Не детские истории

Страница: 3 из 3

ей. Но что меня более всего удивило так это ее глаза, они были полузакрыты, а губы наоборот слегка приоткрыты, словно она оборвала свою речь на полуслове. Тут заметив, что я замер, она отложила книгу в сторону. Я очень испугался, и подумал, что сейчас мне попадет за эти мои действия. Но к своему удивлению, мама не произнесла ни слова, а только свободные теперь руки она откинула назад и оперлась на них. И я понял, что она тоже хочет, что бы я продолжил.

Это меня приободрило, придало смелости, и я осторожно начал поглаживать ее волосики и перебирать их, моя рука уже двигалась в самом паху, там было еще теплее и немного влажно. Мне нравилось гладить ее бедра, но неудержимо тянуться дотронусь до ее половых губ и ощутить эти магические складки под рукой. Но я продолжал лежать на боку, и моя рука была уже практически полностью вытянута, мне было ничего не видно и все мое воображения было настроено только на ощущения от прикосновений.

Наконец я решился, и моя рука переместилась вправо, ладонь легла ровно между ее ног, прямо на лобок. Волос стало гораздо больше, вся моя рука утонула в них, и я стал осторожно их поглаживать. Тут я заметил, что мама немного подрагивает, по ее ногам пробегают какие-то судороги, и они немного разводятся и сводятся вместе. Опустив руку пониже, я ощутил, наконец, то, что так хотел потрогать. Под моей рукой была пизда моей матери! Это было невероятно, даже в мечтах я не мог представить себе этого. Явственно ощущались ее толстые половые губы, они были очень большими, набухшими и еле помещались под моей ладонью. Я стал более энергично поглаживать их рукой, и перебирать пальцами, стараясь охватить и исследовать их.

Дыхание мамы стало более частым, глубоким и мне кажется, что я даже слышал его. И сразу вслед за этим, она стала сама двигаться под моей рукой, ерзая задницей по кровати. Ее пизда тесно прижималась к моей руке и двигалась во все стороны. Под рукой вдруг стало очень мокро, но от этого движения стали более легкими и скользящими, я почувствовал, как ее большие губы раздвигаются и сразу два моих пальца проваливаются внутрь, в мокрую теплую и очень нежную пещерку. И уже не вынимая их оттуда, мы вместе в такт стали двигаться, я рукой, а моя мама бедами, покачивая своими немаленькими ягодицами.

За все это время мы не сказали друг другу ни слова, словно боясь спугнуть неосторожными словами и нарушить то, что происходило между нами. Но постепенно мне стало совсем неудобно, моя рука затекла, да и наверно мама тоже устала сидеть в одной позе. Не говоря мне ни слова, она поднялась с колен и легла на спину, широко раздвинув ноги, ее ночная рубашка была примерно на уровне живота, обнажив все ее прелести. Я тоже немного перевернулся, лег поудобнее, и подвинулся ближе. Ее ноги лежали на виду во всей своей красе — небольшие аккуратные ступни, немного волосатые икры, колени, толстые ляжки, которые были раздвинута и ее мокрая набухшая пизда были прямо передо мной. Но теперь мое внимание привлекло то, что было выше, мне захотелось увидеть свою маму голой целиком.

Я положил свою руку на самый низ живота. Он был очень мягкий на ощупь, легко прогибался под моей рукой, и напоминал мне холодец, который иногда готовили на праздники. Но, тем не менее, мне было очень приятно и интересно. Я стал его поглаживать, мять, постепенно передвигать свои руки вверх, задираю ночную рубашку. Сначала я увидел ее глубокий пуп, затем весь живот целиком. Он был большой, мягкий, вялый, вдоль него проходили какие-то непонятные прожилки, он был достаточно некрасивым и совсем не такой как у меня. Но именно такой живот — полной, взрослой женщины и приковывал мой взгляд, возбуждая меня еще сильнее.

Насмотревшись на него и видя, что мама не возражает и допускает все мои действия, я рывком задрал рубашку на шею и увидел ее грудь. Меня поразило, что она была значительно меньше, чем я ожидал. Мне казалось, что она должны быть большой и торчать вверх. Ведь именно такой она была, когда мама ходила, и ее сиськи колыхались на ходу. Ее груди были большими, но они как-то расползлись по всему телу, и тонкие прожилки вен тоненькими ручейками пробегали по ним. Соски были темно коричневыми, большими, съежившиеся и торчали вверх. Я осторожно дотронулся до груди, и она колыхнулась вслед за движением моей руки. Положил на них руки, стал мять и ощупывать. Они оказались очень мягкими и вялыми, но, тем не менее, ласкать их было очень приятно. Иногда мои руки натыкались на ее твердый большой сосок, еще более усиливая мое возбуждение. Я уже лежал почти рядом со своей мамой, и она вся голая была передо мной. Это было невероятно!

Тут ее рука зашевелилась, и я замер, но она осторожно подвинула ее, оттянула резинку моих трусов и просунула ее туда. У меня перехватило дыхание, казалось, что сейчас что-то оборвется внутри меня. Ее пальчики нежно поглаживали мои яйца и член, который был очень сильно напряжен и торчал вверх. От ее движений я испытывал неимоверное наслаждение, весь мир был теперь сосредоточен только на движениях ее рук. Я даже перестал ее ласкать и просто любовался ее телом.

Тут мама раскрыла губы, и что-то еле слышно сказала, и я скорее догадался, чем услышал ее слова и, наклонившись, поцеловал ее грудь. Вначале осторожно, затем все смелее целовал ее мягкие и теплые сиськи, чуть солоноватые на вкус, как младенец наслаждался материнской грудью, брал в рот и посасывал, покусывал ее соски. Руками при этом судорожно мял и тискал ее бока, проводя руками по складкам жира на ее бедрах и перебирая их.

Мама стонал уже все громче и громче, желания нарастали. Я опустил руки вниз и принялся мять и тискать ее пизду, уже не осторожно, а сильно и может быть даже грубо. Она вся была мокрая, и моя рука буквально хлюпала в этом болоте. Тут мамины руки нежно обняли меня и прижали к себе, затем она приподняла меня и положила на себя сверху. Мне было очень удобно и хорошо, она была большая, теплая и мягкая. Я ощущал ее всю под собой, ее родное близкое мне тело, которое принадлежало теперь мне, ее большие груди, живот, бедра, на которых лежали мои ноги. Это было восхитительно.

Но между ног у меня был настоящий огонь и зуд, и инстинктивно я начал двигаться, стараясь унять этот жжение, двигался взад и вперед по голому телу моей мамы. Но вместо облегчения зуд только усилился. Мама тоже двигалась подо мной, ее движения были более сильными. Ее зад ходил из стороны в сторону, и мои ноги, наконец, свалились с ее бедер к ней между ног, мой член тесно прижался к низу ее живота. Мама по-прежнему своими руками обнимала меня, но вдруг она стала двигать мое тело вниз, и я уже подумал что, все, игры окончены, но как только мой член свалился с ее живота, она перестала меня сдвигать и просто обняла.

Наши движения продолжились, но мама уже двигалась не из стороны в сторону, а приподнимая свою задницу, наезжала на меня, при этом мой член упирался ее между ног, ощущая влагу и тепло. Стоны мамы еще усилились, и, казалось она теряет контроль над собой, ее щеки порозовели, глаза были полузакрыты, ее губы что-то иногда произносили, но что именно я понять не мог.

Вдруг после одного из движений навстречу, мой член не найдя препятствия чуть проскользнул вглубь и я понял, что он попал как раз между ее больших толстых половых губ. Учитывая небольшой размер моего подросткового члена и большую, взрослую пизду моей мамы это было не удивительно. Мои ощущения обострились, члену стало очень приятно, было тепло, влажно и хотелось, что бы это тепло и влага окутали его со всех сторон. В это время мама тоже почувствовала его в себе и на мгновения она перестала двигаться. Возможно, ей не хотелось его отпускать, или какие-то сомнения вдруг овладели ею. Но после мгновенного затишья, она вместо движения назад, приподняла свою задницу, и мой член полностью вошел в нее. Это были непередаваемые ощущения. Мой член был в пизде собственной матери.

Я лежал на ее большом теле, обхватив его руками. Мама положила свои руки мне на бедра, и стала двигать мною, то, прижимая то, немного отстраняя от себя, как бы показывая, что я должен делать и постепенно это дошло до меня. И я начал самостоятельно совершать движения членом туда-сюда, приподнимаясь над маминым телом. А она в это время стала двигать своим задом мне навстречу, вращая им из стороны в сторону, ее лобок тесно прижимался ко мне и терся яростно и сильно. Я шлепался на ее большой и вялый живот, но мне было очень мягко и приятно. Мама все более яростно двигалась подо мной, ее тело ни на секунду не оставалось на месте, обнимая и поглаживая меня, она громко стонала. Мой член как будто проваливался в какую-то яму, терся о стенки ее влагалища. Мы оба уже забыли обо всем и с силой входили друг в друга. Ее полное тело выгибалось дугой и опадало, образовывая жирные складки, которые я тискал как сумасшедший.

Вдруг напряжение в члене выросло до максимума, у меня закружилась голова, он напрягся, и что-то вышло из меня, опустошив всего, силы покинули меня. Восторг, необычайное наслаждение, облегчение, трудно сказать словами то, что я чувствовал. Мама, заметив напряжение моего члена, яростно задергалась, ее бедра очень плотно и больно сжали меня, она издала какой невероятный стон, звук, хрип и постепенно ее движения стали затихать. Я же просто лежал на ней без сил, а может уже и без сознания, от всего происходящего.

Очнулся уже лежа на диване, мама поднималась, и одергивала ночную рубашку. Потом хотела выйти из комнаты, но, передумав, присела рядом и сказала: «сынок, мне было очень хорошо, но то, что мы делали это не правильно, постарайся забыть это, больше такого не повториться». Потом поднялась и вышла. В этот день мы избегали друг друга и почти не разговаривали. Через неделю-две, жизнь вошла в обычную колею, и мы вели себя уже как обычно. Но забыть то, что случилось, я, конечно, не мог, эти события остались в моей памяти, и наверно нет прекраснее минут, чем те, что я пережил в тот день.

Продолжение возможно...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх