Дежа вю

Страница: 6 из 7

с увлечением чистила ковер. Они смотрелись как госпожа и рабыня, обе прекрасные в своей наготе. Не желая мешать Серж тихо вышел из квартиры...

Уже неделю Элизабет не видела Сержа. К вечеру она решила позвонить ему в мастерскую

К телефону долго не подходили. Элизабет уже хотела положить трубку, как наконец трубку на другом конце провода подняли и она услышала голос Сержа.

 — Привет, где пропал? — Элизабет пошла в наступление.

 — Работа, и мне кажется у тебя новое увлечение?

Н-ну... — удивилась Элизабет. Она не подозревала о том что Серж знает о Лене.

Серж в двух словах обрисовал ситуацию. Элизабет, удивлённая подробным описанием не могла ничего сказать, но быстро сообразив она перешла к другой теме. Уже заканчивая разговор она предложила встретиться.

 — Приходи, я всегда тебя жду.

 — Когда?

 — Приходи сейчас, прямо сейчас.

На улице она чувствовала взгляды прохожих, рассматривающих её браслеты на лодыжках, блестевшие на загорелом теле. Элизабет привыкла к таким взглядам, и не обращала на них внимания, в душе ей было приятно что мужчины иногда провожали её взглядом.

Серж открыл дверь и обнял Элизабет. Она выглядела очень аппетитно — короткое, едва закрывающее половину бедра красное платье и такого же цвета туфли на высоком каблуке. Волосы, уложенные в модную прическу подчеркивали красоту шеи и линию

подбородка. Скинув туфли Элизабет прошла в мастерскую. Пол был не первой свежести, но Элизабет нравилась прохладное дерево, и она не замечала ни стружек, ни пыли, ни окурков, покрывавших всё пространство мастерской. Забравшись в кресло с ногами,

и обхватив ступни руками, она любовалась новой картиной Сержа. Серж, разглядывая Элизабет почувствовал прилив крови к голове. Прекрасные по форме ногти были покрыты свежим ярко-красным лаком, тонкие лодыжки и запястья обвивали золотые браслеты, грудь отливала матовым блеском, сегодня Элизабет была как никогда желанна.

Элизабет закрыла глаза, откинулась в кресле и с неуловимой грацией медленно раздвинула ноги и подняла их вверх. Когда ноги оказались на уровне лица Сержа, Элизабет тихо застонала, руки медленно опустились ниже пупка, пальцы сжали цепь и натянули её, желая порвать её, девушка стала всхлипывать. Серж увидел как Элизабет задрожала от желания, почувствовал запах её сразу вспотевшего тела. Он взял Элизабет за лодыжки и поднёс ноги к лицу, чтобы насладиться запахом её ступней.

Облизав Элизабет с ног до головы, Серж припал к влагалищу.

 — Ну давай, давай... — прохрипела Элизабет.

Серж аккуратно раздвинул кольца, убрал в сторону цепь и мягко вошел в Элизабет.

Небольшая боль была лишь в начале, когда при движении кольца изменяли положение и натирали недавно зажившую кожу на проколах. Через некоторое время она забыла о этом неудобстве и погрузилась в прекрасные грёзы страсти. Элизабет обхватила Сержа руками и ногами, крепко прижалась к его разгоряченному телу, теперь она двигалась в такт с ним, цепь била её по ягодицам, как бы подхлёстывая, подгоняя девушку.

Наконец она приблизилась к пику наслаждений, и уже не сдерживаясь закричала...

Вымотанная этой гонкой Элизабет опустилась в кресло, раскинув руки и ноги. Цепь и кольца были мокрыми от спермы, тело горело от страсти. Серж гладил Элизабет, ему безумно нравилось её упругое тело. Поправив браслеты он долго растирал спину Элизабет чувствовала как Серж приводит в трепет каждый сантиметр её тела.

Она опять положила руку между ног и стала гладить себя. Серж не заметил у Элизабет татуировки — волосы уже хорошо закрывали лобок. Элизабет хотела похвастаться, ведь не каждая женщина может согласиться на татуировку, да ещё в таком месте, но она решила подождать, пока Серж не обнаружит её сам.

Она притянула Сержа к себе и стала целовать его грудь, обсасывая с наслаждением его соски, покусывала их, вдыхая запах пота. Они опустились на пол, и стоя на коленях лизали друг друга. Элизабет встала на четвереньки, раздвинула ноги, выгнула спину, чтобы Серж оценил её фигуру. Она стала тереться влагалищем о свою пятку, вслушиваясь в звон цепи, чувствуя как кольца поворачивают её припухлые губы, как жетон задевает браслет и была на вершине счастья. Влага побежала по кольцам, Элизабет выгнулась назад и схватила грудь, защемляя соски, она хотела боли, сладкой боли страсти...

 — Тебе нравится моё тело?

 — Оно прекрасно.

 — Давай украсим его как на твоей картине. Ты не против?

 — Лучшего предложения я не принимал, — улыбнулся Серж, — ложись поудобнее в кресло.

Элизабет с радостью забралась в него и прикрыла глаза.

 — Начнем с твоих прекрасных ног.

Серж примерил несколько колечек на пальцы ног. Два как раз пришлись ей в пору — на левый мизинец и на указательный правой ноги. Тонкие, они подчеркивали красоту и длину пальцев, не мешая и не натирая кожу. Элизабет улыбаясь смотрела на ноги — теперь они были почти эталоном красоты.

Пупок был проколот быстро и большая серьга отметила одно из красивых мест её тела. Сразу же Серж продёрнул сквозь серьгу цепочку, и опоясав талию, закрыл её на маленький висячий замок.

 — Ты не против если я проколю тебе соски? Это больно и долго заживает, но потом тебе стоит только провести рукой по груди, как ты получишь огромное наслаждение.

Элизабет кивнула в знак согласия.

Она осталась ночевать у Сержа, перед сном ещё раз осмотрев себя. Отекшие соски пронзали маленькие серьги, на талии висела цепь, продернутая сквозь кольцо пупка, пальцы ног украшали тонкие кольца...

Утром Элизабет проснулась от того что Серж гремел чем то на кухне. Она хотела встать, но обнаружила что ноги скованы наручниками. Пришлось позвать Сержа.

 — Просто я хочу поухаживать за тобой, дорогая, а кандалы делают тебя беспомощной.

Он взял Элизабет на руки и отнёс в ванну умываться...

Почти весь день Элизабет провела в кровати, они много раз занимались любовью, Серж трогал её украшения, причиняя небольшую боль, иногда она просто играла с цепями.

Вечером Серж снял кандалы и проводил Элизабет до такси.

Жизнь Лены у Элизабет стерла и дни и ночи. Лена не имела ни малейшего представления о времени.

 — Всякий раз, когда я застану тебя сидящей без дела, я буду тебя наказывать, — так предупредила Элизабет Лену. И она держала слово, ведя точный учет часам, которые Лена проводила, наслаждаясь своим телом самостоятельно.

Если же Лена слишком долго спала по утрам или же проводила много времени за туалетом, её подвергали немедленному наказанию Она обязана была проводить время в постели, подвергаясь интенсивному обучению и в строгом ритме, таком, какого она не знала до сих пор.

 — Будь ненасытной, — так увещевала её наставница, и, к великому изумлению, Лена такой и становилась.

И ещё она говорила:

 — Я могла бы перенести, если бы ты сказала что больше не хочешь заниматься любовью,, но я бы тебя убила, услышав, что ты отказываешься от мастурбации.

Элизабет заставляла свою узницу ласкать саму себя до изнеможения. Потом она вытягивалась на её неподвижном теле, и тёрлась о её ноги, её живот, грудь, лицо, пока сама не оказывалась в сладком обмороке.

Порой она ложилась на спину, закинув руки за голову, и Лена приникает к ней. Бутон плоти Элизабет, выпуклый и твёрдый, вырастает от прикосновения языка Лены, и та подолгу держит его во рту.

И так они сливаются по два, по три, по четыре раза в день.

Лена принимала душ, смывая дневные заботы и проблемы. Кандалы позванивали в такт движений. Она привыкла к ним, и железо стало уже давно её частью. Браслеты не натерли ноги, цепь была привычной, и Лена уже иногда стала забывать о ней. Элизабет зашла к Лене в тот момент когда та уже вытиралась.

...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх