Отцы и дети (совсем не по Тургеневу)

Страница: 3 из 5

времени вдвоем они не проводили за всю жизнь.

Дочка то кляла его последними словами, то обвиняла в убийстве Женьки, то униженно просила прощения.

Не раз и не два ему хотелось взять шприц и снять «ломку», но он знал, что тогда обязательно все начнется снова.

На допрос его вызывали неоднократно.

 — Собака привела к вашим дверям! — говорили ему.

 — Правильно! Я всю жизнь хожу домой по этой лесенке и не удивительно, что собака взяла мой след, мало того, наши с Женькой куртки висят рядом, на одной вешалке.

 — Его уж очень профессионально убили, — продолжал следак, — с одного раза и прямо в сердце.

 — Знаете, злобно ответил Олег Борисович, я хирург, всю жизнь людей лечу, а не убиваю! Да, я не любил сожителя своей дочери, и не скрываю этого, но это еще не повод убивать.

На похоронах зятя в крематории он в первый и последний раз увидел разбитых горем Женькиных родителей. Следователь, рассчитывающий, что у Олега не выдержат нервы, и он расколется, тоже пришел на похороны.

Олег Борисович знал не только хирургию, но и фармакологию, расчет следователя слабые нервы преступника не оправдался. Регина на похороны не пришла: еще продолжалось лечение на дому.

Следователь не раз и не два расставлял ему ловушку, но прямых улик не было.

 — На ноже нашли его кровь и ваши отпечатки пальцев! — радостно заявил следователь, надеясь на удачу.

 — Я режу этим ножом хлеб, и Женька резал тоже. Видимо порезался! Кстати, покажите акт экспертизы, и не эту филькину грамоту, а официальное заключение. С подписью и печатью!

В оригинале про кровь не было не слова. Взять доктора «на пушку» не удалось. Часами по кругу ему задавались одни и те же вопросы, но безрезультатно.

 — Я знаю, кто это сделал, — сказал ему следователь на последнем допросе, — и я его понимаю. У меня самого сын сидит на игле. Вот ваш пропуск. Берегите девочку! Дело так и повисло «глухарем».

Ломка, как показалось Регине, продолжалась целую вечность. Ей было так плохо, что она несколько раз предлагала папе себя, лишь бы он прекратил ее мучения, но папа стерпел и эти выходки. Наконец, боль и мучения остались позади. Для закрепления эффекта папа высек дочку ремнем.

 — Это тебе за Женьку, это тебе за наркотики, это за баню, это за прогул института, а это от меня! — приговаривал он, глядя, как дочка кричит и корчится от прикосновений ремня.

Закончив воспитание, Олег Борисович повел ее в ванну, поставил под душ и включил воду.

 — Слушай меня внимательно: Женьку твоего действительно я убил. Догадываешься за что? И ни на минуту не жалею об этом. Теперь тебе придется судить своего отца. Состав преступления налицо, баня и твой супруг. Оправдываться не хочу и не буду. Как скажешь, так и будет: захочешь, так у меня давно собраны вещи в тюрьму, скажешь — уйду в гости к Женьке, на этот случай у меня тоже все приготовлено. Если решишь помиловать, то мы должны простить друг другу все обиды и больше никогда не вспомним о том, что между нами было.

Из-за полиэтиленовой занавески раздался плач. Папа стоял и молчал. Через полчаса слезы стихли. Регина выключила воду, и папа подал ей махровый халат.

 — Я хочу, хочу, чтобы ты жил! Не бросай меня одну, пожалуйста!

Чувствуя вину, папа, оплатил дочке восстановление девственности в гинекологическом центре.

 — Разбитой вазы не склеить, — сказал он, но можно попытаться сделать ее заново.

Не без хлопот Регину удалось восстановить в институте. Пришлось безвылазно сидеть на отработках, платить преподавателям, но на сессию все долги по зачетам Регина умудрилась ликвидировать.

Часть вторая. Регина

Прошел год. Регина постепенно пришла в себя. Женька по ночам снился все реже и реже.

Не смотря на то, что зимняя сессия уже позади, и начались короткие студенческие каникулы, Регина, как обычно, проснулась в полседьмого утра. Она сладко потянулась, вспоминая сон про сказочного богатого принца. Вылезать из-под теплого одеяла не хотелось, пальцы раздвинули мягкую канавку между ног, проникли во влажные глубины, нащупали мягкий бугорок...

Девушка согнула ноги в коленях, раздвинула их пошире. Пальчик стал влажным, а ласкать себя в этой позе гораздо удобнее. Она подтолкнула его вперед, все глубже и глубже, и вдруг яркая вспышка грешного блаженства поднялась из глубины и захватила все ее тело: День начинался хорошо.

Контрастный душ, тренажер, легкий завтрак, несколько минут перед зеркалом. Регина не без удовольствия посмотрела на свое отражение.

«И все-таки я потрясающая!» — подумала она, расчесывая белокурые волосы.

Накинув полушубок, Регина вышла на улицу. Утренний морозец обдал лицо, заставил радостно трепетать тело в предвкушении нового дня. «Пройдусь!» — подумала она.

Мимо проезжали редкие автомобили, прохожих тоже было немного. Неожиданно в десяти метрах от Регины притормозил желтый микроавтобус: из него вылезли трое мужчин и принялись вытаскивать какой-то штатив и аппаратуру. Руководил группой лысый толстяк.

 — Смотри, какая фактура, — донесся до Регины обрывок фразы, — это как раз то, что нужно! Я же просмотрел кучу каталогов и такой модели не видел! Уверен, она согласится!

Толстяк вприпрыжку подбежал к девушке.

 — Ради Бога, извините, позвольте вам предложить... Ах, я забыл представиться: Котов, режиссер. Мы снимаем клип, и если бы вы согласились пожертвовать пятнадцатью минутами своего драгоценного времени... Вы как раз полностью соответствуете тому образу, который нам нужен. Пожалуйста, ну конечно, не бесплатно: двести долларов всего за четверть часа работы! По-моему, неплохо.

Хотя Регина и привыкла к мужскому восхищению, все равно слышать комплименты было очень приятно. Да и деньги, понятное дело, на дороге не валяются, и она согласилась. Режиссер засуетился и начал объяснять, что надо делать.

 — Позвольте вашу шубку и сумочку, отойдите от машины на десять шагов назад, головку набок.

Девушка как завороженная сняла шубку и сумочку, и встала на указанное место.

Дальше события развивались, как в старой комедии. Из микроавтобуса раздалась веселенькая музыка, съемочная группа неожиданно быстро запрыгнула в кабину. Заревел мотор, и автомобиль скрылся за поворотом.

Девушка даже не успела запомнить номер машины. Ей вдруг стало ясно, что своих вещей она больше никогда не увидит. Дал знать о себе и холод.

Увидев старый «москвич», она подняла руку, надеясь на чудо и доброту водителя. Водителем оказался молодой человек, пытающийся отрастить усы.

 — Паша, — поспешил представиться он.

Узнав, в чем дело, он вытащил мобильник и сообщил ориентировку.

 — Не беда, — успокоил ее Паша, — найдут! Я пока не следователь, а только учусь, но дружба помогает творить настоящие чудеса! А вас как зовут?

 — Регина, — представилась она и почему-то покраснела.

Через час счастливая девушка подписывала протокол опознания своих вещей. На радостях она оставила спасителю свой телефон. Звонок на следующий день ее обрадовал и заставил сильнее биться сердце.

На свидание он пришел с большим букетом цветов.

«Мой Женька цветов не дарил! — подумала Регина, — его постель, да наркота интересовали. Какая же я была дура!»

Еще через неделю старенький москвич удивленно покачивался на рессорах, пока Паша, забравшись к девушке под свитер, делал первую экскурсию по ее телу: вот груди, спрятанные в лифчике, вот изгиб талии, упругий животик.

«Схлопочу по мордам или не схлопочу?» — думал Паша, пробираясь все дальше. Ответом на его мысли был нежный поцелуй...

Стекла в машине запотели, и прохожие не мешали объятиям влюбленной парочки....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх