Матери и сыновья

Страница: 11 из 15

Таким образом, он заводил себя, доставляя себе дополнительное возбуждение. Женщина не обижалась на его слова и на все его поведение. Со стыдом, смешанным с острым сексуальным волнением, Люда поняла вдруг, что все это доставляет ей невыразимое наслаждение. Ей было все это приятно — и оскорбления, и звучные чувствительные шлепки по беззащитному заду...

Когда, наконец, Михаил кончил, и его сперма опять залила внутренности Люды, на этот раз со стороны заднего прохода, он выдернул свой член, встал, кинув на прощанье... «Я еще зайду...» вышел, оставив изнуренную женщину без сил лежать на полу.

Глава 7.

После бешеного секса с Наташей, Павел шел домой, думая, что ему делать с матерью, которая раздразнив, прогнала его. Отъебав Наталью Петровну, он стал более уверен в себе. Придя домой, он удивился, заметив что Людмилы нет дома — обычно в это время она смотрела свой любимый сериал. Зайдя в спальню, он остановился, ошарашено глядя мать, которая спала прямо на полу. Голая, с помадой, размазанной по губам, чисто выбритой пиздой и коричневым раздолбанным колечком ануса, из которого тонкой струйкой вытекала сперма. Было видно, что пока Павел ебал Наталью, его мама тоже не скучала. Покончив со всеми сомнениями, Павел начал раздеваться.

Просыпаясь, Людмила вспомнила тот кайф, который ей доставил Михаил. Блаженно зажмуриваясь, она подумала, что теперь проблема с сексом решена, и про небольшую эскападу с Павлом необходимо забыть. Потянувшись, она открыла глаза... Первое, что она увидела — голый сын, стоящий перед ней со вставшим хуем.

«Как ты смеешь стоять передо мной в таком виде», попыталась отругать его Людмила, вставая, чтобы накинуть халат. Однако вид встающей голой матери, ее шикарных грудей и чисто выбритого влагалища еще больше раззадорил Павла.

«Лежи, сучка!», рассмеялся он и подошел поближе.

Толкнув обескураженную мать на разобранную постель, мальчик решительно развел полные ляжки и принялся тыкать в Людмилу своим хозяйством, нетерпеливо нащупывая дорогу. Женщина снова вскрикнула, на этот раз значительно громче. Только теперь, почувствовав между ног прыгающий член, она в полной мере осознала, что сын на самом деле сейчас опять ее трахнет. В страхе Людмила завизжала... «Нет! Нет! Прекрати... Не смей, маленький негодяй!», и попыталась вскочить. В ответ Миша с размаху врезал ей по физиономии.

Ошарашенная мать испуганно пискнула что-то, но в это время паренек наконец-то отыскал нужное отверстие и принялся проталкивать в мамину пизду свой прибор.

От удивления, возмущения и ужаса глаза Людмила едва не вылезли из орбит. Она судорожно сжала ноги, изо всех сил стараясь остановить пролезающий все глубже хуй, но Миша отступать не собирался. Несмотря на отчаянное сопротивление матери, мальчик все же сумел вогнать член внутрь до конца. Людмила застонала и принялась вырываться. Сын цепко схватил ее за руки. Некоторое время они молча боролись, затем тишину нарушила еще одна звонкая пощечина. Голова матери мотнулась в сторону. Воспользовавшись ее растерянностью, Миша навалился на нее сверху всем телом, зарычав... «Со всеми ебешься, а со мной нет?! Ну нет мамочка, придется тебе и меня обслужить!».

Следующие пять минут слышалось лишь сочное чавканье ходящего туда-сюда юношеского хуя, протестующие причитания мамы и хриплая Мишина скороговорка...»

«От так, блядь! Пизда ебанная, от так тебе!»

От стыда и бессилия Людмила была готова провалиться под землю. Если вчера, не выдержав, она занялась с Мишкой сексом, то сейчас, «на трезвую голову», удовлетворенная Мишкой, она понимала всю отвратительность и непристойность происходящего... Она и представить не могла, что ее сын будут ебать ее, словно дешевую привокзальную проститутку, даже не спрашивая ее согласия, не заботясь о ее чувствах. От унижения и обиды Людмила расплакалась еще громче.

Павлик же, перевозбудившись, никак не мог кончить. Раскрасневшийся, с взъерошенными волосами, он изо всех сил долбил податливое лоно матери, жалобно стонущей под ним. Двигаясь так быстро, как только мог, мальчик то вытягивал ставший вдруг негнущимся хуй почти до конца, то забивал его обратно резким рывком. Ослабевшая, буквально вдавленная в матрас под этим неистовым натиском Людмила со стыдом обнаружила, что влагалище опять стремительно заполняется предательской липкой влагой, а по телу словно разливается слабый ток. Залившаяся краской женщина изо всех сил пыталась отогнать накатывающиеся ощущения. Это же насилие, более того — ее насилует ребенок — ее собственный сын, что вообще не мыслимо. Однако именно в этот момент она поймала себя на том, что незаметно старается пошире раздвинуть ноги и выгибается, чтобы принять детский член целиком.

Пьянящая волна начала подкатывать откуда-то из области паха, живот щемило, глаза застилал туман — никогда прежде за свои тридцать пять лет Людмила не испытывала такого. Это было мучительно больно, стыдно и в то же время невыразимо сладко. Не удержавшись, она застонала и сама покраснела, насколько бесстыдно похотливым был этот стон. Новые, дурманящие эмоции захлестывали ее с головой и хотелось лишь одного — чтобы этот ужасный, мерзкий, испорченный мальчишка не прекращал движения.

Павел же, запыхавшись, как раз начал замедляться. Почувствовав это, Людмила в отчаянии подалась навстречу и принялась самым бесстыжим образом подмахивать в такт рывкам сына, виляя задницей.

«Да, да, да, да... Давай! Давай же! Еще! Сильней, сильнее! Давай Пашенька, сыночек, не останавливайся... Ну еще, еще чуть-чуть... Глубже, глу... О-о-о-а-а-а-а-а-йя!

Разгоряченная мама забилась в истерике под тяжело дышащим сыном, жарко кусая губы. Долгожданный миг все не приходил, оргазм был буквально в миллиметре, но никак не наступал, словно дразня. Дыхание стало прерывистым, руки метались по всему телу в поисках подмоги — левая исступленно терла в промежности, а правой заводная мамочка поочередно сжимала набухшие груди и теребила загрубевшие кончики сосков.

Наконец блаженная волна накрыла ее, сотрясая все тело. Ноги дрожали в коленках, руки не слушались, а зубы отбивали судорожную дробь. В наступившем беспамятстве целомудренная Пашина мама внезапно начала с наслаждением изрыгать все известные ей ругательства. «Блядь, блядь, как же хорошо! Как же мне на хуй хорошо, бля! Ты меня выебал, выебал все-таки, щенок хренов».

Смачно выплевывая грязные слова, Людмила краем глаза заметила, что Павлик сосредоточено плюет себе в ладонь. Худые руки с усилием перевернули её на живот.

«Давай, двигайся блядина! Ноги шире раздвинь. Ну?! Я кому, на хуй, сказал?!», уверенно приказывал он матери.

Людочка, внутренне сжавшись, приготовилась было опять принять во влагалище член. Но пальцы сына уже уверенно разводили пышные ягодицы. Мокрый от смазки хуй, с натугой раздвинул кольцо сфинктера и начал медленно проталкиваться в, мигом, съежившийся мамин анус, уже натерпевшийся от Михаила Господи, он же меня разорвет там», мелькнула мысль и мама попыталась высвободиться, крича... «Паша, прекрати! Что ты делаешь!? Мне же будет больно!». Женщина сначала закричала от дикой боли, а затем и заизвивалась, отчаянно пытаясь вырваться. Однако Павел, возбужденный идеей поиметь мамино очко, придавил ее к кровати и продолжал проталкивать свой хуй, сантиметр за сантиметром растягивая растянутую, но все равно узенькую мамину попку. Обессилев от происходящего, Люда снова заплакала.

Её — взрослую женщину, которая до этого имела секс только с мужем, выеб в жопу соседский четырнадцатилетний мальчишка — а теперь ее дрючил в задницу собственный сын, обзывая при этом самыми последними словами! Это не укладывалось в голове. Люда сдалась и обмякла. Внезапно, Люда почувствовала какое-то нездоровое возбуждение — впервые в жизни ее ебет в жопу собственный сын — и вскинула задницу, чтобы Пашин член смог поглубже проникнуть в ее задний проход. Мама испытывала какое-то садомазо удовольствия ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх