Матери и сыновья

Страница: 3 из 15

необычайно сильное возбуждение, подобного которому она никогда не чувствовала. Настоящий поток лился из ее щели, половые губы набухли и стали горячими. Изумленно, она ощутила, как ее рука тянется к трусам сына, и начинает гладить его член. Павел удивленно взглянул на нее. Людмила, пораженная тем, что она делает, начала двигать рукой вверх-вниз.

«Ну, как тебе?», услышала она свои слова. Комната закружилась, и все, что Людмила ощущала — колоссальное возбуждение в ее давно не траханной пизде. «Это ты хотел, чтобы мамочка сделала для тебя!?!».

Павел смог только сглотнуть и с энтузиазмом кивнул. Он ничего не соображал, что вдруг случилось с его сексуальной матерью, и надеялся только на то, что она не перестанет дрочить ему хуй, и он успеет кончить.

«Ты, маленький ублюдок!», прошептала мама, однако тон ее был больше возбужденным, чем недовольным, «ты хочешь трахнуть собственную мать, и тебя не заботит, что это грех. Все что ты хочешь — выебать свою мать и кончить в ее горячей щели!».

«Мамочка...», Павел задыхался, в то время как его член оставался зажатым в маминой ладони, «Дааа, я хочу тебя выебать. Мамочка, пожалуйста, дай мне... !!!».

«Ну, хорошо Павлик, если ты настолько бесстыден, что хочешь переспать с собственной мамой — я тебе это обеспечу!».

Людмила скинула полотенце, заставив Пашин хуй задергаться и напрячься еще сильнее. Обезумевшая мама залезла на кровать и встала раком, положив голову на руки. Ее широко раздвинутые колени позволяли Павлу отчетливо видеть не только аккуратную мамину задницу, но и розовую щель ее влагалища.

«Давай, сынок», прохрипела Люда, «если ты хочешь этого — давай, вставь своей маме!».

Павел, на ходу скидывая пижаму, залез на кровать, и устроился позади Людмилы, приставив свою головку к входу в мамину щелку медленно вошел в нее.

Людмила слегка поморщилась, когда здоровенная залупа Павлика грубо протиснулась в ее узенькую, давно не траханную щелку, болезненно растянув ее на всю длину члена. После столь длительного воздержания ощущать в своем влагалище подобную дубину было не очень легко, но мама не отказалась бы ни от одного сантиметра сыновнего члена.

«ТАК...», заревела Людмила, «двигай им, милый, трахни маму, засунь ей поглубже, сыночек!!! Ты же хочешь этого!?».

«Да, да, да...», заорал Павел, схватив маму за бедра, стремясь загнать свой член как можно глубже в мамину пизду. Людмила ощущала себя резиновой куклой, которую трахают, не заботясь о последствиях. Ее бедное влагалище растягивалось и растягивалось, безуспешно пытаясь приспособиться к огромному сыновнему агрегату. Павел ебал маму, не заботясь об ее ощущениях, на всю длину загоняя свой член в тугую мамину дырку.

«Господи! Меня ебет мой собственный сын!», потрясенно думала Людмила, глядя в стенное зеркало и видя там стоящую раком женщину, которую имеет сзади молодой парень. Она завизжала в экстазе и начала лихорадочно подмахивать движениям сына, трахающего ее пизду на всю длину своего молодого здорового члена.

«Еби меня Павлик», завыла мамаша, «натягивай меня. Оооо, какой член!!! Продолжай...».

Ободренный невнятными звуками, доносящимися изо рта его сексуальной мамы, Павел повалил ее на живот, и, полностью улегшись на мать, наконец-то смог полностью ввести свой член, продолжая яростно сношать мамочку. При каждом проникновении, его головка теперь утыкалась в матку, заставляя мамину пизду гореть и конвульсировать под ураганным молотом сына. Клитор распух неимоверно, и при каждом толчке сыновнего члена, его пронзала сладкая боль. Естественно, через несколько минут этой бешеной ебли Людмила кончила, сопровождая оргазм бурными воплями.

Пашка продолжал ебать свою шлюху мать в таком темпе, что ее ягодицы ритмично тряслись сталкиваясь с его бедрами. Посмотрев вниз, он видел, как его член входит и выходит из маминой дырки, как вворачиваются и выворачиваются набухшие половые губы, как пульсирует коричневый глазок ануса. Внезапно, повинуясь какому-то стороннему импульсу, Павлик вставил палец в Людину задницу. Людмила задергалась, впервые в жизни ощущая в своей попке мужской палец. Однако через некоторое время, она почувствовала удовольствие от пальцев сына, хозяйничающих в ее заднице — в сочетании с его членом, по прежнему таранящим ее пизду это создавало неописуемые ощущения. Павлик тем временем трахал пальцем мамину задницу в том же бешеном ритме, что и членом — ее пизду.

«Оооо, еби меня», закричала Людмила, чувствуя как ее влагалище анус синхронно сжимаются в спазмах, наполняемые пальцами и членом сына и потеряла сознание. Это был самый сильный оргазм в ее жизни.

Очнувшись через несколько мнут, первое, что она ощутила — член и пальцы, равномерно двигающиеся в ее горящих пизде и жопе. Павел, который от перевозбуждения никак не мог кончить, и не думал прекращать ебать мамочку, в то время как она была без сознания. В прояснившемся сознании Людмилы пронеслась мысль о том, что ей будет невыносимо стыдно за то, что она сделала, что это запрещено — пронеслась и исчезла, погашенная чувством невыразимого наслаждения.

Павел не выдержал, и навалившись на мать всем телом, неспособный сопротивляться давлению Людмилиной щелки, заорал... «Я кончаю!!!», выстреливая во влагалище мамы сперму — порцию за порцией. Сперма шла фонтаном, облегчая движения Пашиного хуя в стенках маминой пизды. Казалось, его эякуляция никогда не прекратится, и сын так и будет кончать без перерыва, наполняя растянутое мамино влагалище своим молочным кремом. Сперма уже не умещалась в переполненной маминой дырке и начала вытекать, в то время как Павлик продолжал ебать мать, наслаждаясь ее и своим оргазмами, не останавливаясь до тех пор, пока последняя капля спермы не вытекла из его измученного хуя. Вытащив свой член, весь залитый спермой, Павел счастливо растянулся рядом с мамой.

Людмила, чье возбуждение постепенно спадало, лежала, подавленная нестерпимым чувством вины и стыда за содеянное. Ее пизда покраснела и распухла, блестя от смеси своих соков и спермы Павлика, растянутая его здоровенным агрегатом.

«Господи! Я позволила своему сына выебать меня в задницу!!! Поверить не могу... !

«Мам, это было классно. Я так давно хотел тебя выебать... Ты классно трахаешься!».

«Павел, пошел вон!».

«Что!?».

«Я сказала, пошел вон, Павел! Прямо сейчас! Выйди!».

Павел недоуменно уставился на нее, затем встал и, ни говоря ни слова, вышел из комнаты. Людмила осталась лежать на кровати, голая, с полной спермы задницей, раздираемая чувствами вины и похоти.

Глава 3.

«Дима, ты не сегодня на уроке не проявлял никакой старательности», мягко выговорила Екатерина Дмитриевна, «в чем дело?».

Димка сидел на диване в лаборантской весь красный, отводя глаза. Не мог же он сказать учительнице, что сегодня ночью он выеб свою мать, и хочет повторить это!

«Все в порядке, миссис Екатерина Дмитриевна», робко пробормотал он, «я постараюсь сконцентрироваться».

Екатерина запнулась. При взгляде на бесстыдно оттопыривающиеся Димкины джинсы, ее пизда начала намокать. Она поняла, что бы ни отвлекало Димку от урока — это, несомненно, связано с сексом, с сексом, которого у Кати так долго не было. Учительница была страстной женщиной. Страстной настолько, что ее муж развелся с ней, не выдержав ее приставаний. С тех пор она дрочила по несколько раз на дню. Однако вибратор не мог заменить горячего мужского члена. Хотя многие мужчины хотелись бы познакомиться поближе с рыжей миниатюрной полногрудой Екатериной Дмитриевной, ее все больше тянуло к молодым парням, таким как Димка.

Пизда учительницы заныла, когда она еще раз взглянула на выпуклость на Димкиных джинсах. Если переспать с Димкой, пронеслась мысль, ее, по крайней мере, не будет так тянуть к Мишке — ее сыну. Катя понимала, что испытывать сексуальное влечение к собственному сыну — это великий грех, однако ее совесть не могла справиться ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх