Разрешённая измена

Страница: 2 из 2

и моя, наверно, потекла, почувствовав твердь его петуха. А, ведь, она ещё не видела его чудовища!

Он нежно целовал её за ушком. Она не сопротивлялась. По всему было видно, что ей в кайф. Макс кинул взгляд в мою сторону. Я совсем пьяный, дурачась, крутил его Марину в танце. К слову сказать, Маринка набралась хмельного, и то же не двусмысленно прижалась ко мне всем телом, но я как будто не замечал её стараний, прикидываясь равнодушным. Марину так развезло, что мы уже не танцевали, а просто вращались. Я старался поддерживать её, чтобы она не завалилась вниз. Она стала говорить какие то несвязные глупости. Я понял — она уже готова. Её стало развозить. Она созналась, что её мутит и я отвёл её в ванную комнату, оставив там. Вернувшись, я остался один. Присел в кресло, полу закрыл глаза, притворившись «батоном». Развалился, а сам смотрю на то, что вытворяет моя милая, благо в комнате полумрак. Макс и моя, не обращали на меня ни малейшего внимания. Хмель, музыка создавали иллюзию всеобщей дозволенности. Перепоручив мне свою девушку, Макс во всю соблазнял мою жену. Он целовал мою Ленку уже в губы. Мял её в объятиях. Они сливались в страстных поцелуях. Он её почти уже чуть не раздевал. Моя опомнившись, оторвалась от Макса, подошла ко мне. Я засопел, развалившись «пьяным». Она ушла на кухню, а Макс в ванную. Спустя время Макс вернулся без Марины — та наверно уснула, и уверенно пошёл на кухню.

Спустя минут пять свет на кухне погас. Началось! — подумал я. Сердце моё застучало с такой силой, что я думал, что оно вот-вот вырвется наружу.

Дав любовникам минут десять, тихонько стал пробираться к кухне. Играла музыка, весь народ веселился, а я тайком пробирался к зрелищу. Меня заливала ревность и возбуждение одновременно. Заглянул туда...

... Моя стояла на коленях перед Максом у которого были расстёгнуты брюки. И без того, короткая юбка сбилась вверх, обнажив её красивые ноги. Из-под расстёгнутой блузки трогательно торчала её девичья грудь. Волосы были растрёпаны. Она, тяжело дыша, отсасывала его громадину, держа её обеими руками. Я пришёл во время.

Весь член, конечно не мог уместиться во рту моей возлюбленной. Вмещалась только одна его головка. Он ей помогал, держа её волосы на затылке Член упирался ей в глотку. Она давилась. Он ей, что то сказал. Она кивнула в ответ. Он, взял свой член в руку а она, сделав глотательное движение стала пропускать возбуждённый ствол в себя. И он как по маслу, стал входить в горло моей любимой до конца. Шея у её подбородка увеличилась, показывая, что член погрузился глубоко. Щёки её раздулись.

Она давилась. Воздуха ей явно не хватало. Где он там вмещался?! Кровь стучала мне в виски. Я возбудился. Мой член распух, что вот-вот лопнет...

Макс, помедлив мгновение, наслаждаясь своим членом в глотке чужой жены, стал медленно двигать им, совершая фрикции. Он, наверно, догадывался, что я наблюдаю за ними. Жена хрипела, давилась, судорожно стучала ладонями по ногам Макса. Он, не замечая этого, наслаждался. Его початок входил и выходил, блестя, обильно, смазанный её гортанной слизью. Что она ощущала, я не знаю, но я знаю, что её желание было выше всего, что с ней делали.

По его хрипу я понял, что он начал кончать. Он вытащил своё орудие из горла. Она часто задышала. Макс стал дрочить, положив свой пульсирующий великан ей на лицо. Затем стал водить им по глазам, щекам, лбу, волосам, моей жены, продолжая выстреливать и выстреливать, заливая всё липкой жидкостью. Семени было много. В полумраке её лицо заблестело как покрытое глазурью. Волосы превращались в мокрые сосульки, липли к щекам, члену самца, подбородку. Спермы было столько, что она стала стекать вниз на шею, грудь, блузку любимой, тяжёлыми каплями, падала на пол. Я так возбудился этим зрелищем, что не выдержал и сам кончил. Пора сматываться, подумал я и ретировался обратно в комнату. Член мой стоял как замороженный, хотя я кончил вместе с ними. Их ещё, не было минут пять.

Сперва в комнату зашёл Макс. Моя осталась там. Я как бы спал. Он пошёл в ванную комнату. Вынес почти мёртвую Марину. Положил её на диван, укрыл пледом. Вышла моя. Пошатываясь, побрела в ванную. Макс пошёл за ней и щёлкнул дверью. Началась чистая любовь — любовь в ванной, — философствовал я. Быстро подойдя к двери, за которой должна происходить «чистая» любовь, я стал прислушиваться. Как я не напрягал слух, ничего не было слышно. Они ещё включили воду. Лишь изредка можно было услышать кое какие непонятные звуки. Что они там делали можно лишь догадываться. Я ушёл в кресло, где начал предаваться эротическим фантазиям. То, что моя крошка в ванной с этим жерёбцом, так возбудили меня, что я стал дрочить и сразу кончил. Спустя, ещё раз кончил. Их не было около получаса.

Вышел Макс. Я закрыл глаза. Жена оставалась в ванной. Стал меня будить. Я как будто проснулся. Спросил, где моя жена. Макс сказал, она в ванной приводит себя в порядок. Интересно, сколько раз он её там трахнул? Он присел рядом и мы выпили ещё раз коньяка. Без слов мы понимали друг друга. Однако, не выдержав первым он мне сказал, что у меня классная баба. Маринка спала как ребёнок. Решили разбудить её. Она с просонья ни чего не понимала. Что то лепетала своими пухленькими губками, моргая сонными глазками и мотала головой, потом пришла в себя. Судя потому, как он, разомлев развалился в кресле, я понял, что он полностью насладился телом моей крошки. Он напоминал мне уставшего бычка после многократной случки, тёлка которого подмывалась сейчас в ванной. И эта тёлка моя жена. Интересно, как и куда он её трахал. Куда спускал? На все эти вопросы я наверно никогда не получу ответ.

Вышла моя из ванны в банном халате. Её не узнать. В глазах усталость. Такую сексуальную я ещё её не видал. Я спросил всё ли с ней в порядке, она сказала, что её немножко тошнило, и теперь всё нормально. Извинилась, что в халате. Сказала, что испортила блузку и юбку и пошла переодеваться. Мы продолжили веселье. Отдохнувшая Маринка и моя жена пили вино, ели фрукты. Мы с Максом беседовали. Моя не замечала Макса. Как будто его и не было. Макс не замечал Лену. Я понял, что у моей жены появился любовник, сидящий рядом мной. Может, у Лены был и раньше любовник? На этот вопрос теперь я не знал ответа. Время веселья прошло. Гости стали собираться домой. Долго прощались в коридоре. Я шутя целовал Марину, Макс — Лену. Наконец разошлись.

Под утро легли спать. Хотя, я устал, решил заняться со своей птичкой любовью. Меня разжигала страсть, то что она только, что давала другому. Я ласкал её языком. Она позволяла делать с собой, что я хочу. Она стала такой порочной, что я её не узнавал. Влагалище сочилось соками. Когда я стал вводить свой красавец туда — обалдел. У неё там стала дыра, в которую мой член провалился как карандаш в стакан. Совершая фрикции, я не ничего ощущал, как будто двигал им воздухе. Макс разработал так отверстие моей Лены, что это стала настоящая пещера. Она то же почувствовала непривычность, и так как была не дурой, догадалась, что я всё понял. Сама, вынув мой малыш из влагалища направила в свой анус, благо мой был сильно смазан её соками. Она была расслабленная и он вошёл в неё мягко. Узость её попки по сравнению раздолбанным влагалищем была очевидной.

Я ввёл его полностью и стал наслаждаться движениями. Долго бы елозил, однако представив, что и там наверно был член другого сразу кончил. Когда мы проснулись я рассказал, что всё знаю про её приключение, и, что сам виноват, не уделив должного внимания ей в этот вечер.

Мы наслаждались друг другом весь следующий день. Наши отношения стали ещё более страстными, потому, что во время взаимных ласк между нами всегда вставала фигура бычка — Макса.

Что было дальше уже другой рассказ. До скорого.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх