Отцы и дети (совсем не по Тургеневу)

Страница: 4 из 5

Выбравшись из свитера, его рука забралась под юбку, пальцы коснулись колготок. В этот момент Паша почувствовал себя рыцарем, добравшимся до железного «пояса верности» своей возлюбленной. В нерешительности он остановился. Видя его замешательство, она качнула бедрами, приподнялась и быстро спустила колготки вместе с трусами. Он погладил ее пушистый лобок, ощупал тугие ягодицы.

 — Я очень тебя люблю, но я забыл презервативы купить... — запинаясь от волнения, тихо сказал он.

 — А я тебе этого пока и не предлагаю, но доставить немного детских удовольствий смогу и без него: Штанишки-то расстегни, или стесняешься?

Паша тут же выполнил ее приказание.

 — Какой у тебя большой: — сказала она.

Ее рука изучила оружие отважного рыцаря и стала ловко приводить его в боевую готовность.

 — Ты так делал сам себе? — спросила она.

 — Я — да, но ты делаешь лучше!

 — Честно скажу, я подсмотрела эту игру летом у моего двоюродного братика, — сказала она, чтобы избежать лишних вопросов о своей осведомленности.

Им снова стало не до разговоров. Под нежными пальцами Регины Пашино копье напряглось и мелко задрожало.

 — А вот и компромат на тебя! — сказала девушка, вытирая руку платком. Предашь — засужу, как Моника президента:

Потом Пашин палец нашел дорогу к горячей влажной горошинке в заветной складке Регины...

«Спасибо, папа — родилась в голове мысль, что дал мне еще один шанс! Только бы не назвать его ночью Женей!»

Целых полгода они встречались украдкой, пока в один прекрасный день Пашины родители не заявили, что уезжают в санаторий, и предстоящую неделю ему придется провести в одиночестве. Паша, как и большинство мужчин, встретил известие с небывалым энтузиазмом, предвкушая целых семь дней вольной жизни. Но действительность оказалась намного суровее, чем предполагалось.

Во-первых, надо самому мыть посуду, во-вторых, убираться по дому, а в-третьих, стряпать. Если с первыми двумя проблемами еще можно справиться, то третья стала камнем преткновения.

Он знал, что существует куча простых и незамысловатых блюд — макароны, картофель, пельмени, которые не требуют особого ума при готовке. Однако с непривычки и по рассеянности Паша допустил страшную ошибку — бросил вермишель не в кипящую воду, а в холодную, а потом стал кипятить, забыв посолить. Мерзкую кашу, которая получилась, даже собаки во дворе есть не стали.

«Не умирать же мне с голоду!» — подумал он и набрал номер Регины.

 — Региночка, выручай! — меня тут предки бросили одного на произвол судьбы! — жаловался он на свою судьбу, — умираю от голода и без женской ласки! Накормишь вкусно — женюсь!

 — Ладно, приеду, — пообещала она, — но посуду будешь мыть сам!

Регина приехала сдавать строгий экзамен на пригодность к замужеству, и вскоре кухня наполнилась соблазнительными запахами.

 — А когда же мы будем кушать? — нетерпеливо спросил он.

 — Потерпи полчаса, а потом и обедать будем.

 — А сладкое будет?

 — Даже дети знают, что вначале суп, а потом сладкое:

Он, подошел к наклонившейся над столом подружке и нежно погладил ее попку.

 — До обеда у нас есть время... — прошептал он.

Он чувствовал, как его нетерпение передается Регине.

 — Ну, так и быть, начнем со сладкого, но с кухни уходить нельзя: пригорит!

 — А мы будем здесь!

 — Тогда вытри стол и постели скатерть... — отозвалась она, уменьшая огонек под кастрюльками.

Регина легла на кухонный стол, закинула свои очаровательные ножки ему на плечи и уверенным жестом мягко направила его порыв. «Женька в гробу перевернулся! — подумала она, впрочем, пусть вертится на здоровье!» Рана, нанесенная предателем еще кровоточила, хотя и нет сильно.

Паша уверенно вошел и энергично заработал — времени так мало, обед вот-вот будет готов!

Разумеется, и по первому, и по второму и по сладкому блюдам у Регины оказались одни пятерки. Впервые она осталась у него ночевать. Неделя пролетела как один день.

 — Ну, как тебе мой последний обед? — спросила она, выходя из душа в Пашиной рубашке, — мое дежурство заканчивается, вечером возвращаются твои родители. А это что, от моего обеда твое копье такое большое! И как могуч его красный наконечник!

Опустившись на колени, она заключила копье в сомкнутые ладони, подышала на него, и принялась полировать.

Опустив руки на ее голову, Паша отдавался этим ласкам, чувствуя, как копье наливается упругой силой в ответ на прикосновения ее пальцев и губ, заскользивших вслед за руками по прочному древку.

 — Пронзай меня! — Регина уселась на него и начала двигаться.

Он замер, отдавая ей инициативу. Начав медленно, Регина постепенно увеличивала темп, и вскоре ей показалось, что ее тело стало невесомым как воздушный шарик.

Регина сладко застонала, а потом без сил упала в его объятия.

Как известно, счастливые часов не наблюдают, и потому они не услышали, как вернулись его родители.

 — Знакомьтесь! — сказал Паша, мысленно прощаясь с холостяцкой жизнью.

 — Это кто? — спросила мама.

 — А ты что, не видишь? — ответил папа.

 — Предки, посмотрите, это Регина, моя невеста, ваша будущая дочка! Надеюсь, вы ее полюбите, — Паша обнял девушку и прикрыл простынкой до шеи.

 — Вы, наверное, проголодались с дороги, — сказала Регина, — Блинчики с начинками в духовке!

 — Это дело! — сказал папа и увел маму из комнаты сына.

Ужинали вчетвером.

 — Ну что, сыночек, твоя девушка не только красивая, но и умеет хорошо готовить! — довольно сказал папа, расстегивая под столом ремень, чтобы освободить место раздувшемуся животу.

 — Что я могу сказать, когда девушка нравится двум мужчинам сразу? Придется поделиться местом на кухне, — сказала мама и украдкой смахнула слезу:

Потом, как и мечтал Олег Борисович, была свадьба, белое платье, цветы и застолье. Молодой муж не подозревает об ошибках молодости своей супруги. Семейство ждет прибавления, а Олег Борисович продолжает работать в больнице.

Часть третья

Ночная пациентка

В больницу привезли женщину с проникающим ножевым ранением в брюшную полость.

 — Немедленно готовьте операционную! — Приказал Олег Борисович, дежуривший ответственным хирургом в эти сутки.

 — Давление шестьдесят и сорок! — сказал анестезиолог. — Нужна кровь и плазма!

«Да это же она, моя первая пациентка! — подумал Олег Борисович, взглянув на пострадавшую, — да кто же ее так!»

Впрочем, ему было не до сентиментальных воспоминаний. Операция длилась три часа. Оказалось, что нож войдя в живот, прошел через печень и вошел в грудную полость. Больше литра крови удалось собрать и перелить обратно.

 — Ну, вот и все! — сказал Олег Борисович, накладывая последний шов. — Везите ее в реанимационное отделение.

 — Доктор, она будет жить? — спросил мужчина у входа в оперблок.

При этом он старался не смотреть Олегу в глаза. Запах крепкого перегара не мог перебить даже мятный «Орбит».

 — А вы ей кто? — спросил усталый хирург.

 — Я ее муж!

 — Понятно! Жить она будет, но ее придется долго и серьезно лечить.

В его карман перекочевало несколько крупных зеленых бумажек. «Одну на поход в баню, вторую Регине на детское приданное, а третью — оставлю на черный день!»

Отдыхая в ординаторской, он вспоминал свои счастливые ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх