Сейлор Мун: розовая луна без матроски

Страница: 2 из 9

эти придут.

 — Бани, любимая, лапочка, — Макото не знала, что еще сказать. Ее переполняла нежность к подруге. — Давай... давай развяжем эту тесемочку. Давай скинем эти тряпки с моей любимой девочки. Я хочу посмотреть на тебя — голенькую.

Говоря все это, Макото явно не теряла времени зря. Комбинация упала к девичьим ногам и остренькие, крепенькие грудки Бани заколыхались прямо напротив личика Макото, которая нагнулась, что бы поднять кружева. Один сосок почти попал в ее рот, и она сама быстро справилась с этим «почти». Руки Макото, тем временем, летали вокруг попки и спинки Бани, лишь чуть касаясь кожи кончиками пальцев, доставляя девушке прекрасные муки нарастающей похоти. Бани уже находилась в полузабытьи, и машинально начала искать плоть партнерши. Это удалось ей без труда, но тут произошло неожиданное:

 — Киска, пожалуйста, не трогай у меня там. Там все очень натерлось и... , — Макото хотела все объяснить, но ладонь Бани легла на ротик подружки.

 — Я поняла тебя, милая. Я больше не буду. Только зачем же ты меня тогда опять соблазнила?

 — Ты очень возбудила меня, когда тянулась, любимая. Мне очень нравится, когда ты потягиваешься. Но ты не бойся. Мне все равно очень хорошо. Я просто поласкаю тебя, и ты спустишь мне в ротик, а я кончу вместе с тобой, мой зайчик. Только дай мне поласкать тебя там. Пожалуйста. Мне это очень, очень нужно, — Макото упала перед принцессой на колени и стала неистово целовать ей ляжки. — Ну, пожалуйста, дай мне лизнуть тебя. Раздвинь ножки. Я очень тебя прошу!

Из глаз Макото брызнули слезы. Девушка была возбуждена до крайности. Она подняла свой взгляд, полный влажных капель, на Бани и, не найдя, что еще сказать, прижалась щекой к ее лобку с ее замечательными, желтыми волосиками, и стала тереться об него. Бани не ожидала такой тирады от подруги. Много раз до этого, да и вчера ночью, она просила Мако пососать ее писю. Макото знала, что ей это нравится. Да и как не нравиться, если Макото делала это действительно лучше всех. То, что она умела творить с клитором, губками и влагалищем, было непередаваемо. И не раз Макото выпивала весь любовный сок Бани, а потом даже не просила ответной ласки.

 — Успокойся, моя лапочка, — Бани опустилась рядом с ней на колени, — конечно я дам тебе. Пойдем на постельку. Иди ко мне на ручки, я сама отнесу тебя. Как ты хочешь полизать? Мне сесть тебе на личико, или хочешь, я лягу и раздвину свои ножки?

 — Сядь на меня, Бани, сядь, быстрее. Ну, садись же! Выеби меня в рот! — Макото захлебнулась от сладости. Не переставая плакать, она открыла ротик, чтобы набрать побольше воздуха и в этот момент блондинка ловко прыгнула ей на лицо, прижалась к нему и задрожала всем телом.

 — Соси его! — приказала она не очень уверенным голосом.

Макото не ответила. Потому, что не могла. Рот наполовину заполнился трепещущей плотью Бани. Да, и нужны ли были сейчас слова для ответа. Девушка втянула в себя остававшийся в уголках рта воздух, создавая должное давление, полностью обволакивая клитор и губки. Жилка клитора тут же напряглась и начала пульсировать в такт движениям Макото. Язычок ходил вверх-вниз, завершая каждое поглаживание небольшим ударом кончика по верхней части любовной маслинки. Верхние зубки чуть-чуть зацепили самое основание клитора. Бани всем сердцем почувствовала теплый язычок Макото. Первая мощная волна похотливого трепета пробежала по спине принцессы вверх, потом вниз, и растворилась где-то между бедер. Растворилась, но не пропала. Бани не нарочно вильнула попкой, еще сильнее зарывшись в ротик подружки и прижав ягодицы к шикарной груди Макото. Той только это и было надо. Руки рыженькой девушки легли на гладкие пышные бедра Бани и начали придавать им поступательные движения. Как же это нравилось Макото. Огромный клитор трахал ее в ротик. Волосики на лобке щекотали носик и щечки, только способствуя дикому возбуждению. Беленькое, терпкое молочко потекло по лицу. Шелковые косички Бани переливались по всему телу Макото, вызывая неземную истому и желание как можно быстрее кончить, а пальчики нежно обхватили голову, размазав соленые слезки по щекам.

Так продолжалось секунд сорок. Бани потихоньку стонала. Ее подруга хорошо знала свое дело, и все прибавляла и прибавляла ритм. Макото уже сама почувствовала близкий оргазм и теперь сдерживалась, не желая спускать раньше своей наездницы. «Вот, кажется, уже сейчас». — успела подумать Макото, и тут...

Удар грома расколол лунную воительницу на тысячи мелких кусков. Бани показалось, что вместо вкусовых шершавых сосочков на языке Макото вдруг выросло с десяток острых сладострастных иголок, которые разом пронзили все тело девушки. Ее плоть теперь стала одним огромным клитором, сознание отключилось, и только где-то далеко, в самом укромном уголке мозга повисла мысль: «Так вот, почему плакала Макото. Вот что ей было нужно. Наконец-то я понялааа...»

 — Ааааааа... ааа, — завизжала принцесса. — Не могу больше... ааа-о-о-от... от... отпусти меняааааа.

Ее попка со всей силы дернулась от ротика Макото вверх, потом на секунду расслабилась, возвращаясь. Но чуть только снова Бани коснулась писькой кошачьего языка Макото, какой-то невероятно приятный, но безумно сильный толчок поднял девушку и буквально вогнал в нее безумной мощи оргазм, сбросив ее с дивана прямо на ковер. По всему нежному тельцу Бани пробежала судорога, и когда эта судорога достигла девичьей головки, сознание покинуло ее. Дыхание девушки восстанавливалось. Она просто, как бы спала.

Зато совсем не спала Макото. Конечно не столь сильный как у Бани, но все же, оргазм настиг и ее. Бани еще только начинала кончать, когда Макото расслабилась и дала волю своему телу. Пися привычно запульсировала, и тоненькая струйка вязкой влаги потекла из кружевных трусиков, которые она так и не сняла. Когда Бани вихрем соскочила с подруги, Макото инстинктивно напрягла руки, желая смягчить удар, но это только усилило оргазм и пальцы как будто сами вцепились в бедра. Макото приподняла плечики над диваном, приоткрыла глаза, и тут она увидела нечто, от чего слезы снова брызнули из ее огромных красивых черных глаз. Прямо напротив ее промежности в проеме открытой двери, стояла ухмыляющаяся блондинка Минако, нагло пялившаяся на ее мокрую писечку, и небрежно засунув правую руку себе под юбку, а левой опершись об косяк. За ней пряталась скромница Ами — жгучая брюнетка с прической-каре — потупив взор и скрывая свою приятную детскую улыбку ладошкой.

Макото поняла, что девушки видели все, и от этого она стала спускать еще сильнее. Так все и закончилось. Слезы счастья, катящиеся по щекам из глаз Макото, ее сливочки из письки, стекающие по ногам, и напротив — две свеженькие и хорошо выспавшиеся, соблазнительные леди, просмотревшие потрясающее бесплатное шоу. Утро Макото однозначно не пропало даром. У девушек, видимо, тоже. О лежащей на полу подруге и предводительнице воинов в матросках, по началу никто даже не вспомнил.

 — Так, так, так! — протянула Минако своим самым противным голоском, — Видишь, Ами, как наши доблестные подруги готовятся к экзамену по географии, целиком отдавая себя науке. Жаль только, что эта наука называется не география, а лесбийская любовь. По-моему, они обе заслуживают наивысшей оценки.

 — Послушай, Минако! Может, пойдем. Зайдем минут через пять. Неудобно же! — Ами пыталась не смотреть на роскошную грудь и соски Макото, но взгляд, словно прикованный, возвращался к огромным коричневым кружкам, которые классно сливались с рыжей шевелюрой, разбросанной по груди. Ами всегда млела от девушек с красивой большой грудью.

 — Да нет уж. Отчего же — «минут через пять»? Давай останемся, может, и сами что новое узнаем. Век живи — век учись. Ты только прикинь, Ами. Какой прекрасный шанс увидеть,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх