Сейлор Мун: розовая луна без матроски

Страница: 3 из 9

как две талантливые молодые ученые девушки занимаются лабораторной работой по теме «отсоси с утра мой клитор». Нет. Остаемся однозначно! — Минако сделала пару шагов вперед и ловко схватила Макото за промежность под насквозь промокшими трусиками, — Если, конечно, Вы не против, Макото-сан?

 — Минако, ты не могла бы заткнуться? — Макото с удивлением обнаружила, что рука этой шалавы не вызывает неприятных чувств, как с утра. — Или ты, может, ревнуешь?

 — Конечно, ревную! — Минако просто так не сдавалась. — Ты сама-то посмотри. Когда мы с тобой на прошлой неделе ласкались в ванной у Рей, мне из твоей дырочки удалось выжать пять-шесть жалких капель, а сейчас у тебя оттуда можно смазку в промышленных масштабах добывать.

 — Ну, ладно, Минако. Ну, пойдем. — Ами легонько потянула подругу за рукав, но ее никто не слушал.

 — Ты прекрасно знаешь, что тогда, в ванной у Рей, я не смогла кончить, и тебе известно — почему. — Макото начал раздражать этот разговор. Такое впечатление, что эта языкастая зараза всю прошлую ночь зубрила географию, а о сексе даже не вспоминала.

 — Понятное дело. Разве со мной, бездарной любовницей, кто-нибудь сможет кончить. Я ж фригидная. Куда мне? — Минако распалилась не на шутку.

 — Послушай, ты — язва в матроске! Во-первых, ты не фригидная, потому, что в той же ванне тогда, ты кончила дважды подряд. Во-вторых, я тебе говорила, что не кончила из-за того, что очень устала на теннисе. — Макото оттолкнула руку Минако.

 — Может, ты устала не на теннисе, а на кое-чем очень похожем? Ну, давай, расскажи нам, как этот теннис входил в тебя, выходил. Ласково, нежно.

 — Какого черта, Минако! Ты прекрасно знаешь, что я не сплю с мальчиками. Впрочем, как и все мы. Или ты сомневаешься? Ты что, считаешь, что я вас предаю? — Макото была возмущена поведением подруги. Прекрасно ведь знает, что Бани запрещает заниматься с мальчиками сексом. Да что — сексом. Даже петтингом. Сколько раз девушки ругались по этому поводу. Но каждый раз ответ был один: «главный демон вселенной может войти в любого мужчину, кроме Мамору, а если они будут иметь с ним контакт, то не только потеряют всю силу планет, но и могут раскрыть тайну семи радужных кристаллов». На вопрос: «Почему мы не можем отдаться Мамору?», всегда звучало следующее: «Мамору — принц вселенной, а так как принцесса вселенной — Бани, то и нечего всяким там лесбиянкам, кроме нее самой, лезть к Мамору со своими грязными пиписками». Конечно, воинов каждый раз так и подмывало рассказать о том, что к Мамору постоянно липнут «всякие там не лесбиянки», причем вовсе не без успеха. Но каждый раз девушки вовремя спохватывались, щадя лучшие чувства начальницы.

 — Да ничего я не считаю. Просто вместо того, чтобы готовиться, вы с Бани не известно, чем занимались. — Минако надула губки, и, давая понять, что разговор окончен, отвернулась и села рядом со спящей на полу Бани.

Макото подошла к зеркалу и стала причесываться. Грудь задорно запрыгала. Девушка улыбнулась сама себе и тут же случайно перехватила отражение взгляда Ами, которая так и простояла весь разговор у двери. Макото подмигнула ей и пошла в ванную комнату — поискать чистые трусики и сполоснуться.

Ами подошла к Минако. Тихим, почти девичьим голосом, спросила:

 — Минако, а что с Бани?

 — Что с Бани, что с Бани? — Девушка никак не могла успокоиться. — Сама-то как думаешь?

 — Может, ей плохо?

 — Ей-то?! Ха-ха, — Минако заржала во всю глотку, — еще как плохо. Забросить географию. Отдаваться весь вечер и всю ночь Мако, потом, с утра, трахнуть ее в рот, обкончаться и забыться — тут кому угодно станет плохо!

Ами наклонилась над Бани и стала ласково гладить ее по щекам.

 — Бани, Баааани. Проснись. Бани Цукино, ты спишь?

 — Что ты делаешь? Вот как надо! — Минако надоели эти нежности. Она стала легонько хлестать Бани по щекам. — Ну-ка, Цукино, просыпайся, а то я тебе соски откручу. Тебе будет больно.

Минако уже собиралась исполнить свою угрозу, но тут Бани зашевелилась и стала что-то шептать. Девушки ничего не смогли расслышать. Бани поворочала пару секунд языком и вдруг ясным громким голосом, очевидно — еще во сне, произнесла:

 — Сила Луны, помоги!

Сила не заставила себя долго ждать, и Бани стала вбирать в себя магические лучи, появившиеся, как всегда, неизвестно откуда. Видя все это, Ами и Минако последовали примеру Сейлор Мун и в комнате, одно за другим, раздалось:

 — Волшебная сила Меркурия!

 — Призма Венеры!

 — Дай мне силу! — обе девушки попали в унисон. Через мгновение в комнате стояли Сейлор Мун, Сейлор Меркурий и Сейлор Венера. Воины в матросках.

 — Ну и какого, дьявола, спрашивается?! — Венера не теряла своего ехидства, даже будучи в образе воина. — Чего ты завопила-то? Где демон?

 — Ой! — Сейлор Мун наконец-то открыла глаза. — Где это мы?

 — Мы, блин, в черной дыре вселенной в плену у главного демона тьмы. А точнее — в спальне Макото. Стоим втроем, как дуры, в матросках вокруг одного дивана. При этом ни одного демона в радиусе двадцати миль не наблюдается. Может, объяснишь — зачем ты вызвала силу Луны? — Минако от возмущения была вне себя. Она поставила руки на бедра и встала в позу строгой жены, отчитывающей мужа.

В комнату вошла чистенькая, посвежевшая Макото. От открывшейся двери образовался сквозняк. Юбочки сейлоров взлетели до пояса и стало ясно, что о нижнем белье сегодня утром вспомнила только Ами.

 — Вы, что? Хотите изгнать демона, который каждую ночь сминает мои простыни? — Макото была явно удивлена внезапным превращением одноклассниц.

 — Нет. Мы просто решили проверить: влияет ли утренний оргазм на быстроту превращения в воинов. Результат, как видишь, превзошел все ожидания — Бани телом уже сейлор, а мозгами до сих пор трется о твой язычок.

 — Девчонки! Может, мы превратимся обратно, а потом поговорим? — предложила Меркурий.

 — Да уж пора бы. Все равно Сейлор Мун распугала всех демонов своей голой задницей. А ты говоришь «волшебный лунный жезл», «лунная призма». По сравнению с ее ягодицами, это все — тьфу, семечки. — Венера явно потеряла чувство субординации, но это ей сошло с рук, так как принцесса все еще не очухалась.

Через минуту прекрасные девушки сидели на диване и кляли Бани, на чем свет стоит. Та вроде бы пришла потихоньку в себя, но было видно, что ни о каком экзамене по географии она даже не вспоминала. Ей вообще не хотелось сейчас разговаривать с кем-либо, кроме Макото, которой она хотела сказать очень многое. Но не может же она сказать подругам: «Ну вы идите — готовьтесь, а мы тут с Мако поговорим». Бани так и не знала до сих пор, что Минако и Ами все видели своими глазами.

 — Бани! О чем ты думаешь, черт возьми? — Макото явно не понимала, что творилось в душе у ее ночной партнерши, — Давай, возьми себя в руки, и пойдем.

 — Куда? — мечтательно пропела Бани. — Впрочем, куда хочешь, мне все равно.

«Лишь бы с тобой вместе», подумала про себя Бани, но вслух не сказала.

 — Экзамен по географии сдавать. Уже одиннадцать, а ты еще даже не одета.

 — Экзамен? Может мне не ходить. Сдам как-нибудь потом.

 — И останешься на второй год. Давай, поднимайся. Иди в душ. — Ами, как самая ответственная, взяла инициативу в свои руки.

 — Почему, интересно, Рей уехала, не сдав последний экзамен, и никто ее на второй год не оставил. — Бани, причитая,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх