Ой, мороз...

Страница: 2 из 3

по распределению в лесной глуши. Подзаработав деньжат в студотряде, нахожу возможным навестить их на излете летних каникул.

На заброшенном железнодорожном полустанке меня ждала бортовая полуторка на божьем ходу. Встречали брат с женой. Выпили за встречу прямо на капоте. Водитель радовался моему приезду больше всех, и, поэтому, пил наравне и чуть чаще. В двухместную кабину поместиться вчетвером не смогли. Мое искреннее желание прокатиться наверху — отвергли безоговорочно и единодушно. В кузов полез прилично поддатый брат, а его жена уселась на мои колени. Двинулись. Предстояло преодолеть пятьдесят километров лесной дороги. Стремительно опускалась сентябрьская прохладная ночь.

В такт шараханьям машины, ощутимо покруглевшая попа Ирины сновала на моих коленях и пробудила ностальгические чувства в члене. Он окреп и больно терся о штаны и полушария ягодиц братовой жены. Она чувствовала его и умышленно елозила по члену, даже, если машина ехала ровно. Поездка потихоньку превращалась в пытку. Мы сумбурно о чем-то болтали, я крепко держал спутницу за талию и регулярно играл пальцами по груди, ощущая набухшие соски ее. Ирина тоже страстно хотела ебаться и обеих нас потихоньку бесило соседство водителя и мужа. Она резво повернулась в полоборота, спиной к водиле, лицом к дверке и положив голову на мое плече прикинулась засыпающей. Коленки разошлись в стороны и заблестели белыми икрами из под задравшейся юбки. Левой рукой крепко держу родственницу за талию, а правая шаловливо пробралась под кофточку и заиграла тяжелыми грудями. Нежно провожу ладонью по внутренней стороне бедер Ирины (что по заключению Конституционного суда США уже именуется сексом; — помните дебильную любовь Моники и Клинтона?), пальцами проникаю за условную завесу трусиков и играюсь с губками, словно на балалайке. Текет Ирина, сопит страстно в ухо, покусывая мочку:

 — Хочу тебя! Ой как хочу! Придумай что-нибудь!

И я хочу. В ногах тренькает бутылками сидор с водкой и пивом. Водитель открыто побаивается за сохранность звенящего груза и умоляет Ирину держать сумку в руках.

Внезапно она перестала дрочить член своей задницей и задает в пространство риторический вопрос:

 — Кто хочет выпить за приезд моего швагра?

Тут же наклонилась, достала поллитровку и с хрустом свинтила крышку. В бардачке обнаружилось нарезанное сало с хлебом и стакан. Водитель стал притормаживать, но Ирина огласила, что пить будем на ходу. Из стакана плескалось и поэтому хлебали водку по очереди с горла. Первой приложилась провокаторша и после двух мелких глотков, передала бутылку мне.

Предчувствуя грядущие приключения, во устранение остатков трусости прикладываюсь к бутылке основательно и емкость перемещается в черную лапу ревниво бдящего за питием шофера. Остатки жгучей жидкости (две трети бутылки) шумно вливаются в его пищепровод и через мгновение пустая посудина улетает в придорожные кусты.

Через десять минут машину стало заносить на валежник и я начал трезветь от сознания того, что нашими жизнями распоряжается вдребезги пьяный мужик. Пару раз я выравнивал руль машины, избегая встречи с деревом или сползания в кювет. На очередном крутом повороте с трудом доворачиваю руль в нужном направлении и сразу же вырываю ключи из замка зажигания. Дохлая машина пару раз дернулась и замерла. Водитель храпел, завалив голову назад, намертво вцепившись руками в баранку.

Брат спрыгнул на землю продрогший и напуганный:

 — Думал, накроемся с машиной... перетрусил... Окосел, или в отрубе шофер?

 — Вырубился, сердешный, — зябко повела плечами Ирина, — кто машину поведет?

 — Я и поведу, а его в кузов кинем.

 — А вдруг вывалится? Убьется. За ним присмотр нужен. Пусть в кабине сидит, только дверь запереть надо, — убедительно рассудила Ирина. И попросила с ближайшей копны сена в кузов кинуть. Прохладно и твердо в кузове.

Ми с братом замостили кузов сеном, выпили для сугреву и продолжили путешествие...

Только захлопнулась дверь кабины, как Ирина жадно присосалась к моим губам, постанывая и дрожа от возбуждения. Еще не закончился разбег колымаги на первой передаче, а Ирина уже сидела на моем члене, прикрыв глаза от удовольствия.

Я люблю, когда женщина скачет на члене, но после того, как насыщаюсь ею. Хаос в ебле хорош временами. Поэтому, придержав безумную прыть Ирины, перемещаюсь на нее и ебу обстоятельно, в согласии с красотами дикой природы. Встряска машины только усиливает пикантность совокупления и вскоре мы оба содрогались в конвульсиях обоюдного наслаждения. По старой привычке я влил в Ирину все накопившееся семя.

Брат вел машину осторожно, медленно и мы с его женой не рисковали выпасть за борт в пароксизме совокупительного пика. Полежали на душистом сене, тесно прижавшись друг к другу. Затем Ирка, как кошка, облизала мое лицо, грудь, мелко и часто целуя губы, шею. Ее кофточка задралась и по моей груди шелковисто елозили ее спелые груди, снова вдохновляя член на блядский подвиг.

По родственному добротно ввожу в Ирину член до упора и мы наслаждаемся каждым движением тел, ощупывая и вспоминая изгибы, запах, звуки, трение члена по стенкам влагалища, вкус поцелуев. Ветерок гладил мой голый зад, но вулкан жадного влагалища кипел подо мною, все тело любовницы являло собой ненасытный биологический реактор, вливая массы энергии в меня и получая, взамен, мою энергию.

Мы завелись и активно задвигались, даря себя друг другу. Мой член вырывался из Иркиной щели и радостно заполнял ее вновь. Все чаще и чаще! И вот, он, миг взрыва Вселенной! Я ммычу, как дикий бык, всаживаясь в братову жену «по помидоры», а она удовлетворенно громко стонет, призывая сильнее ебать ее, ебать... ,ебать... , ебать... В моем паху ураганом нарастает сладкая истома, тело напряглось и содрогнулось, выталкивая сперму в любовницу.

Машина резко затормозила.

 — Что вы там орете? Километров десять осталось, потерпите, если в туалет приспичило, — прокричал не глуша мотора брат.

 — Налей немного водки, задубели совсем, — велела мужу Ира и мы по очереди отхлебнули с новой бутылки.

Остаток дороги прошел без эксцессов. Мы расслабленно целовались и ласкали друг друга, строили планы дальнейших баталий.

Две недели моего пребывания в гостях заканчивались. Время пролетало быстро в полупьяном сексуальном угаре. Любую возможность использовали мы с Иркой для совокупления. Где я ее только не ебал! На кухне, на брачном ложе, во дворе, в медпункте, везде, где позволяли условия. Мне понравилось брать Ирину сзади, когда ее крупные груди массивно колыхались в такт ударов члена, а сам ствол максимально проникал в нее и залупа упиралась в щекотную преграду. Извержение получалось сильным и залповым. Кончал я всегда в Ирину и она была уверена, что бесследно наши игры для нее не пройдут.

 — Рожу тебе двойню, — смеялась она, — придется тебе к нам переезжать. Такую ораву твой брат не прокормит!

Характерно, что Ирина совершенно не ревновала меня и я вовсю флиртовал с ее напарницей Аней, худощавой белокурой симпатичной девушкой. В поселке был мизерный штат кавалеров и Аня числилась зазнобой гонористого тракториста Миши.

Мише донесли о моем частом посещении медпункта и он пригрозил лишить меня зубов, если что-то такое заметит...

 — А ты трахни Аньку!, — неожиданно предложила Ирина. — Я бы не стерпела угрозы...

Более того, она стала активно претворять предложение в жизнь. На работе при моем появлении обязательно организовывались застолья, после и во время которых Ирина оставляла нас с Аней наедине. Я сначала шутливо, а затем азартно целовался с ней, тискал за титьки и член через штаны требовательно тыкался в девичий лобок. Однако необходимых условий не подворачивалось и я остервенело сбрасывал пар в братову жену. Она вьедливо, с каким-то болезненным любопитством ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх