Матери и сыновья

Страница: 12 из 15

от ощущения боли и удовольствия, вызываемые членом сына в своем заднем проходе. Павлик тем временем продолжал трахать мамину попу, загоняя ей свой агрегат все глубже и глубже, заставляя мускулы ануса непроизвольно сжиматься. Людмила завыла от смеси боли и кайфа и непроизвольно начала тереть клитор, визжа и дергаясь под сыном как бешеная.

«О, моя задница!!! Трахай меня сыночек, еби меня. Бляяяя, как хорошо... Глубжееее...».

Павел, держа маму за бедра, продолжал засаживать ей быстрее и глубже, в тугой и скользкий мамин задний проход. Люда стонала, неистово подмахивая сыну и продолжая терзать свой клитор. Ее задница непроизвольно сжималась, доставляя члену сына непередаваемые ощущения, заставляя его увеличивать и без того бешеный тем ебли. В течение еще четверти часа Павлик размеренно ебал багровую от стыда и похоти мать. Ее лицо и тело заливал густой пот, тушь растеклась по лицу от натужных рыданий. В конце-концов, почувствовав наконец, что готов кончить, мальчик со звонким чмоканьем выдернул из распаренной, мокрой маминой задницы свой перемазанный член и тыкнул им ей в рот. Та, уже догадываясь, чего от нее хотят, замотала головой.

«Соси, сука,» — хрипло пропыхтел Павлик, — «Соси блядь»! Схватив мать за подбородок, паренек силой разжал сцепленные зубы и просунул хуй между пухлых, накрашенных маминых губ.

«Соси, мамочка! Соси,...».

Людмила, заливаясь слезами, принялась осторожно облизывать торчащий пенис.

«Глубже бери, сучка!!!», Паша нетерпеливо схватил мать за золотистые локоны, и притянув ее голову поближе, с размаху вогнал член далеко в горло. Захрипев, женщина задергалась, пытаясь хотя бы вздохнуть. Но Паша, намотав прядь на кулак, притянул несчастную мать еще ближе. Давясь, захлебываясь и хлюпая носом, Людмила поневоле принялась прилежно сосать, работая ртом, словно заправская минетчица. Павел, с перекошенным лицом насел сверху, зажав мамину голову ногами и стараясь просунуть хуй как можно дальше. Визги матери сразу затихли. Теперь слышно было только громкое чавканье, да утробное мычание мальчика. Наконец подросток кончил, так и не вынув своего хозяйства изо рта «партнерши». Первую порцию рвущейся наружу горячей спермы Людмиле пришлось проглотить, выпучив глаза и давясь. Судорожно освободившись, она потянулась встать, но Павел легко повалил совершенно ослабевшую женщину на пол и с видом победителя уселся сверху. Сперма толчками продолжала выплескиваться из сотрясающегося пениса. Одной рукой торжествующий подросток схватил мать за рассыпавшиеся волосы, держа ее голову так, чтобы она не могла отвернуться. Другой, он со смехом направил конвульсивно дергающийся хуй прямо ей в лицо. Липкие струйки обильно побежали по лбу и векам, натекали в отплевывающийся рот. Отстрелявшись до последней капли Павел еще некоторое время посидел сверху, двигаясь в мамином рту и встал, оставив вконец обезволенную мать лежать на полу.

Вечером, когда Павел вернулся с тренировки, он застал маму на кухне, моющей посуду. Незаметно подойдя к ней, Павел засунул руку ей под юбку и с удовлетворением обнаружил отсутствие у мамы трусиков. Вздрогнув от неожиданности, Люда расставила ляжки пошире, позволяя рукам сына покопаться между ее ног. В ее развороченной заднице еще оставались неприятные ощущения, однако, в целом, она опять была готова к ебле. Смирившись с тем, что теперь ей придется удовлетворять своего сына, она беспокоилась только о том, как ей совместить это с удовлетворением сексуального аппетита неугомонного Мишки.

Чувствуя, как сын, уверенно доведя ее до оргазма руками, нажимает ей на плечи, Люда повернулась, и сев на колени, в который раз за сегодняшний день начала сосать мужской член. Автоматически расслабляя глотку, чтобы полностью принять его в рот, она пыталась понять, что произошло с ее обычно стеснительным сыном. После ночи, проведенной в доме Димки, из тихого, застенчивого мальчика, он превратился в парня, который отъебал ее как последнюю блядь, заставив при этом выть от восторга. Задумавшись, она на мгновение прекратила движения головы.

«Мам, ну ты что, сосать по нормальному не можешь? Чего встала? Блин, Наталья Петровна гораздо лучше тебя сосет!!!», недовольно проворчал Павел, кладя руки на голову матери, и начиная двигать ее головой, размеренно трахая в рот.

«Мой сын трахался с Наташкой! Эта сучка совратила моего мальчика!», потрясенно думала Людмила, не переставая удовлетворять Павла своим горячим ртом. Она уже забыла, что сама лишила девственности своего сына. Сгорая от ревности, она сосала Пашин член, стараясь как можно глубже заглотить его, чтобы доставить сыночку как больше удовольствия. Через несколько минут, Павел в очередной раз кончил, выстрелив матери в рот несколько порций спермы, и, потрепав Люду по волосам, пошел учить уроки. Людмила, вне себя от ревности, решила, что она устроит Наташке такую разборку, что та навсегда забудет как спать с ее сыном.

Глава 8.

На следующее утро, Людмила стояла перед дверями Наташиного дома, пытаясь придать лицу хмурое выражение. Из-за жары, она не стала одевать официальную одежду, накинув топик и коротенькие спортивные шорты, облегающие ее попку и подчеркивающие длину ее стройных ног.

Намереваясь прочитать Наташке лекцию о недопустимости секса с ее сыном, Людмила решительно постучала в дверь Однако, открывшаяся дверь явила Людмиле Димку — Наташиного сына.

«Здравствуй, Дима», ледяным тоном произнесла Людмила, «мама дома?».

«Нет, она ушла по магазинам», ответил Димка, не уставившись на роскошное тело Людмилы, и, особенно, на ее груди, соски которых нагло торчали сквозь светлую ткань топика, намокшую от пота, «однако она не очень надолго. Если хотите, можете подождать».

Людмила заколебалась. С одной стороны она жутко боялась предстоящего разговора, но с другой стороны, она понимала, что уйдя, у нее больше не хватит духу на то, чтобы высказать этой сучке в лицо все, что она о ней думает.

«Спасибо, Дима», я подожду», ответила женщина и вошла в дом. Пока Димка вел ее в гостиную, Людмила не могла оторвать глаз от его мускулистого тела, на котором из одежды были лишь спортивные трусы, туго обтягивавшие его точеные ягодицы. Она покраснела, чувствуя, как ее пизда набухает влагой, опять толкая ее на безумство.

«Черт, с тех поря как я переспала с сыном, я не могу спокойно смотреть на мальчишек», обреченно подумала Людмила, и закрыла глаза, чтобы отвлечься от столь возбуждающего зрелища.

Димка, тем временем, не мог оторвать глаз от сексуального тела Пашкиной матери. Он смотрел на ее мощные груди с напряженными сосками, отчетливо видимыми под легким топиком, длинные ноги, бедра, еле прикрытые обтягивающими шортиками, и понимал, что он хочет эту роскошную телку. Теперь, поимев мать и учительницу, он понимал, что всем женщинам хочется одного и того же. Решившись, он подошел к Людмиле, на ходу снимая шорты.

Услышав шорох, женщина открыла глаза — и первое, что она увидела, был замечательный упругий молодой член, качающийся перед ее лицом.

Ошарашено посмотрев на этот великолепный агрегат несколько мгновений, Люда подняла глаза на Димку, собираясь возмутиться его безнравственным и бесстыдным поведением.

Однако Димка, набравшийся за последнее время опыта в обращении с бабами, не дал ей повозмущаться, и, стоило Людмиле открыть рот, положил ей руку на голову, и, не давая ей возможности уклониться, уверенным движением вставил член в рот матери своего друга., приговаривая... «Ну, давай, я же вижу, как тебе хочется! Соси, соси, соси...».

Поперхнувшись от неожиданности, женщина, почувствовав во рту знакомую вещь, автоматически сделала несколько сосательных движений, и только потом, в ее голове метнулась мысль... «Господи, это же Наташкин сын. Наташка ведь может вернуться...».

Людмила попыталась вырваться, однако крепкие юношеские руки не дали ей этого сделать. Димка сжал рукой затылок Людмилы, чтобы она не могла выпустить член изо рта, всунул его ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх