Отцы и дети (совсем не по Тургеневу)

Страница: 5 из 5

студенческие годы:

«Господи, помоги! — вспоминал Олег свой первый вызов, — Лучше три госэкзамена, чем один вызов к больному!» Так думал студент четвертого курса медицинского института Олег Соколов, тогда еще никакой не Олег Борисович, поднимаясь по широкой лестнице. Лифт, как всегда, не работал. Вот и дверь, видом напоминающая сейф. Звонок отозвался нежной мелодией в глубине квартиры.

 — Врача вызывали? — спросил он, — Ирина Васильевна здесь живет?

 — Войдите! — дверь открыла хорошенькая девушка в махровом халате. — Ирина — это я!

Первое, что бросилось ему в глаза, был здоровый цвет красивого лица у хорошенькой девушки.

 — Где можно вымыть руки? — робко спросил он.

Войдя в спальню, он увидел, как девушка сидит в кровати, натянув одеяло до подбородка, с тревогой следит за тем, как он открывает портфель, достает фонендоскоп и медкарту.

 — На что жалуетесь? — спросил Олег, присев на край кровати.

 — У меня болит горло и сердце!

 — Мне придется вас осмотреть!

Она тяжело вздохнула, опустила ресницы, откинула одеяло, и студент вздрогнул. Взгляду предстало роскошное тело девушки. Изящный золотой крестик на тонкой цепочке, поблескивавший в ложбинке между пышными грудями, вот и все, что на ней было.

Четыре года студенческой жизни еще не успели окончательно воспитать бесстрастный взгляд на женское тело: только год назад их стали подпускать больным, и теперь он поймал себя на том, что не может оторвать глаз от этих упруго вздымающихся грудей, живота с курчавым кустиком пышной растительности внизу, узкой талии, крепких бедер.

 — Сыпи нет, — сказал он, покраснев до кончиков ушей, — надо посмотреть горло.

 — Да, горло у меня болит, я очень простужена, — тихо сказала она. — Мне очень нужен больничный и микстура от кашля.

Она облизнула губы и повернулась к свету.

 — Ваше горло совершенно здорово! — сказал Олег. — Мне необходимо выслушать ваши легкие, — пробормотал он, чувствуя, как подрагивает в руке фонендоскоп. — Вы не могли бы приподняться?

Она села ближе к краю кровати и принялась глубоко дышать. Хрипов в легких он не выслушал, а биение сердца было частым.

 — Стучит? — тихо спросила она и прижала его ладонь к своей груди.

Вдруг его пальцы против воли напряглась, разошлись и нащупали упругий сосок, и чуть вдавили его в нежную плоть.

 — Да, вот здесь... — прошептала она, ловя руку студента и плотнее прижимая ее к груди. — Давит, теснит дыхание.

Студент почувствовал, как напряглись под его рукой соски. Глаза пациентки влажно поблескивали из под ресниц.

 — А еще у меня болит здесь! — Девушка повела его руку ниже, к животу.

Студент ощутил мягкие волоски ее лобка, а потом — теплую влагу меж ее ног.

 — Вот тут, — прошептала она, мягко подталкивая его пальцы между своих ног. — Здесь такая тяжесть...

 — У нас практика только по тепарии. Гинекологию мы не проходили: — прошептал он первое, что на ум взбрело, и не заметил, как пальцы погрузились во влажную глубину.

 — А я тебя научу! — девушка ойкнула, и стала расстегивать пуговицы на его халате. Это и вернуло студенту ощущение реальности. Отдернув шаловливую женскую руку, он, глядя в сторону, сказал:

 — По-моему, вы совершенно здоровы! Сейчас выпишу витамины и можете готовиться к экзаменам!

На столе он увидел стопку учебников. Подняв глаза от бланков, студент с ужасом обнаружил, что она стоит рядом с ним на коленях. Ее волосы каслись его коленей, ее груди нежными полусферами свисали вниз — он и глазом не успел моргнуть, как ширинка его брюк оказалась распахнутой, а рука пациентки уже ласково массировала предмет его мужской гордости. Резко откинув волосы назад, она посмотрела на студента, облизнулась, распахнула рот и прошептала:

 — Раз ты сам говоришь, что в горле у меня все в порядке:

Ее губы были настолько нежны, язык проворен, а рука, помогавшая им, умела, что Олег впал в транс, чувствуя, как плавно погружается в нее почти до самого конца той быстро наливающейся тяжестью частью своего существа, что пребывала в ней, скользя в теплой влаге ее рта. Он ощущал покатый свод ее нёба, мягкий бугорок языка, плавный изгиб горла — и, наконец, чувствуя, как толчками начинает пульсировать в нем кровь, горячим потоком устремляясь в одну точку, сдался.

Он следил за тем, как вздымается и опадает ее роскошная шевелюра, как покачиваются в такт этим мерным движениям ее широкие крепкие бедра и колышатся ее спелые груди, и очень скоро не нашел в себе сил

сдерживаться.

Опустив руки ей на затылок, он со стоном выгнулся, хлынув в нее. В ответ на первый его залп она напряглась, поперхнулась, издала какой-то булькающий

звук, но тут же справилась со своей оплошностью и, шумно дыша носом, впитывала его бурные извержения.

А когда все кончилось, слизнула языком последнюю мутноватую капельку и облегченно выдохнула полной грудью.

Ирина улыбнулась, и Олег чем дальше, тем больше терял над собой контроль, забывая, что привело его в эту шикарную квартиру, где проживала очаровательная пациентка.

 — Какая чудесная у тебя микстура, студент! — улыбнулась она, поглаживая горло. — Кашля как не было! Но мне все равно нужен больничный, а то на сессию не выпустят!

Тревожная мысль «надо уносить отсюда ноги!» — смутно забрезжила в его сознании.

 — Сейчас я вам выпишу больничный и пойду!

 — А как же лечебная гимнастика! — спросила девушка и показала на широкую кровать. — Тренажер ждет!

Все еще пребывая в состоянии, напоминавшем анабиоз, студент сам не заметил, как оказался с ней под одним одеялом.

Она, склонившись над ним, мягко опустила в них груди. Ее бюст был так восхитительно нежен и податлив.

 — Так просто ты от меня не уйдешь, — донесся до него тихий голос.

Девушка скользнула ниже, накрылась одеялом с головой, и студент опять почувствовал мягкие пассы ее теплых губ.

Она замерла, лаская рукой предмет его вновь восставшей мужской гордости. Взяв инициативу в свои руки, он сбросил одеяло, а пациентку опрокинул на спину.

 — Чувствуешь, я вся уже мокренькая? Может у меня лихорадка? — прошептала она, сгибая ноги в коленях.

Он вошел в нее как нож в размякшее в тепле масло. Девушка постанывала от удовольствия и шевелила бедрами в такт его движениям. После нескольких бурных соитий он устал так, как будто разгрузил товарный вагон и задремал в объятиях пациентки. Из глубин сна, он услышал девушка говорила по телефону.

 — Ленчик? Это я. Да, все в порядке. Больничный на целых пять дней. Эскулап еще никуда он не денется — будет продлевать его как миленький!

Олег не помнил, сколько проспал.

 — Доброе утро, студент! — услышал он знакомый голос. — Как спалось?

Она напоила его кофе.

 — Приходи ко мне завтра, — ласково сказала она, — из тебя выйдет великолепный доктор!

Отношения между ними не сложились. Она не стала скрывать, что у нее есть богатый жених, и не смотря на то, что ей очень хорошо с Олегом, богатой девушке незачем выходить замуж за студента без перспектив на будущее. За эти годы Олег женился, стал отцом, овдовел, и теперь уже дочка собралась подарить ему внука. А вот жизнь его первой пациентки не удалась.

Муж с молодых лет был неравнодушен к алкоголю, и на этой почве страдал мужским бесплодием.

Кончилось тем, что напившись как следует, воспылал ревностью к несуществующему любовнику и ударил жену ножом.

 — Доктор! — узнала его женщина, — не может быть! Это ты!

 — А ты меня помнишь? — спросил Олег Борисович.

 — Еще бы! ТАКОЕ не забывается! Мой Ленчик и молодым в подметки тебе не годился!

 — Да он уже приходил, о тебе спрашивал! Кстати, следователь уже тоже твоим состоянием интересовался. Говорить с ним будешь?

 — Ленчик свое получит. А ты не продлишь мне больничный?

Она посмотрела на него так, как в ту их первую встречу.

Следователю женщина не стала говорить, что сама случайно наткнулась на нож, После выписки она оставила Олегу номер своего сотового телефона.

 — Звони, не забывай! Мне ведь еще может понадобиться больничный.

Ленчик оказался за решеткой и обещал отмстить супруге:

А. Новиков

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх