Антресоль

Страница: 1 из 3

Я пришёл в гости к Вовке в субботу часов в пять вечера. Алла упорхнула в магазин, а он вышел из душа, обмотанный полотенцем. А так как у меня отключили воду, и он об этом знал, то предложил мне сходить сполоснуться. Я с удовольствием согласился. Поплескавшись под душем я слегка вытерся и, обмотав себя полотенцем, вышел из ванной комнаты. Вовка в это время взобрался на довольно высокую и шаткую деревянную подставку из под чего-то и пытался достать какую-то вещь с антресолей.

 — Поддержи, а то я гробанусь. Попросил он.

Я упёрся ногой в подставку и с удовольствием рассматривал полуголое Вовкино тело. Мой взгляд всё чаще останавливался на его животе и на бугорке под полотенцем. Мне представилось, как я глажу гладкую кожу его тела, как моя ладонь скользит под полотенце опоясывающее Вовкины бёдра, приближаясь к заветному бугорку. Неожиданно Вовка приподнялся на цыпочки и потянулся за чем-то на верху, пресс его напрягся, живот втянулся и полотенце свободно соскользнуло с его тела. Вовка дёрнулся, чтобы поймать его и, потеряв равновесие, зашатался на своей подставке. Я рванулся к нему и, ухватив за бёдра, помог ему восстановить равновесие. Всё это произошло за две три секунды и я глядел на него снизу, на руки и голову. Когда ажиотаж улёгся я опустил глаза и обомлел: передо мной, как раз напротив моего лица, на расстоянии сорока сантиметров, находился вовкин член. Кожа на лобке, яичках, промежности и на самом члене была гладкой, без единого волоска, как у юного мальчика. Я глянул наверх. Вовка смотрел на меня с лёгкой подбадривающей улыбкой. Сердце моё бешенно колотилось, от сознания того, что я крепко держу голое мужское тело и напротив моего лица гладкая мужская плоть и никто не кричит, что это нельзя. Мой член начал уверенно поднимать полотенце, которым я был обмотан. Пальцами правой руки я нежно погладил вовкин лобок, кожа его была гладенькая, как у ребёнка. На моё прикосновение вовкин член отреагировал мгновенно: начал увеличиваться в диаметре и удлинняться, одновременно поднимаясь. В конце концов перед моим лицом вырос великолепный член в длину — сантиметров восемнадцать, в диаметре — сантиметра три, а венчала его соблазнительно округлая розово-лиловая залупа с нежными розовыми губками на самой вершине. Поднявшийся член открыл моему взгляду мошонку с довольно внушительными яйцами внутри. Не сумев удержаться я взял в левую ладонь это чудо. Мошонка была чуть прохладной, шелковистой на ощупь и изумительно мягкой, а внутри этой мягкости перекатывались крупные яички. Забыв обо всём на свете я нежно ласкал вовкин член, гладкий лобок, яички, мои пальцы гладили ягодицы, проникали в ложбинку между ними и щекотали дырочку ануса, Вовка, при этом, слегка оттопыривал свою попку навстречу ласкам моего пальца. Когда я игрался с большой и соблазнительно доступной головкой члена, из розового ротика на её вершине выступила большая, прозрачная капля смазки, которую я очень люблю собирать со своего члена, когда наслаждаюсь, доводя себя до сладостного изнеможения, лаская головку своего самого любимого органа. Эта капля увеличилась в два раза и сверкала, как бриллиант в лучах солнца, проникающих через кухонное окно. Я нежно обхватил обеими руками горячий и толстый вовкин хуй и, приникнув губами к его головке, начал размазывать чуть солоноватую смазку по своим губам. От чувств переполнивших меня в этот момент я невольно издал стон блаженства. Я самозабвенно водил головкой члена по губам, а смазка порциями исходила изнутри головки мне на губы. Её было уже так много, что она начала стекать у меня с уголка рта. Это чувство ужасно возбуждало и я чуть расслабив губы принял в рот горячую, упруго-мягкую, скользкую головку вовкиного члена. Она медленно раздвинула мои скользкие и мягкие губы и проникла во влажную глубину моего рта и тут же попала на ложе моего языка и он принялся водить им поперёк маленьких губок и уздечке, так как я знаю, что ласка этих мест на головке вызывает очень острое и сладкое ощущение, как будто лёгкий, сладостный холод проникает через губки в канал члена и, опускаясь ниже, заполняет сладостным щекотным холодком внутренности члена, ноги самопроизвольно поднимаются, расходятся широко в стороны, тело начинает дёргаться в сладостных конвульсиях и страстно хочется, чтобы в раскрытую попку глубоко вошёл чей-нибудь толстый, скользкий, горячий член. И кажется мои мечты СЕГОДНЯ СБУДУТСЯ! Вовка, слегка постанывая от наслаждения, начал медленно углублять свой член мне в рот. С каждым разом головка его монстра, скользя по моему языку, проходила всё глубже и глубже мне в гортань. Иногда я вынимал вовкин хуй изо рта и любовался этим большим, розово-сиреневым, блестящим и скользким орудием наслаждения. В эти моменты от его вкусной головки к моим губам провисала толстая, прозрачная, вся наполненая пузырьками воздуха нитка смеси слизи из члена и моей слюны. Глядя на эту залупу со слизью из моего рта, меня охватывала новая волна вожделения и я с жадностью снова слизывал всю смазку со всего члена и он с хлюпаньем погружался в мой рот и начинал ритмичное продвижение вглубь моей гортани, издавая восхитительные звуки, перемешивая мою слюну со всё новыми порциями своей смазки.

Неожиданно Вовка медленно вынул свой член из моего рта, спрыгнул с подставки и, сказав, чтобы я не проглатывал смесь его сока и моей слюны и обнял меня за голую попу, так как полотенце давно упало с моих бедер и мой член давно восстал от обиды, что его никто не ласкает и весь истёк смазкой, закапав мои колени и пол, а тоненькая ниточка смазки с прозрачной капелькой и сейчас свисала с его подрагивающей головки. Вовка провёл меня в комнату, где кроме всей прочей мебели на полу лежал матрац с высокой подушкой, он уложил меня на него, а сам сел между моих ног принялся ласкать моего голенького дружка, голенькие яички, попку и мою дырочку. Я поднял и широко развёл ноги, чтобы полностью раскрыться для его ласковых рук. Потом он нежно обсосал головку моего члена и встал над моей головой, широко расставив ноги. Затем Вовка начал медленно садиться. К моему лицу приближалась великолепная елда, увенчаная здоровенной залупой, поджавшаяся мошонка, без единого волоска.

Медленно расходящиеся бёдра и ягодицы открывали гладкую розовую кожу тоже без единого волоска, а в центре притягивал взгляд светлокоричневый кружок сморщеной кожи анального отверстия. Вовка почти сел мне на грудь, опёрся руками о матрац сзади себя и, приподнял таз так, чтобы дырочка его попки оказалась у моих губ. Долго раздумывать я не стал и, обхватив руками его бёдра, притянул его пах себе и приник губами к нежной коже анала, а языком попытался проникнуть вглубь прямой кишки, но как только я приоткрыл рот, слизь и слюни, которыми был полон мой рот, густой, вязкой волной потекли мне на подбородок и шею. Вовка, увидев это, принялся яйцами, промежностью, внутренней стороной бедер рядом с яичками, тереться о мой подбородок и грудь, размазывая эту скользкую, возбуждающую массу по своей промежности и моему лицу. При этом мой язык активно исследовал все участки тела, которые скользили мимо него. Чавкающие и чмокающие звуки раздающиеся при этом возбуждали ещё больше. Руками я собирал смазку со своего тела и размазывал её по вовкиным члену, лобку, яичкам. Я с наслаждением скользил ладонями по гладкой коже его промежности и ложбинке между ягодиц, легко ныряя внутрь его попки через скользкую нежную дырочку анала, которая расслабилась от моих ласок и мои пальцы легко входили в горячую, мягкую и скользкую глубину вовкиной попки. Там среди мягкого, поддатливого и горячего тела его прямой кишки я находил уплотнение предстательной железы, самой сладостной точки мужского организма, и начинал теребить её, как женщины теребят свой клитор, когда мастурбируют. Я знаю какое сладостное ощущение, какая истома разливается в глубине лобка, в основании члена, внизу живота и неизъяснимо сладко разливается по всему телу. В такие моменты Вовка полностью отдавался наслаждению, которое доставлял ему мой палец в его попке. Вовкино тело выгибалось ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх