Матери и сыновья

Страница: 9 из 15

по бедру. Она опустила вниз правую руку и стала тереть клитор, который был уже большим и очень чувствительным. Испытываемые стыд и унижение возбуждали ее, и ее рука двигалась все быстрее и быстрее пока, наконец, ее не сотряс оргазм.

Миша схватил ее за волосы и поднял ее голову вверх. Людмила только пришла в себя после оргазма, открыв глаза, она была ослеплена вспышкой. Она попыталась отодвинуться от твердого члена в ее рту, но ее мальчик снова направил ее голову к члену, наблюдая, как ее губы растягиваются, когда в ее рот входит его залупа.

Михаил нагнулся над ней и продолжая двигать тазом, насаживая её на себя, наслаждаясь ощущением, которое доставляла ему горло Пашкиной матери, массировавшее его член, стал трахать ее рот увеличивая темп. Люда чувствовала его член в горле, она терла свой клитор. Она кончила одновременно с Мишей, его твердый член запульсировал в ее горле., С ревом, Михаил вогнал свой член в покорный женский рот, напрягся и выстрелил в горло Пашкиной матери струю молочной жидкости. Людмила давилась, но покорно глотала, зажатая в крепких юношеских руках. В тот же момент она кончила, только член в ее рту не дал ее закричать от удовольствия. Спустив в Людмилу все свои запасы, Михаил продолжал двигать членом, наслаждаясь ощущением теплоты ее рта. Наконец, он вынул член и начал водить им по лицу Людмилы, размазывая свою сперму.

Михаил стоял над продолжающей сидеть на коленях Людмилой, и, глядя на ее измазанное в сперме лицо, наслаждался ощущением того, что эта роскошная шлюха находится полностью в его распоряжении, одновременно возбуждаясь.

Людмила, как завороженная смотрела на это чудо. Член парня, только что кончившего ей в рот, опять поднимался, тыкаясь ей в лицо. Женщина понимала, что все пошло не так, как она себе представляла, и, что она сейчас в полном распоряжении сына своей подруги. Однако понимая, что он может сделать с ней все, что взбредет в его воспаленную юношескими фантазиями голову, Людмила чувствовала как ее возбуждение увеличивается, заставляя тело сладко вибрировать в предвкушении изнурительного удовольствия.

От охватившего ее стыда Людмила закрыла лицо руками. Но последовала команда... «Убери руки от лица», и она выполнила ее. Без сомнения, Михаил прекрасно понимал все, что сейчас творилось с Пашиной мамой. Но он был безжалостен и хотел без помех и сомнений довести начатую игру до конца. Он подошел к ней вплотную и вдруг, наклонившись, взял обе ее тяжелые груди, стал попеременно целовать соски, впиваясь в них своими губами. Людмила вся вибрировала, стоя перед ним. Губы Михаила и его язык были настолько горячими, что женщину попеременно бросало то в жар, то в холод. Парень вытягивал соски, всасывая их в себя, осторожно проводил зубами по самым нежным кончикам, заставляя женщину вскрикивать, напрягаясь всем телом.

Но продолжалось все это недолго. Михаил отступил на шаг и оставил трепещущую от желания Люду стоять одну. Она застыла перед ним, обнаженная, с тихим стоном на устах.

«Теперь ты можешь пососать у меня» — улыбнулся мальчишка. Людмила послушно открыла свои губы, и член парня медленно, но уверенно стал погружаться в нее. Языком женщина проводила по его концу. Она чувствовала языком смазку, обильно выступившую из канала, и еще она ощущала, какой он твердый. Между тем, член Михаила опять, как и в первый раз, двинулся дальше, заполняя собой весь подставленный Людин рот, доставая все дальше и дальше. Когда этот член достиг ее горла, женщина почувствовала признаки удушья. Член пульсировал в ее горле, он ходил взад и вперед, орудуя в ее рту бесцеремонно и уверенно. От удушья по щекам Людмилы потекли слезы. Она захлебывалась членом, тычущимся ей в самую глубину, она задыхалась, и она была счастлива...

Сколько времени ни один член не потревожил ее покой. Сколькими бессонными одинокими ночами она мечтала об этом миге, предвкушала его, готовилась к нему. Конечно, она втайне, как и всякая одинокая женщина, надеялась хоть сегодня встретить того, кто пожелает воспользоваться всеми этими прелестями и, кроме того, окажется достаточно умел и догадлив. Но что, следом за сыном, это будет его друг, сын ее лучшей подруги... Этого она не могла себе представить даже в своих самых безумных и самых эротичных снах.

И вот это случилось. И она — Людмила, стоит обнаженная, тряся своими голыми грудями, своим тяжелым задом, стоит на коленях перед молодым парнем, и, повинуясь его приказу, старательно сосет его громадный толстый член. Людмиле было стыдно, но и сладостно. Она поймала себя на том, что издает какие-то нечленораздельные звуки. Своим забитым до отказа ртом Люда мычала сладострастно, сопела, стонала от муки вожделения. Она не молила о пощаде, не просила и даже не помышляла просить о том, чтобы член не душил ее так сильно. Нет, она принимала его в себя жадно, без остатка, на всю длину, и сама перед собой была согласна на то, чтобы этот долгожданный член задушил ее... Одной рукой Михаил взял ее за волосы на затылке и начал двигать головой женщины, насаживая ее рот на свой член в том ритме, в каком ему было приятнее. Теперь Люда чувствовала себя полностью во власти этого молодого стервеца...

Неожиданно он отступил и выдернул член из ее жадно раскрытого рта. При этом он поднял ее одним рывком, подхватив подмышками. Сунув руку между ног женщины, он присвистнул... «Ну. Людмила Валерьевна, ты и даешь! Не ожидал, что у тебя там такое болото...»

Людмила от этих слов вся сжалась в комок и попыталась сдвинуть ноги. Но это оказалось невозможно. Твердая рука Михаила, уже проникшая в нее, и, шарившая в ее промежности, повсюду натыкалась на сырость, на липкие выделения, которые обильно вытекали из раскрытого и уже давно готового к сношению влагалища. Одним коротким движением юноша развернул Пашину маму к себе спиной и ловко согнул в талии. Она не успела даже охнуть и полностью осознать свое положение, как головка его члена стала нащупывать себе дорогу среди разверстых половых губок. Согнувшись и упираясь руками себе в колени, расставив полные стройные ноги, Людмила терпеливо ждала, когда обсосанный ею только что член юноши войдет в нее. И это ожидание было не напрасным. Член стал входить медленно, потом рывками стал продвигаться все глубже и глубже, заставляя раскоряченную женщину вскрикивать и приседать на полусогнутых ногах. Войдя полностью член Михаила уперся в матку и стал методично двигаться. И только тогда Люда поняла, что ничего подобного она не испытывала никогда в жизни...

У женщины было такое чувство, что в ее пизде ворочается здоровенный шкворень. И вот этот агрегат методично бился в ее подставленную матку. Поначалу это было безумно больно. Ничего столь болезненного Людмила себе представить раньше не могла. Внутри ее как будто все разрывалось. Металлический стержень трахал ее со страшной силой, она чувствовала себя совершенно изувеченной, расколотой пополам, раздираемой страшным молотом, который все бил и бил внутрь ее не переставая. Людмила кричала и, выпучив глаза, хрипела, глубоко насаженная на этот стальной член... Из глаз ее катились слезы, горлом бедная женщина издавала хрипы и невнятные мольбы о пощаде, стоны. Люда даже представить не могла, что сношение может оказаться столь физически чувствительным. Но долго думать на эту тему женщина не могла, потому что постепенно начала чувствовать, как боль, не проходя сама по себе, начинает доставлять ей невыразимое наслаждение. Вернее, конечно, не сама боль, а то, что она несла с собой — наслаждение, ни с чем иным, испытанным ранее ею не сравнимое. Мощь, напор, жестокость, с какими Мишин хуй раздирал ее воспаленное истекающее влагалище, заставляли Людмилу с каждым ударом по матке сжиматься и трепетать. На нее стал накатывать вал возбуждения. Он прокатывался по ее телу, и постепенно женщина почувствовала, как ее настиг оргазм. За первым оргазмом последовал второй.

Сношение не прекращалось. Людмила, все также прочно насаженная на член, так и кончала, полу присев и дергаясь ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх