Дежа вю

Страница: 1 из 7

Все события происходили в 1984г в Ленинграде. За псевдонимами Элизабет, Лена и Серж — стоят реальные люди (в то время — студенты Академии живописи), с чьих слов и рассказов было написано всё нижеследующее. Мысли, монологи ощущения героев в тексте надиктованны ими самими. Некоторые сцены описаны автором так как он их видел.

Текст был набран в 1995г., а при читке 16..04.2000 по этическим соображениям был убран ряд сцен, но это не повлекло никакого изменения идеи рассказа.

Элизабет любила спать голой (не обнаженной, а голой — применительно к себе она этого слова не признавала). Она спала без ночной рубашки, хотя второй год просыпалась одна, — редкие случайные гости, приходившие и уходившие быстро и бесследно, не в счет. Элизабет не любила утро, а это ей не нравилось совсем. Она спустила ноги с кровати и босиком пошла в ванную. Горячий душ возвращал ей если не бодрость, то спокойствие. Вода разгоняла остатки сонной слабости.

Вытираясь, она глядела в зеркало — не от того, что любила рассматривать себя, но скорее машинально, привыкнув быть в форме. Тонкие руки, острые локти девочки-подростка. Она подняла руки, вытирая голову (узкие запястья, ногти, как всегда, без маникюра, никакой вульгарности). Прикосновение полотенца к животу и к бедрам будоражило её, возбуждало, но лишь слегка, — что не говори, а зациклина на сексе она не была. Своими ногами она вправе была гордиться и никогда не носила макси.

Тонкая лодыжка, узкая ступня с аккуратными, без следа мозолей пальцами.

Светлые волоски на голени почти незаметны. Элизабет уже накинула халат, когда в дверь позвонили. Не надевая тапочек Элизабет подошла к двери. Открыв дверь она увидела Виктора и незнакомого молодого человека. Друзья были навеселе, и объяснили своё прибытие желанием пополнить свою компанию ещё одним хорошим человеком. Высокий, с вьющимися волосами Серж, так звали нового знакомого, оказался художником, прекрасно разбиравшимся в живописи. Его коньком был Дали, о творчестве которого Серж мог говорить часами. Через некоторое время всё спиртное было выпито, и друзья собрались домой. Элизабет проводила их до дверей, ещё раз отметив про себя, что время прошло даром. Закрыв дверь, она пошла убирать со стола, как в дверь позвонили. На пороге стоял Серж. Он объяснил возвращение желанием продолжить разговор и, как аргумент, показал невесть откуда взявшуюся бутылку шампанского.

Разговор затянулся за полночь, Элизабет уже засыпала за столом, когда Серж вдруг встал, и обойдя стол молча поцеловал её. Поцелуй был долгим, но не навязчивым, и Элизабет вдруг ощутила огромное желание, желание которое переполняло её, заставляя дрожать каждую клетку её тела. Серж подхватил Элизабет и нежно, покрывая грудь поцелуями отнёс её в кровать. Она сорвала с себя халат, и судорожно дыша стала помогать Сержу освобождаться от одежды. Нащупав его член, Элизабет с яростью самки вонзила его в себя, и не сдерживая эмоций, всхлипывая, стала насаживаться на него.

Серж переместился вниз, а Элизабет сжав свою грудь руками, стала скользить по члену, отметив где-то в глубине сознания, что Серж вошел в неё не полностью. Элизабет умоляюще прошептала: До конца... ,и тут же ощутила как всё внутри её как бы взорвалось, и уже кончая, она почувствовала, как горячая струя обожгла влагалище.

Элизабет охнула, комната поплыла перед глазами, сознание уходило, и последнее что она ощущала — это неимоверную усталость и такую же радость...

Элизабет очнулась от того что кто то гладил ей спину. Она открыла глаза и увидела руку Сержа. Рука погладила щеку, на которой остались следы от подушки, медленно перешла к уху. Пальцы перебирали мочку, в которой висела не снятая вчера серьга, аккуратно расстегнули замок, и медленно, будто боясь поранить ухо вынули её.

Элизабет почувствовала как серьга, чуть позванивая, стала двигаться от уха к шее, а потом, обогнув сосок спустилась к пупку. Ей было неожиданно приятно ощущать эти прикосновения, она закрыла глаза, и от удовольствия пальцы стали сами собой сжиматься, а между лопаток выступили капельки пота. Серьга тем временем стала спускаться ниже, заставляя напрягаться мышцы ягодиц. Серж осторожно раздвинул ноги Элизабет, серьга продолжала двигаться дальше, по волосам на лобке, коснулась половых губ, заставляя их набухнуть, потёрлась в паху, будто исследуя каждый сантиметр кожи. Элизабет почувствовала как язык Сержа коснулся её колена, мягко целуя он стал опускаться ниже и ниже, обошел икры, и уткнулся в лодыжки. Через минуту язык Сержа стал исследовать пятку Элизабет едва шершавую и чуть влажную от желания. Серж облизал пятку и перешел к пальцам. Элизабет чувствовала, с каким усердием и нежностью язык Сержа вылизывает, обсасывает каждый палец, с каким вожделением он вдыхает запах её сразу вспотевшей ноги. Серж покусывал мизинец, водил языком между пальцев, вызывая у Элизабет лёгкую щекотку. Потом Сержа привлек большой палец, он стал сосать его как соску, а Элизабет стала всхлипывать от желания. Через минуту Элизабет положила руку на лобок и осторожно, двумя пальцами, стала мять губы, пробираясь к клитору. Зажав его между пальцев, Элизабет стала ощущать как маленький комочек страсти увеличился в размере, стал пульсировать в такт сердца..

На следующий день Элизабет спросила Сержа:

 — Тебе нравится лизать ноги?

 — Да, но только твои, — прекрасные формы у тебя сочетаются с прекрасным ароматом тела.

 — Кстати, где моя серьга?

Серж хитро улыбнулся, и промурлыкал:

 — Твои уши проколоты только для золота.

Серж достал коробочку из кармана и не открывая её попросил:

 — Разденься.

 — Как? — не поняла Элизабет.

 — Полностью.

Элизабет стянула с себя свитер, соски сразу заострились, юбка упала к ногам. Она перешагнула через юбку и оказалась в метре от Сержа.

 — Трусики тоже.

Элизабет сняла трусики и положила рядом с юбкой.

 — Теперь встань на колени

Элизабет удивленно посмотрела на Сержа

 — Ну пожалуйста, Элизабет.

Элизабет опустилась на колени. Палас колол колени, пальцы чувствовали ворс Серж оглядел Элизабет.

 — Раздвинь ноги немного.

Элизабет раздвинула ноги. Ей было не по себе, никто раньше не обращался с ней так.

Это пугало, и в то же время в этом было что то такое, что Элизабет не могла себе объяснить.

Только после этого Серж напевая какой то мотивчик подошел к ей со спины и открыл коробочку. На бархатной подушке лежали золотые, в виде колец серьги, размером с пятикопеечную монету. Достав серьги Серж облизнул душки и вставил в мочки Элизабет. По хозяйски оглядев свою работу он поцеловал Элизабет и попросил её одеться. Одевшись, Элизабет подошла к зеркалу. Серьги ей сразу понравились. Элизабет любила строгие формы.

Ресторанчик был полупуст, заказанное спагетти было переварено, и Серж предложил Элизабет пойти к нему. Мастерская Сержа была идеально прибрана, всё было на своём месте. Элизабет оглядевшись поняла, что Серж ценил в живописи — возможность передать красоту, исправляя мелкие недоделки природы. На мольберте стоял большой холст, накрытый полотном.

 — А что там?

 — А там тайна, — прошептал Серж.

 — Я хочу посмотреть эту тайну.

Серж хмыкнул и снял полотно. На почти законченной картине большого, 60 на 80 сантиметров формата, была написана сидящая на стуле молодая девушка, неуловимо похожая на Элизабет. Девушка была нагой, её одеждой были многочисленные украшения, с головы до ног покрывавшие молодое тело. На голове у неё была надета старинной работы диадема, усыпанная рубинами, а мочки ушей, проколотые дважды, оттягивали серьги, выполненные в виде колец. Шею плотно обвивали три золотые цепи, толщиной в мизинец, объёмные, они казались очень тяжелыми на вид.

На запястьях девушки были надеты тонкие цепочки ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх