Дежа вю

Страница: 7 из 7

 — Ты готова? — Тогда пошли...

Подвал был холоден. Лену привлекло кольцо, вмурованное в стену на уровне груди. От кольца шла длинная цепь. Элизабет поставила Лену на колени и обернув цепь вокруг шеи замкнула замок.

 — Ну как? Тебе должно понравиться. Ты же рабыня, моя рабыня. Сегодня ты провинилась, и поэтому посидишь на цепи. Как и положено рабыне. В следующий раз будешь ласкать меня лучше.

Элизабет ушла, а Лена осталась сидеть около стены с нетяжелой, но позорной цепью на шее.

Утром продрогшую Лену Элизабет отковала от стены и тут же, в подвале, заставила себя вылизать.

После обеда Элизабет надела Лене железный ошейник.

 — Носи, дорогая. Удобно, не правда ли.

... Оставшись одна Лена решила посмотреть телевизор. Усевшись на диван она взяла в руки пульт управления. Но смотреть на экран телевизора не было ни сил, ни необходимости.

Желание, сильное и непобедимое, как никогда раньше, охватило её. Она зажала руки между ногами, стала поглаживать ноги от бедра до колена. Потом, осторожно села в кресло.

Прохладная, ещё не согретая её телом, чуть липнувшая кожа кресла. Она слегка раздвинула ноги и принялась осторожно гладить лобок левой рукой. В правой она по-прежнему сжимала пуль управления. Голова была запрокинута, глаза полуприкрыты.

..Она поднесла влажный палец ко рту. Лизнула. Потом расстегнула верхние пуговицы на блузке. Грудь с потемневшим, набухшим соском высвободилась из блузки, и Лена осторожно водила пальцем вокруг соска. Она расставила ноги настолько насколько позволяли кандалы, ставшие вдруг ещё тяжелее, упёрлась в пол. Тело её выгнулось, как тело рыбы на прилавке. Она качала бёдрами, движения её рук были всё быстрее, лихорадочнее. Блузка была расстёгнута до последней пуговицы. Рот приоткрылся, языком она проводила по пересохшим губам. Блаженство и мука боролись на её лице В этом не было ничего стыдного. Один из способов отключится от мира. Уйти. Одна из разновидностей мечты. Сублимация. Замена несостоявшегося. Утешение.

Но сейчас она не искала оправданий. Боже мой, я не думаю вообще. Я уже не прежняя Лена. Элизабет сделала из меня животное, которое может водить за собой на поводке. И пусть... пусть...

Жаркая волна захлестнула её. Короткий вздох, всхлип. Дрожь не проходила ещё долго...

Дома Элизабет обнаружила Лену лежащей на диване. Она смотрела телевизор. Кандалы уже привычно смотрелись на ногах девушки. Элизабет разделась и подошла к Лене.

 — Ты сошла с ума — только смогла прошептать Лена, увидев тело Элизабет.

 — Ладно пупок, но соски... Ты не сможешь кормить грудью, это ужасно...

 — Ерунда, я даже думать об этом не хочу...

Прошла неделя как Элизабет получила новые украшения. Лена жила у неё и уже смирилась с кандалами на ногах, привыкла к тому что вынуждена ходить голой — иногда казалось что эта затянувшаяся игра доставляет ей удовольствие. Она не мыла ноги, предоставляя Элизабет каждый вечер возможность тщательно вылизывать их. Кандалы не сильно напоминали о себе, не натирая Лене лодыжки, они были незаметны, вернее привычны.

Вечером Лена растёрла тело кремом, пригубила вина и легла в постель. В ванной шумела вода — Элизабет принимала душ. Под этот шум она стала засыпать, когда почувствовала что кто то лёг к ней в постель. Прохладное тело коснулось Лены. Это была Элизабет.

Свежая после душа, она прижалась к подруге всем телом, обвила ногами её ноги, руки непрерывно гладили грудь и живот Лены, опускаясь всё ниже и ниже. Лена нашла губы Элизабет и стала страстно, с покусыванием, сосать их, её язык исследовал рот подруги, а руки уже царапали спину от лопаток до цепочки на талии. Когда она хотела коснуться груди Элизабет попросила:

 — Рано, подожди чуть — чуть. Возьми меня за цепь... Нет, сильнее, сильнее...

После ночи любви Элизабет ушла по магазинам.

 — Останься, — вдруг прошептала она умоляюще.

 — Нет, — Лена покачала головой, полуобернувшись к ней. — Ты никогда не успокоишься. Пока я не буду принадлежать тебе вся. Целиком. Я слишком долго ждала.

Она помедлила.

 — Я, наверное, пришлю кого-нибудь за вещами.

Хлопнула дверь.

Элизабет рухнула на диван, но тут же взяла себя в руки, встала и стала медленно ходить по комнате.

Губы искривила знакомая усмешка.

 — Я люблю тебя, Лена, Я досчитаю до пятидесяти, и ты вернёшься. Раз... Два...

Лена, плача, ничего не видя перед собой, шла по утренней улице, в толпе народа, спешащего на службу. Её толкали, она не реагировала.

Элизабет подошла к окну. Она не видела её среди мелькания спин и плеч. Город приходил в себя после первой осенней ночи, сырой и туманной. Холодный серый свет. Облако, похожее на рыбу, наползало с Востока.

 — Двадцать шесть... двадцать семь... двадцать восемь...

Лена, не оглядываясь, шла по улице. Слёзы на её лице смешивались с каплями дождя.

Мальчишка на углу испуганно проводил её взглядом.

 — Сорок девять... Пятьдесят...

Сейчас! Сейчас!

Лена повернула за угол.

Впереди был длинный, поганый день. Впрочем, не такой уж и длинный. Осенью быстро темнеет.

Мы прощаемся с Элизабет и Леной. Мы не виноваты ни в чём. Так получилось. Они больше не встретятся никогда. И нам жаль с ними расставаться. Игра окончена, усталые авторы варят на кухне кофе, курят — одну на двоих — последнюю сигарету и негромко беседуют о любви.

2001г

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх