Подруга

Страница: 1 из 5

Тетрадь которую Вы сейчас прочтете, попала ко мне следующим образом.

Хмурым, осенним днем прошлого года я находился на кладбище, где два года назад была похоронена моя жена. Погрустив у могилы, я направился к выходу и увидел невдалеке девушку лет 23х-24х. Она стояла у полуразрушенной могилы, на которую только что положила скромный букет. Я с трудом прочитал полинявшую надпись: фамилия, имя, отчество, дата рождения, смерти. Захороненная здесь женщина умерла 22х лет. Я спросил девушку, кем приходится ей покойница и почему она так рано умерла.

 — Это моя подруга, — ответила девушка, — а обстоятельства ее смерти настолько необычны, что коротко о них не расскажешь.

Крайне заинтерисованный, я попросил, если не трудно рассказать. Мы простились до вечера и я уже направился к выходу, как вдруг услышал ее голос:

 — Одну минуточку!

Я вернулся.

 — Возьмите вот это письмо, — сказала она, подавая мне тетрадь, — это то, что она написала мне незадолго до смерти.

Я поблагодарил и ушел.

Придя домой я сел на диван и залпом, не отрываясь, прочитал эти записки. Они не могли не взволновать. Судите сами.

... «'Ты пишешь, что тебя очень волнует вопрос интимных отношений с мужчинами. В двадцать лет — это вполне естественно. Hе знаю, что тебе посоветовать. Я лучше расскажу, как все это со мной было, а ты сделаешь выводы.

Произошло это два года назад. Помнишь, когда мой день рождения отмечали?... Аркадий Ильич — да, да, — наш учитель по физике поздравил меня, сделал несколько комплиментов и пригласил сходить с ним в театр. Ты представляешь как мне было лестно! Хотелось, чтобы все знали об этом, но надо было молчать: у него жена и двое детей.

В театре сначала я чувствовала себя очень неловко, но он был так внимателен, прост, что вскоре я освоилась.

После спектакля он проводил меня до дома. А когда прощались, он попросил, чтобы я его поцеловала. Я его поцеловала. Он обнял меня так, что я чуть не задохнулась, и он стал целовать мне руки, губы, глаза и еще несколько раз. С большим трудом мы расстались.

После этого вечера мы стали встречаться. Вместе ходили в театр, кино. Мы много целовались. Он умел целоваться как-то так, что я становилась безвольной. Однажды он пригласил меня к приятелю. Звали его Борис. Выпили. Поговорили о наших отношениях и не заметили, как прошел вечер. Борис предложил ночевать у него. Аркадий Ильич спросил смогу ли я остаться. И хотя мне было и неловко и боязно, я не смогла уйти. Борис предоставил нам с Аркадием свою кровать, а сам ушел спать на кухню.

Как только он вышел, Аркадий обхватил меня обеими руками и буквально впился в мои губы. Долго стояли мы так, не двигаясь. Он больно сдавил мою грудь и поцеловал так, что я уже не могла стоять на ногах. Аркадий отпустил меня и погасил свет.

 — Разденься, — сказал он и начал снимать костюм. Я стала растегивать платье, но руки меня не слушались и я еле-еле снялаего. Потом я так-же, ничего не соображая, сняли туфли. Аркадий уже разделся и подошел ко мне. Он гладил меня по голой спине, опуская руки все ниже и ниже.

 — Сними комбинацию, — сказал он.

Я стала снимать. Он нетерпеливо сдернул ее и я осталась в трусах и бюстгалтере. Мгновенно я почувствовала его руку у себя между ног. Другой он лихорадочно растегивал бюстгалтер. Кровь прихлынула к сердцу. Я почувствовала, как все внутри буквально рвалось вылиться во что-то невообразимое. Я судорожно пыталась вздохнуть и не могла.

 — Ляг, — попросил он. Я покорно легла, он сел со мной рядом, взял обе груди и стал их поочередно целовать. Потом он впился губами в левую грудь и стал раздражать языком сосок.

Каждое его прикосновение было необычайно приятно. Мне хотелось поцеловать его за радость, которую он мне доставляет. Мы слились в поцелуе. Грудь под его пальцами застонала. Оторвавшись, он взял мою правую руку и долго целовал.

Потом он потянул ее книзу и я почувствовала в руке его член. Аркадий сжал мои пальцы вокруг члена и несколько раз провел вверх и вниз.

 — Hе знаю, что делать? — сказал он, — ты девушка и лучше тебе ею остаться... , но я мужчина!... Как ты считаешь?

 — Hе знаю, — ответила я, — в твоих руках все мое будущее...

Он опять несколько раз провел моей рукой по члену...

 — Ладно, я попробую с краешку, — сказал он. — Hе бойся, сними трусы.

Я замерла. Руки похолодели и налились свинцом.

 — Hе бойся, — повторил он.

И я почувствовала, как его рука осторожно, сантиметр за сантиметром, отодвигала мою последнюю защиту. Секунда!... И я совершенно голая лежу перед ним.

Он лег на меня, прижался губами к моим губам, но я уже не чувствовала его поцелуев. Все мои мысли были там. Я ждала этой страшной минуты — боли, страсти, восторга. Меня трясло.

Он легко раздвинул мне ноги и лег между ними. Я вся напряглась. Вот самым краешком больших губ я почувствовала головку, которая нежно раздвигала их в стороны и стремилась все дальше и дальше. Это было настолько приятно, что я подалась вперед и... мгновенно почувствовала резкую боль. Боль заставила меня откинуться назад. Аркадий сразу же отстранился и спросил:

 — Больно?

 — Больно, — ответила я.

 — Hу я больше не буду, я потихонечку, — пообещал он и опять раздвинул мои ноги.

Опять я почувствовала, как его член проникает в мои внетренности. Захотелось обхватить его, но едва развинув чуткие части тела, он выскользнул, это было как ушат холодной воды. Правда он тут же снова проник к этому месту. Прикосновение его с каждым разом становилось все приятнее и приятнее. Hо вот Аркадий увлекся и опять я почувствовала резкую боль. Опять он отстранился. И так несколько раз. Мне было приятно и больно. Я устала от неприятного раздражения. Хотелось, чтобы все это разрешилось скорей. Аркадий меня измучил и сам измучился.

 — Hе могу! — ... стонал он, — жалко тебя. Лучше останься девушкой...

 — Конечно, — прошептала я.

 — Вот что следаем, — предложил он. — Помажь слюной груди с внутренней стороны. Вот здесь, здесь, пониже и к животу, и сверху... Так, — с этими словами он легко сел мне на живот, обхватив ногами и положил член между грудей.

 — А теперь сожми его обеими руками, — он показал как нужно сжимать. — Вот так... не бойся, жми сильнее.

И он начал водить членом между грудей. Мне все это было очень интересно. Через несколько минут он вдруг сильно заскрипел зубами, дернулся и из члена брызнула белая, как молоко, струя. Так впервые я видела как завершается этот акт у мужчин.

Через несколько дней Аркадий отправил семию на дачу и мы встретились у него на квартире. Hа этот раз я чувствовала себя свободнее: нас уже связывало что-то интимное, наше.

Аркадий поставил столик к дивану. Мы выпили и стали целоваться. Я опять ощутила его руку под юбкой.

 — Разденься, — попросил он.

Я разделась, он тоже все с себя снял. Сразу же я почувствовала у своих ног его член. Аркадий положил меня поперек кровати, а сам остался стоять около кровати. Погладив мои ноги, он поднял их к себе на плечи и, обхватив руками мои бедра, начал потихоньку вводить между них член. Вновь было приятно и больно, я трепетала. Он едва сдерживался. Доведя меня до безсознательного состояния, он наклонился вперед и взял в руку мою грудь, колени мои были почти прижаты к груди. В этом положении он продолжали двигать член все дальше и дальше. Головка все чаще упиралась в преграду. Было больно, но я старалась не стонать, так как после каждого моего вскрика Аркадий сразу же отодвигался и это было ужаснее всего. Hе слыша моих возгласов, он видимо увлекся, я почувствовала, как головка прорвала ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх