Матери и сыновья

Страница: 10 из 15

в руках Мишки. Обеими руками он держал ее за огромный трясущийся в экстазе, зад, а сама женщина чувствовала, как немилосердно он вгоняет свой удивительный член в нее с каждым разом, казалось, все глубже и глубже. Мишка действительно не щадил и себя. Его крупные яйца ударялись с каждым разом о голый зад Пашиной мамы со смачным шлепаньем. Зверское сношение, которому подвергалась Людмила, все больше вгоняло ее в перманентный оргазм, из которого она не могла вырваться. По ляжкам ее текли выделения, которые периодически брызгали из измученное влагалища женщины. Комната оглашалась ее стонами, вскриками, полными боли и блаженства, в которых смешивались просьбы о пощаде и мольбы о продолжении. Изо рта разгоряченной Пашиной мамы вместе со стонами и хрипами теперь беспрестанно текла тягучая слюна, которую она уже не могла удержать. Люда не могла закрыть рот, постоянно открытый в крике, и тягучая слюна похоти вытекала и капала на ковер перед ее красным от натуги лицом. Ответом на крики женщины было только сопение Михаила и звучные шлепки его яиц о ее голый зад

Наконец, Люда почувствовала, как член, шурующий внутри нее, стал еще тверже прежнего, как будто еще сильнее раздался вширь, и горячая струя спермы залила ее измученные внутренности. Мальчик в это мгновение замер, наслаждаясь, и Люда тоже остановилась, неподвижно повиснув на члене, заливающем ее влагалище. Теперь она чувствовала невыразимое облегчение, ощущая, как в нее извергается обжигающий поток мужской силы...

Когда этот поток иссяк, и Михаил вынул член, Людмила, будучи не в силах больше стоять, повалилась на ковер. Она так и лежала, широко расставив ноги и постанывая. Михаил перешагнул через нее и сел в кресло, а потом легонько коснулся ногой лежащей женщины. Голос его был хрипловатый, он тоже старался отдышаться от проделанного упражнения... «Вставай, не разлеживайся, я хочу на тебя посмотреть». Измученная женщина подняла с пола пылающее лицо. Взгляд ее был мутным и безумным, глаза еще были нежными и хранили в себе недавно пережитое наслаждение. Несколько мгновений она смотрела на сидящего перед ней в кресле Мишку, не в силах понять, чего он от нее хочет. Наконец, она приподнялась на локтях и села в его ногах. Тогда он еще раз пошевелил ногой, толкнув ее слегка в высокую грудь,

«Ты, шлюшка, ты чего, совсем одурела? Очнись и вставай».

Постепенно она поняла, что от нее хочет ее ебарь. Она встала. Двигаться было больно, внутри развороченного влагалища все болело, она не могла сдвинуть ноги. Людмила с трудом, широко раздвинув ноги и смешно оттопырив свой крупный зад встала и попыталась повернуться. Она стояла под взглядом друга своего сына и ежилась от стыда, одновременно ощущая вновь в груди покалывание подступающего вожделения. Она чувствовала, что ему приятно видеть, до какого жалкого состояния он ее довел, приятно смотреть, как она, ковыляя своим растертым раздроченным влагалищем, покорно показывает ему всю себя. Между ног ее продолжали течь выделения, смешавшиеся теперь со спермой Михаила, но женщина больше не обращала на это внимания.

Михаил пытливо рассматривал Людмилу, которая вновь присела на ковер у его ног. «Ну что, соска, проняло тебя? Чувствую, что проняло!». Людмила приникла губами к его колену, потом губы ее переместились на внутреннюю поверхность бедра. Пользуясь тем, что Миша расставил колени, женщина опять потянулась к его члену, который висел между ног. Она удобно устроилась между колен юноши и стала рассматривать головку члена, иногда целуя его и посасывая.

Юноша велел Люде пойти в ванную, и принести бритвенные принадлежности. Мишка не мог без смеха смотреть на мать своего друга, которая еле ковыляла и поминутно стонала, держась рукой за растерзанную попу, как будто это могло облегчить ее участь. И это та женщина, о которой он так часто мечтал, дроча бессонными ночами. Вернувшись, Людмила подчиняясь уверенным указаниям юноши, села, раздвинув ноги, намазала свои волосы пеной, и, аккуратно начала сбривать их. Наблюдая, как мать его друга бреет перед ним свою пизду, освобождая свое залитое спермой влагалище от волосяного покрова, юноша почувствовал, что он опять хочет эту роскошную шлюху.

Михаил встал и одной рукой потянул женщину вверх. Люда замерла. Она хотела еще, это правда, но вместе с тем она чувствовала, что ее влагалище не выдержит сегодня больше такого напора. Женщина взмолилась и со страхом в голосе сказала об этом Михаилу. В ответ он рассмеялся... «Не думай так много о своей пизде. Она выдержит столько, сколько нужно...».

С этими словами он опять согнул Люду раком и ощупал рукой у нее между ног. Но вдруг он отвлекся на секунду, и Люда увидела, что он, наклонившись, вынимает из кармана своих брошенных на пол брюк какую-то баночку. «Что это?» — спросила она и получила ответ вместе со смешком... «Это я вас, Людмила Валерьевна, сейчас в жопу ебать буду». С этими словами парень обильно намазал задний проход женщины вазелином. Вазелина было много, он обильно попал внутрь заднего прохода, куда Мишка затолкал его пальцем. Только тут Люда осознала, что он собирается с ней сделать. Она заверещала, пытаясь дернуться. В глазах бедной женщины стоял страх. Она боялась, что сейчас ее точно искалечит этот ужасный член. Ведь одно дело все-таки во влагалище, которое все же пошире, и, как ни говори, предназначено для сношений, а совсем другое дело — бить вот так ядреной дубиной в неподготовленный зад добропорядочной женщины. Но не успела она дернуться как следует, как член Михаила стал входить в узенькое колечко ее ануса. Понимая неизбежность того, что с ней сейчас должно будет произойти, Люда попыталась расслабиться, раздвинуть свою задницу, расслабить мышцы ануса и прямой кишки.

Но, конечно, это не помогло. Огромными рывками член вошел внутрь ее. И тогда Люда поняла, почему сношения в зад считаются чем-то особенно позорным для женщины, почему об этим с таким придыханием и ханжеским возведением глаз к потолку говорят все приличные женщины. Именно при сношении в зад женщину берут до конца. Именно ощущая член мужчины в своем заднем проходе, женщина «раскрывается» по-настоящему, тогда она действительно чувствует себя взятой до конца, без остатка принадлежащей тому, кто раздирает ее прямую кишку...

От боли, разорвавшей попу, Людмила вскрикнула и не удержалась на согнутых ногах. Она упала на колени. Михаил опустился на колени сзади нее и, как ни в чем ни бывало, продолжал ебать маму своего друга. Член раздирал внутри задницы Люды все, она захлебывалась стонами и криком, который пыталась подавить в себе и не могла. Но и наслаждение не заставило себя долго ждать. На Люду очень скоро накатила волна вожделения, она пробилась сквозь боль, а вернее, даже благодаря ней, смешиваясь с нею и приводя в совершенный экстаз. Иногда Люде казалось, что штырь, орудующий у нее в попе, сейчас достанет до ее сердца, до груди... Инстинктивно, желая помочь себе, женщина просунула руку между своих расставленных ног и начала возбуждать свой и без того уже измочаленный клитор. Ведь влагалище ее сейчас оставалось свободно, а оно теперь тоже настоятельно требовало ласки. В какой-то момент женщина больше не выдержала ритма, в котором ее сношали в задницу, ноги разъехались по полу, и Люда упала животом на ковер. Но не тут-то было. Михаил, разгоряченный всем происходящим, своей сильной рукой шлепнул ее по отставленному заду. Потом еще и еще. Увесистые шлепки звонко раздавались в комнате. Люда завизжала, а мальчик, не обращая на это никакого внимания, все шлепал ее по попе... «Вставай в позу, сучка! Не разлеживайся, становись в позу... Раком, раком...»

И Люда опять покорно подобралась всем телом и встала вновь раком, выставив истерзанную попку. Теперь член входил в нее с новой силой, решительно и энергично, и каждый раз это сопровождалось криком Мишки... «Вот тебе, сучка, вот тебе!... Получи еще, шлюха, вот!» При этом он не стеснял своих рук и продолжал шлепать Люду по всем мягким местам, по всем соблазнительным выпуклостям....  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх