Черные сапоги со стальными шпильками

Страница: 2 из 2

или его дно, или же плева — я не понял). Лена ойкнула и отпрянула назад. Я опять вперед — она опять назад. Не в силах себя сдерживать, я обхватил ее руками и перебросил через себя, прижав спиной к стенке. Я снова поддал вперед. Лицо девушки исказилось гримасой боли. Она с силой толкнула ладонями меня в грудь и, проявив какую-то змеиную гибкость, подтянула колени себе под мышки и уперлась ступнями мне в живот. Ослаблял я давление, ослабляла и она. Если я усиливал, усиливала и она, для большей чувствительности еще поворачивая ступнями, ввинчивала каблуки мне в тело. Отрегулировав, таким образом, глубину погружения моего члена, она и сама теперь начала мелко двигать вперед-назад. Член входил только головкой, максимум наполовину. А мне хотелось на всю длину, чтобы упереться лобком. Я никак не мог сладить с миниатюрной, но гибкой и резкой подругой и все больше опасался ее резких движений ногами. Постепенно страстное желание уходило, сменялось апатией и слабостью. Я даже сделал попытку отодвинуться, но Лена уцепилась пальцами мне в плечи. Я смирился. Я провалился в забытье. Но Лена ногтями стискивала кожу на плечах, «давала шпоры» в живот. Вдруг она разжала пальцы.

 — Ты не возражаешь, если я надену очки?

Я устало ответил, что не возражаю, если она еще наденет папину генеральскую шинель и дедушкину буденовку, а также может нацепить и шашку.

 — Да нет, ты не понял. Без очков я не очень хорошо вижу зрачки твоих глаз. А я хочу все подробно видеть.

Надев очки, она легла на тахту, сама взяла рукой мой член, вставила куда надо и продолжила двигаться взад-вперед, не забыв руками вцепиться мне в плечи, а ногами упереться в живот. Эрекция у меня, как ни странно, все сохранялась, но остальным телом я совсем ослаб. Чувствительность уменьшалась. И хотя глаза мои были по-прежнему открыты, какая-то апатичная дрема вдруг навалилась на меня ни с того ни с сего. И я не стал ей противиться.

На какое время я забылся, трудно сказать. Открыв глаза, я обнаружил, что Лена находится примерно в таком же состоянии — пригрелась и спит. Я медленно вытащил руку из-под ее спины, потом высвободил другую из ее цепких пальцев. Осторожно снял ее ногу со своей спины. Крадучись вышел в прихожую, собрал грязные футбольные манатки и стремительно скатился с лестницы. Мне кажется, она все это чувствовала и видела, но не возражала:

Какое-то время, вспоминая ночами Лену, я страшно возбуждался. Но днем, завидя ее издалека, робел, отворачивался, делал вид, что не замечаю. А она не навязывалась. И постепенно, за десять лет, это забылось почти что совсем и ярко вспомнилось после описанного случая с Витей.

Надо же! Судьбе было угодно распорядиться далее по своему сценарию.

Через месяц после того нашего визита к его пассии (или фурии) я в толпе народа атаковал электричку Тула — Москва. В числе первых я вбежал в вагон, но сидячих мест уже не было, кое-кто уже ехал стоя. А мне очень надо было сесть, так как я запланировал перечитать служебные бумаги перед работой. Я сделал замечание одной даме:

 — Лапочка, ваша сумка совсем обнаглевши. Ей все же легче стоять на полу, чем мне, не находите?

«Лапочка» не торопилась снимать сумку с сиденья, а уставилась на меня. Если бы не слишком профессорский вид (большие очки в толстой оправе, проседь в пышных волосах), ее можно было бы назвать красивой.

 — Тебе, лапусик, может, еще дать свои очки или папину шинель и дедовскую шашку с буденовкой?

Лену я узнал только по голосу!

Вот так встреча! Я сел рядом, и мы принялись друг друга расспрашивать о жизни. У нас обнаружилось общее: она ехала от родственников будущего мужа из Тулы, а я — будущей жены из Подмосковья. А в остальном — все наоборот. У меня все было отлично, за исключением материальных проблем и сварливого характера будущей жены. Ее жених — большой начальник, бывший подчиненный ее отца. И его, и его семью знает с детства — и только с хорошей стороны. А больше всего Лена боится... первой брачной ночи.

И после этого признания она разрыдалась. Я долго ее успокаивал. Лена прислонилась щекой к моему плечу и уже спокойно и обстоятельно рассказала о себе.

С раннего детства она фанатично любила спорт, в тринадцать лет была одной из лучших в Москве по фигурному катанию в своем возрасте — и даже на прицеле у тренеров сборной. Они «сосватали» ее в пару. Тут и началось. Стала работать с партнером... Надо сосредоточиться и думать об исполнении фигур, а она от любого прикосновения партнера балдеет и страсть как хочется стиснуть его в объятиях, укусить, ущипнуть. Пока в зале — еще терпимо. А на людях совсем не может контролировать себя. Еще и острием конька хочется зацепить его по ноге или между. Какая тут работа...

Нет, ее не выгнали. Сменили за несколько дней несколько партнеров. Потом ей страшно стыдно стало, и она ушла сама.

Ее взяли в солидный танцевальный коллектив. Тут она сразу поставила условие: не хочу в пару, только солисткой. Худрук согласился. И все время соглашался и восхищался. Восхищался и волочился. В три раза старше, а за ней буквально ползал. И знал, как ее разогреть. После успешного концерта под видом одобрения и восхищения завел в уединенный уголок. И разогрел...

Она и не сопротивлялась, и даже не возражала. Но она так разогрелась, что худруку мало не показалось. Так он и не кончил, а сиганул в окно, как и я десять лет назад в дверь.

 — Хорошо первый этаж, — вздохнула Лена. — А ведь влюблен был! И после этого случая я зареклась: буду обходиться только самоудовлетворением:

Собственно, весь дальнейший наш разговор вертелся вокруг одного: она не может к мужчинам относиться нормально. Видит — и нестерпимо хочется схватить за волосы, укусить, поцарапать ногтями, надавить каблуком: И чувствовать, как острая подковка ему в тело входит или в кость упирается.

 — Конечно, это патология или вообще низость, мне стыдно за себя. Но я ничего с собой не могу сделать, не знаю, куда мне деться в этой жизни: Я и в науку пошла от безысходности, и кандидатскую защитила, и докторская готова... по металлообработке, черт бы ее побрал! Жених у меня хороший, не жалуюсь, любит. Но я ему сказала: постель — только после свадьбы. И хоть бы ее не было никогда... Ведь он ни о чем не подозревает.

Жених Лены встречал ее. Вызвался подвезти и меня. Как я понял, они очень хорошо друг к другу относятся. Он был женат, но бывшая жена оказалась бесплодной. Причина более чем серьезная для развода. А будет ли у него теперь счастье? А у Лены? Кто знает ответ на эти вопросы?

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх