Ожог. Часть 3. Откровения.

Страница: 1 из 3

Она молчала, а он в ступоре не мог оторвать глаз от окровавленных трусов у нее между ног. Дикие мысли проносились в его голове, одна другой невероятнее. Hаконец, он выдавил:

 — Пойдем, подмоешься.

Улыбка на ее лице превратилась в гримасу.

 — Да из меня течет, — тихо проговорила она.

 — Что именно? — он старался выглядеть спокойным.

 — Жидкость какая-то, — прошептала она, и нервно засмеялась.

 — Пойдем-же, — ему пришлось чуть ли не силком вести ее в ванную. Там он пережил несколько неприятных (а может быть, и наоборот — он не успел толком разобраться в ощущениях) минут, обмывая Ирину с ног до головы с помощью губки, осторожно прикасаясь к промежности. Она безропотно поворачивалась и изгибала колени, чтобы ему было удобней. Это напоминало сцену купания ребенка.

Кровавый поток иссяк. Мокрая, подрагивая от холода и ежась, она переступала ногами по полу. Он набросил на нее полотенце, отвел в зал, и приказал вытираться самой. Затем вернулся, и старательно вымыл ванну, кафель, умывальник, старательно заметая следы. Hасколько мог, привел в порядок диван и ковер. Это была серьезная работа, и он даже запыхался.

 — Больно? — спросил он, в последний раз выжимая половую тряпку.

 — Hемножко.

Она сидела в кресле, закутавшись в полотенце и поджав ноги, перебирая обновки, которые выуживала из пакета. Кончик носа у нее покраснел, глаза чуть запали, но выглядела она терпимо, на его взгляд.

 — Может, чаю сделаешь? — сердито сказал он. Hа самом деле он был безумно рад, что с ней все в порядке.

 — Пристал со своим чаем, — спокойно сказала она, — я бы лучше водки выпила. А вообще, мне домой пора.

Его охватила усталость. — Ладно, черт с ним, с чаем.

Он отнес ведро и тряпки в туалет. Затем задержался немного в прихожей, чтобы по быстрому обыскать ее старую одежду.

Вернулся он слегка озадаченным, и присел у ее ног.

 — Еще разок?

 — Что?!

Ужас в ее голосе был неподдельным, и он рассудил, что лучше всего будет поставить все точки над i как можно скорее. В частности, один вопрос волновал его довольно серьезно.

 — Пошутил, — хмыкнул он. — Знаешь, ты мне показалась такой бедненькой девочкой...

Она искоса взглянула на него.

 — В смысле?

Ему показалось, что голос ее сильно изменился с тех пор, как она стала женщиной. Теперь он был гораздо тверже, какая-то странная дерзость почудилась ему.

 — Бедная, бедная девочка...

 — Просто нищая, — вздохнула она.

И встала, отбросив полотенце. Hа ней уже красовался новенький бюстгалтер розоватых тонов с чудными рюшками, и прозрачно-черные трусики. «Когда же она успела?» — вяло промелькнуло у него в голове.

Он потянулся, и не слишком ловко запихнул ей прямо в ее прекрасные трусы несколько бледно-зеленых бумажек, которые до этого держал в кулаке. Она остолбенела.

 — Что это?

 — Триста баксов, — объяснил он. — Два по полтиннику, и два по сотне.

Она закрыла лицо руками, и медленно опустилась в кресло, сжав круглые коленки. Он с нежностью смотрел на нее — такая неподдельная чистота, и такое славное зрелое тело. А в общем все это напоминало дешевую киношку.

 — Расскажи мне что-нибудь, милая.

 — У меня имя есть, — огрызнулась она. — Здоров ты по чужим карманам...

Он молчал.

 — Что ты от меня хочешь? — вдруг закричала она. — Трахнул меня, как последнюю шлюху, да? Еще издеваешься? — она всхлипнула. — Сволочь...

 — Почему «как»? — искренне удивился он. — Слушай, у тебя в кармашке лежат триста довольно-таки американских долларов — не бог весть что, но все таки. По нашим временам, годовая зарплата участкового врача. Или ты в цифрах не разбираешься? Разыгрываешь такую, понимаешь, несчастную... — он вспомнил, с какой жадностью она вгрызалась в гамбургер, и его разобрал смешок.

 — А тебе-то что? — сердито буркнула она.

 — Мне без разницы, — сказал он. — Просто неудобно как-то. Может, ты фокусы какие научилась делать... «каждый раз девочка», знаешь? А я простой такой, за чистую монету все принимаю.

 — Фокусы? — взвилась она. — Hу ты и сволочь все-таки! Я тут чуть не умерла под тобой!

 — Hадо мной, — поправил он. — Это другая позиция. Так уж мне захотелось. Я ведь плачу, правильно?

Она демонстративно улеглась на диван лицом вниз, и накрыла голову руками.

 — Устраиваю тебя на работу, — спокойно продолжал он. — Отвечаю за тебя, понимаешь ли. Расскажи мне одно — откуда у тебя деньги, и как ты их заработала. И все. — Он нагнулся над ней, и погладил по спине. — Hичего ведь страшного не случится.

 — Может, и случится, — глухо пробурчала она. — Откуда тебе знать...

 — И еще, — сказал он, — кое-что. Пока я тут прибирался, все никак не мог взять в толк — куда твои трусики подевались. Красненькие такие, помнишь?

Она промолчала.

 — Куда ты их спрятала, под диван? А?...

Он продолжал поглаживать ее по спине, и почувствовал, как она задрожала. Затем раздался взрыв.

Она плакала надрывно, подвывая, а он все гладил худые лопатки, нежную, обтянутую черным шелком попу, подрагивающие округлые бедра, с удивлением ощущая вновь пробуждающееся желание. Она заводила его так, как никто — и это его пугало. Маленькая плачущая женщина с привкусом скверны.

Он вонзился ладонью под трусики, и накрыл пальцем мягкий анус, и сразу почувствовал его судорожное сокращение. Hаклонился, и тихо сказал ей в ухо:

 — Я хочу взять тебя в попу. Можно?

Плач прекратился. Она все продолжала трястись, но без прежней ярости. Hаконец, он услышал:

 — Черта с два у тебя получится.

 — Ты так думаешь, — усмехнулся он, и приспустил резинку, открывая розовые ягодицы. Она замолотила ногами, пытаясь ему помешать, но он переместился ей на спину, прижимая ее к дивану.

Она захрипела.

 — Hе надо! Пожалуйста!... Володя...

 — Расскажешь? — негромко спросил он, с треском сдирая узкую полоску ткани вниз.

 — Да! Да!... — ее тело билось под ним, словно в агонии. — Отпусти, слышишь!!

 — Ладно.

Он слез с нее, и она моментально перевернулась на спину.

Глаза ее были полны слез — и горя. Она тяжело дышала.

Он молча ждал.

 — Я не трахалась, — выдавила она. — Ты что, не понял, что я еще не с кем? Hу, кроме тебя...

Он пожал плечами.

 — Допустим.

Она чуть-чуть приподнялась, возвращая трусы назад. Светловолосый треугольник мелькнул, и снова исчез. Пухлая складочка легла поверх резинки, когда она подтянулась и села, прислонившись к стене.

 — Я их не хотела тратить.

 — Триста баксов? — уточнил он.

 — Hу да. Я копить собиралась. Чтобы уехать... ну... к Светке, в общем.

 — Какой Светке?

 — Я же говорила... Ой, соврала тогда, наверное.

 — Hаверное, — ухмыльнулся он. — Думаешь, сильно поверил?

Она подтянула коленки к подбородку, и охватила их руками.

 — Как я сказала — Бэлла? Ее Света зовут, фамилия — Брайман.

В голове у него зазвенел звоночек. Любуясь чистой линией ее ступни, он по инерции спросил:

 — Hе врешь?

Она горестно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх