Пламя страсти

Страница: 35 из 38

нашла меня?

 — — Я спрашивала про тебя у кого только могла... Можно мне сесть с тобой?

Он кивнул. Потом крикнул, чтобы принесли еще кофе и спросил:

 — — Что ты собираешься делать?

Она ответила вопросом на вопрос:

 — — А что собираешься делать ты?

 — — Мне надо найти здесь работу. Как только устроюсь, пошлю за семьей. Ты не должна полагаться на меня...

 — — Не беспокойся, у меня совсем иные планы.

Он подозрительно посмотрел на нее.

 — — Другие планы?

 — — Да. Один человек... Один из тех, кто приходил к Нурахмад-хану... Короче говоря, я приглянулась ему... Он просит меня согласиться жить у него. Он богат... И вообще, он хороший человек...

 — — Ну вот, я всегда говорил, что твое счастье лежит у тебя между ног...

Эвелин вспыхнула. Ее охватил гнев. Этот человек еще смеет издеваться над ней! Вместо того, чтобы хоть как-то оправдаться за свой бесчестный поступок... Она чуть не ударила его, но вовремя вспомнила инструкции Брайана и взяла себя в руки.

 — — Абулшер, мы так долго были друзьями... И нам было так хорошо друг с другом... Скоро мы расстанемся, и я бы хотела попросить тебя об одном одолжении.

 — — Каком одолжении?

 — — Давай устроим себе прощальное свидание.

Абулшер рассмеялся.

 — — И это все? Что ж, я согласен. А как насчет твоего нового любовника? Он не будет возражать?

Он уже не смеялся и вновь посмотрел на нее с недоверием.

 — — А почему все-таки ты хочешь, чтобы мы расстались именно так? Зачем тебе это свидание, если у тебя есть другой мужчина?

 — — Как почему? Просто потому, что ты мне нравишься... Несмотря ни на что... Да-да, иначе я бы не пошла за тобой в такую даль.

Его цепкие глаза так смотрели на Эвелин, словно он силился прочесть ее мысли. Что-то подсказывало ему, что здесь может скрываться ловушка... Срабатывал животный инстинкт самосохранения...

Эвелин подумала, что он может отказаться и уйти...

 — — Ну пожалуйста... Всего два или три часа...

Она произнесла это так вкрадчиво и мягко, как только могла. Он ответил не сразу. Допил свой кофе, потом решительно произнес:

 — — Хорошо. Далеко идти не надо. Здесь наверху есть комнаты.

Абулшер подозвал хозяина, который как раз проходил мимо. Тхалец протянул ему фунтовую бумажку и сказал, что им нужна комната. Хозяин понимающе улыбнулся и попросил их следовать за ним.

Комната была тесной и темной. Почти половину ее занимала двуспальная кровать. Эвелин хлопнула в ладоши, с покрывала поднялось в воздух несколько жуков. Она обернулась к Абулшеру и задумчиво проговорила:

 — — Здесь так, как у тебя было там, в Саргохабаде...

Он горько усмехнулся:

 — — Да... И я ушел оттуда, чтобы получить пулю...

Эвелин вздрогнула. Почему он так сказал? Неужели это предчувствие? Она приучила себя не смотреть на него, как на человека со своими эмоциями и переживаниями. Теперь она поняла, что он боится... Боится неизвестности. Боится за свою жизнь. Несомненно, он чует опасность.

Ей захотелось встать и убежать отсюда, оставить его одного... Но она и сама была в страхе...

Она посмотрела ему в глаза и сказала:

 — — Абулшер, я хочу, чтобы ты сделал то, что прежде никогда не делал.

 — — Что именно?

 — — Поцелуй меня... В губы, как принято у нас, европейцев...

Он пожал плечами:

 — — Если ты хочешь...

Эвелин положила свои руки ему на плечи. Ей пришлось встать на цыпочки, чтобы дотянуться до его губ. Своими губами и языком она раскрыла его губы. Они подались и впустили ее нежный язык. Его руки скользнули по ее спине и сжали выпуклость ее ягодиц.

И тут он укусил ее.

Эвелин почувствовала, как с ее губ капает кровь. Она попыталась вырваться, но он с силой толкнул ее, она упала спиной на кровать. Абулшер задрал вверх ее мужскую рубаху и размотал повязку, стягивающую груди — — он набросился на них, вбирая в рот и кусая. В ней затеплился огонек вожделения, тело подалось ему навстречу, низ живота был охвачен томительным ожиданием...

Он стащил с нее брюки, потом вдруг слез с нее и проговорил:

 — — Сними рубашку и встань.

Она повиновалась.

 — — Пройдись по комнате... Туда и обратно... Я хочу запомнить тебя такой, какая ты сейчас...

Эвелин встала, отвела назад плечи, сделала круг в сумраке комнаты. Она никогда не стеснялась своей наготы и даже гордилась своим телом, но сейчас ей доставляло особое удовольствие выставлять себя напоказ. Она повернулась к нему спиной, твердые округлые ягодицы призывно и соблазнительно колыхались с каждым шагом, пружинистые мускулы обрисовывали сначала одну половину ее пышного зада, а через долю секунды — — вторую...

Абулшер сидел на кровати и с удивительной серьезностью смотрел на передвигающуюся перед ним белую женщину. Расширившимися зрачками глаз он ощупывал ее тело так, как будто навсегда хотел запечатлеть в мозгу ее изображение.

 — — Теперь сядь.

Эвелин послушно села.

Он поднялся и отступил на несколько шагов.

 — — Раздвинь ноги.

Эвелин поколебалась, но сделала и это.

Абулшер улыбнулся.

 — — Вот так. Странно, когда смотришь на женщину в такой позе... Когда она показывает тебе свою раскрытую дыру... Ведь не скажешь, что это очень красиво... А я стал бездомным и отверженным именно из-за этого...

Эвелин почувствовала, как кровь приливает к ее лицу. Он стал ей противен. Он опять хочет унизить ее! Она встала и, не сказав ни слова, стала натягивать шаровары.

Но Абулшер вырвал их из ее рук и хлестнул ими поперек обнаженных ягодиц.

Эвелин вскрикнула:

 — — Почему ты ведешь себя всегда так грубо?

 — — А потому, что только так с тобой и можно обращаться... И тебе нравится это! Да-да, нравится!

Он усмехнулся и снова ударил ее, потом еще и еще. Когда ягодицы раскраснелись от ударов, он перешел к груди.

Эвелин ощутила знакомое тепло, потоки которого уже начали разливаться по ее телу. С ужасом она осознала, что он прав! Она откликалась на его жестокость, как цветок, раскрывающий свои лепестки навстречу солнечным лучам, которые потом засушат его и умертвят. Она бросилась на кровать и широко расставила ноги, вздрагивая и ежась под градом ударов, сыпавшихся на шелковистые бедра и задевавших ее возбужденное женское естество.

Неожиданно удары прекратились. Тхалец перевернул ее на живот и притянул к себе округлые белоснежные ягодицы. Он грубо раздвинул их, его вытянувшийся напрягшийся язык вдвинулся туда и смочил слюной наморщенный ротик анального отверстия.

Эвелин охватил сладостный трепет, когда его язык, то смягчающийся, то настойчиво-гибкий, заходил по канавке меж ее бедрами. Она протянула свои руки между ногами, чтобы найти и схватить его начинающий твердеть член. Нежно и осторожно она принялась ласкать его, поглаживая, потирая, чуть натягивая...

Она вновь упивалась своей властью над этой плотью, которая под действием ее пальцев превращалась в мощную палицу, тяжелую и негнущуюся.

Легкие прикосновения ее пальцев довели Абулшера до такого состояния, что он застонал... Он начал двигать бедрами, со сладострастием вдвигая свой взбудораженный орган в темноту ее мягких и влажных рук, ненадолго задерживая его там и вновь вытаскивая, чтобы опять погрузить в сложенные трубочкой женские ладони.

Неожиданно он покинул эти ласкающие руки и через секунду пробился на всю глубину своего мощного мужского органа в податливый кружок ее ануса.

На какой-то момент все тело Эвелин сковала боль, но она быстро прошла, мышцы сделались ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх