Ангел любви

Страница: 1 из 2

Милая женщина с полной налитой грудью и пахнущими потом полей подмышками стояла, раздевшись, у входа в банное отделение колхозной бани. Не войдя ещё в душевую, она источала животно-лакомый запах трудового пота и свежести, напитанных солнцем полей. Такой раздвинуть ножки было одно удовольствие. Он действовал с привычным напором. Поднырнув под живот томной женщины, он заставил её ощутить знакомый всем женщинам зуд между ног, и женщина остановилась на пороге в душевую, и лакомо потянулась всем своим несказанным телом. Он чуть не тронулся, увидев всю её грациозную ненаёбанность от кончиков пальцев до ожесточённого меха под мышками, с капельками росинок пота, источавшими непередаваемо свежий аромат.

Он слегка приотпустил и женщина даже вздрогнула немного, «Ой!», сама застеснявшись своего поведения, хоть в бане никого кроме неё не было. Но на полке он уж сполна взял своё. Не успела барышня на лавочке ноги пошире раздвинуть («ведь никого же нет!»), как он самым нахальным образом влез ей по самые яйца в пизду. Дама ахуела аж! Немного посопротивлявшись не привыкшим к невидимой наполненности животом, она с удовольствием раскинулась дальше, и почувствовала, что её невидимо, но довольно конкретно ебут. Ситуация припёрла бабоньку до явного. Ебли аж до пропихивания, а не видно никому и никто ничего не сможет сказать. Поэтому распёрло бабоньку, аж раскарячило вдоль лавки. Колени раскинула до предела, пизду вывернула за губки в разные стороны, чтобы невидимый хуй крепче входил, и сама аж соком исходит. А он хуй тогда вынул и на горячую распалённую им щель стал любоваться. Аж языком щёлкает — до того труды свои нравятся. Бабонька приходить в себя уже было начала, да он лакомый мех её чёрной чернушки улакомил, да клитор как лакомку языком своим три раза крепко обвил. У женщины отхватило дух, а её взорвавшуюся пизду кинуло в ритмичные конвульсии. Одновременно непередаваемо сильно захотелось ебаться и в то же время наёбывалось сразу и чуть ли не навсегда.

Такого пиздеца женщина давно не ощущала, поэтому в предбанник вернулась еле жива, а память осталась, наверное, на всю жизнь. И очко подрастянутое до размеров хорошего кузнечьего хуя, который был в деревне у кузнеца, и который не влезал ни в одну пизду деревни кроме жены председателя колхоза.

А ему было пора. Ещё сегодня надо было посетить девичью раздевалку в детском спортивном лагере, разместившемся в стенах местной школы и баньку в городке отдыхающих: * * *

В раздевалке у девочек после спортзала стоял всё тот же, но стократно усиленный запах сводящего с ума девичьего пота. Это был день прямо аромата и свежести. Он стал дожидаться пока останутся только несколько девочек, а пока развлекался как маленький, просто как мог. Выворачивал трусишки, щекотал наклонившихся слишком глубоко девочек в саму маковку пизды, от чего некоторые еле могли сдержать ох. Ласково поглаживал, заставляя непроизвольно быстрее одеваться, трогал и напрягал взбухающие девичьи сосочки. А когда осталось всего пятеро девочек он перестал отпускать их и устроил маленький пир горой. Девочки раскинулись прямо друг на дружке мягкими изнемождёнными телами. Им теперь сексуальным представлялось абсолютно всё. Даже неодушевлённые предметы. Поэтому, когда многие очнулись находясь в положении валетом, ножки их маленьких подружек показались им верхом сексуальных утех и блаженства. Они полизывали, покусывали, ласкали и вылизывали ножки подружек, от чего сами трепетали не меньше. Через несколько минут, полюбовавшись немного, он продолжил себе утеху. Две девочки стремительно влизались в юные пёзды двух других подружек, а девочка оставшаяся без пары давала на вылиз лежавшим подругам свою пизду по очереди. Вдобавок он подпустил ей побольше девичьего сочку и девочки под ней всё время при перемене показывали свои довольные и довольно мокрые мордашки. В это время в раздевалку пришла старшеклассница, видимо случайно, потому что дело было вечером, и он захотел её слегка поебать. Раздев её догола он поставил её по правилам раком и, растопырив молодые невстянутые губы, как следует полностью вдул. Девочка охнула и охала потом уже не переставая. Выебав, он натянул ей трусики и отпустил похолонуть в душ. А резвые девчонки тем временем окончили развращать друг друга в рот, вдоволь налетались и разошлись по домам, как никогда довольные друг другом и собой. Он подождал немного, пока девочка в душе покупается, и заманил в раздевалку молодого завуча школы. Когда тот вошёл в раздевалку то деваться ему уже было некуда, завуч он был или не завуч — это уже до пизды было. Причём конкретно до пизды. Потому что до пизды захотелось столь несказанно и живописно, что завуч прямо через стену почувствовал в душевой хорошенькую лакомо-девичью манду. Его повлекло всем собой, еле успел пиджак с рубахой стянуть, да из штанов выбраться.

В душе было тепло и хрустально прозрачно от струй серебряного душа и голенького тела девочки-старшеклассницы под ними. Девочка вначале испугалась и прикрыла ладошками меховой свой лобок, но почувствовав в руках крепкий нарастающий в силе мужской член завуча сдалась на полную его милость. Он, не теряясь, крепко занозил ей и девочка, почувствовав как вдуто в неё по самый корешок, на полную офигела. Завуч тёрся об неё лобком и переворачивал в разные стороны на хую. Но самое забавное он оставил им на потом. Когда они в раздевалке переодевались охуевшие друг от друга и от неги, он стал понемногу приводить их в чувство. Они были родные друг другу ещё, но он уже осознавал себя завучем, а она себя — школьницей. Но пока им это было полностью до пизды и они любили друг друга ещё всю дорогу домой, несмотря ни какой общественный пиздёж.

Теперь можно было лететь в баньку: * * *

Банька в городке отдыхающих славилась своей демократичностью. Среди отдыхающих большой популярностью пользовался нудизм, но нудистский пляж был несколько отдалён расстоянием от обычного, а банька была на всех одна, причём с одним общим и мужским и женским отделением сразу, и потому в ней приходилось находится всем вместе или если крайне запрещали убеждения не находится вовсе. Но с крайними убеждениями встречались редко и потому пользовались банькой просто на своё усмотрение — кто заходил в купальных костюмах, кто без них. Поведение было принято подчёркнуто-образцовое и порядок был. Просто пока ещё не было его:

Но ему было положено быть, он и поспел.

С порога ему здесь очень понравилось. Запах крепких молодых кобылок шибал нос и он аж зажмурился от удовольствия. Немного помедлив, оценивая профессиональным взглядом ситуацию, он приступил.

В парилке пожилой мужчина с большим животом вдруг, словно нечаянно обратил внимание на голую девочку лет двенадцати, расположившуюся рядом с ним на полке. Он наклонился к ней и сказал на ушко:

 — Девочка, покажи мне свою пизду!

Девочка застеснялась и слегка приоткрыла свою ещё совсем голенькую щелку, чуть-чуть раздвинув коленки.

 — А хочешь посмотреть моего богатыря? — спросил мужчина, и девочка покраснела и опустила глаза на большой дяденькин живот. Мужчина тогда резко обратился в нудизм и стянул с себя из-под большого живота плавки. Плавки он отнёс в свою кабинку в раздевалке и вернулся к девочке. Теперь под животом его отчётливо колыхалось его заросшее чёрным мехом мужское достоинство. Мужчина забрался на следующую полку и удобно расположился всем свои богатством прямо над головой девочки. Девочка подняла лицо к нему и увидела прямо перед своим лицом небольшой свисающий к её носу хобот и волосатые круглые яйца.

 — Поиграйся с пушечкой, — шепнул на ушко ей, наклонившись, пожилой мужчина и девочка робко взяла его хозяйство в ладошки.

В это время в парилку вошла мать девочки и застала её уже за перебором во всю налитых мужских мудей. Мать охнула и всплеснула руками. Но тут её под локоток взял учтивый молодой человек.

 — Не переживайте, мадам, обратите лучше внимание на это!

Мать ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх