 — — Почему вы не спрашиваете, где вы, и кто я такой? Неужели вам неинтересно? И разве вам не хочется узнать, с какой стати я похитил вас?

Эвелин пожала плечами.

 — — Я право, не знаю... Теперь я ко многому отношусь безразлично... Я столько повидала...

Мужчина, удивившись ее словам, поднял вверх брови.

 — — Знаете, мисс Беллингэм, я много слышал о вас. И я был готов к тому, что наша встреча будет необычной. Но все же вы удивляете меня. Для девушки вашего возраста подобное безразличие вряд ли нормально... Ну, хорошо, я все-таки расскажу вам о себе...

Он помолчал, потер себе переносицу, потом продолжил:

 — — К сожалению, я не могу сказать свою фамилию. Вы можете называть меня Брайаном. Я живу здесь давно и нахожусь на службе у британского правительства. Мне поручили заняться вашим делом и, как видите, у меня кое-что получается... А сейчас вам необходимо подписать одну бумагу. Это ваше заявление о том, что вы были похищены из Саргохабада. Мы найдем Абулшера Джалиса. Его будут судить и расстреляют. Когда его не станет, у вас пропадут беспокойство и страх... На вашу долю выпали нелегкие испытания, вы неплохо их выдержали... Еще раз заверяю вас, что вы в полной безопасности. Ну как, мисс Беллингэм, надеюсь, вы не против моего плана?

Эвелин не отвечала. В ее ушах все еще звучали слова «его будут судить и расстреляют». Расстреляют Абулшера... Она попыталась представить его мертвым, ей это удалось... Мысль о том, что его зеленые глаза скоро закроются навсегда, совсем не взволновала ее. Все, что связывало ее с ним в прошлом, теперь не вызывало никаких эмоций... Она тихо проговорила:

 — — Я согласна...

 — — Вот и прекрасно!

Он поднялся.

 — — Оставайтесь здесь, никуда не выходите. Я скоро вернусь.

Когда Брайан возвратился, было уже темно. По его лицу было видно, что он очень доволен. Едва очутившись в комнате, он быстро заговорил:

 — — Сегодня на редкость удачный день! Никогда не думал, что все сложится так хорошо. Могу обещать, что очень скоро мы загоним нашего волка в капкан... Оттуда у него уже не будет выхода... Мой человек сообщил, что Абулшер здесь, в Джалалабаде. Мы будем следить за ним...

Он замолк и покачал головой.

 — — Но ведь вы же, наверное, голодны? Как же я мог забыть?

Он выбежал из комнаты, его шаги прогрохотали по ступенькам.

Эвелин слышала, как он говорит внизу с женщиной, перечисляя, что из еды следует принести. Минут через десять он вернулся в сопровождении служанки. Она принесла блюдо с ломтями холодной баранины, кувшин с красным вином и большую вазу с фруктами.

* * *

Этой ночью было полнолуние. Из узкого окна были видны залитые холодным серебристым светом плоские крыши домов и высокие минареты ближней мечети. Было душно, как перед грозой. Стоявшая у окна Эвелин услышала шаги Брайана и повернулась к нему. Его рука мягко обвила ее талию. Лунный свет упал на его непроницаемое лицо и озарил загадочные глаза.

Она прошептала:

 — — Пожалуйста... Поцелуй меня...

Он взял ее руки в свои и припал тонкими губами к ее ждущему рту, отыскивая в нем ее маленький язык...

Они долго стояли у окна, предаваясь сладостным поцелуям. Эвелин целовала его все с нарастающей страстью...

Ей казалось, что чем крепче она будет целовать этого человека, тем надежнее осуществится ее преображение, тем быстрее улетучится из памяти все то, что пришлось ей пережить за последнее время...

Он поднял ее и понес к кровати, помог раздеться и быстро разделся сам, начал ласково гладить ее руки и ноги, целовать грудь и живот. Выгнув спину, Эвелин обеими руками сжала голову Брайана. Она заставляла его целовать каждый дюйм ее тела, пылающего и ждущего... Она сдвигала его голову вниз, его ладони легли на ее бедра и медленно развели ее стройные ноги. Она ощутила, как его тело легко опустилось на нее...

Она вновь взяла его голову в руки и затрепетала от необузданной радости, когда его упругий детородный орган и гибкий, счастье приносящий язык вошли в нее одновременно — — в уста и в лоно...

С глубоким вздохом удовлетворения, перешедшим в томительные стоны, она отдалась акту любви... ГЛАВА ВОСЬМАЯ

На углу улицы, ведущей к почте, сидел нищий дервиш, с повязкой на одном глазу, в изодранных лохмотьях и босой. Протягивая руки к прохожим, он монотонно тянул:

 — — Бакшиш... Да смилостивится над вами Аллах... Подайте бедному человеку... Да благословит вас великий Аллах, подайте... Бакшиш, сахиб...

Мимо него прошел высокий тхалец с зелеными глазами. Нищий проводил его взглядом. Шагах в ста перед входом в кофейню тхалец остановился и, быстро оглядевшись, зашел в нее.

Поведение нищего сразу изменилось. Он по-прежнему сидел на том же месте, но теперь он склонил голову и нараспев повторял:

 — — Аллах-бисмиллах... Аллах-бисмиллах... Аллах-бисмиллах...

Через несколько минут в дверь той же кофейни вошел рыжеволосый юноша в тхальской одежде...

* * *

Эвелин стояла у порога кофейного зала и нервно покусывала губы. Брайан долго обдумывал свой план и несколько раз менял его детали. Он настаивал на том, чтобы Эвелин принимала непосредственное участие в поимке Абулшера. Он убеждал ее, что иначе все может сорваться. Эвелин отказывалась, она не хотела быть приманкой в охоте на человека.

Кроме того, она просто боялась этой встречи. Она опасалась, что в последнюю минуту может передумать. А вдруг ей придет в голову все рассказать Абулшеру?

В конце концов Брайану удалось уговорить ее. И вот сейчас Эвелин находилась в большом зале со множеством столиков, за которыми сидели одни мужчины. Она оглядывала переполненный зал, но Абулшера не находила. Тогда она медленно двинулась мимо столиков, дошла до середины зала и наконец увидела его. Он сидел за угловым столиком, уставившись в одну точку, рассеянно прихлебывая маленькими глотками из чашки.

Эвелин неслышно подошла к нему сзади и назвала его имя:

 — — Абулшер...

Он мгновенно обернулся.

 — — Ты?

 — — Да, я. И я хочу сразу спросить у тебя кое-что. Почему ты оставил меня этим людям? Знаешь ли ты, кто они на самом деле?

Лицо тхальца отразило вскипавшую в нем злость. Однако он не решился на резкость. Помолчав, он спросил, сдерживая себя:

 — — Как ты ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх