Любовь к солнцу

Страница: 1 из 4

Судя по самодовольной ухмылке Эдвина и удовлетворенности Виконии, последнюю ночь они провели вместе. Не то что бы Хаер'Далис был против или ревновал, но именно сегодня утром распутство одной и похоть другого особенно его раздражали.

Хаер'Далис мрачно посмотрел на небо. Утро наступило, но солнца с собою не принесло. Уже четвертый день маленький отряд блуждал под затянутым черными занавесом небом. Город, в который они шли, назывался подземным, и, судя по всему, действительно находился глубоко в толще земли, освещаемый только огнем и мерцанием фосфора.

Единственной прелестью постоянного сумрака было то, что любовью можно было заниматься не стесняясь и в любое время, что две парочки с удовольствием и делали весь прошлый привал. Хаер'Далис побросал свои вещи в мешок, подхватил с земли футляр с лютней и закинул на плечо.

Проснувшаяся позже всех Аеири заплетала волосы и что-то напевала сама себе. Увидев Хаер'Далиса, она улыбнулась и кивнула ему. Бард подошел и помог ей вплести ленточку в одну из многочисленных русых косичек. Его рука нежно пробежалась по волосам Аеири, бард полуобнял девушку за плечи и поцеловал в шею. Она засмеялась и ответила ему поцелуем. «Пора. Совсем чуть осталось идти», — бард взял Аеири за руку и вместе они присоединились к уже собравшимся Виконии и Эдвину.

Шли цепочкой, один за другим, медленно пробираясь через нагромождения камней. Впереди шел Эдвин и все еще самодовольно улыбался. За ним брела, опираясь на посох, Аеири. Следом Викония, а Хаер'Далису выпало сегодня замыкать отряд. Пользуясь этим, Викония всеми силами привлекала внимание барда, бесстыдно покачивала бедрами, умудряясь сохранить изящество и грацию на самых трудных участках дороги, провоцировала Хаер'Далиса на любование собой. И тот невольно любовался. Видя перед собой и Виконию, и Аеири, он не мог не сравнивать обеих своих спутниц. Викония была идеальной во всем. И в точеной фигуре, и в водопаде серых волос, спадавшем на плечи, и в манере держаться, и в осознании своей красоты. Аеири рядом с ней казалось худой и чуть нескладной, зато более живой и милой. А уж если сравнивать характеры, то наивность и доброта Аеири явно милее цинизма, и граничащей со стервозностью самовлюбленности Виконии.

Хаер'Далис вздохнул, теребя серебряное колечко в левом ухе. Эта милая девочка Аеири и вправду влюбилась в него, так, как можно влюбиться в первый раз в жизни, и он чувствовал себя чуть виноватым за то, что мог ответить ей только плотской любовью. Впрочем, это тоже было славно и вполне устраивало обоих.

Идущая перед ним Викония уже давно заметила эту неискренность в Хаер'Далисе и теперь думала, как бы ее использовать себе на пользу. От Эдвина явно нечего было даже требовать, и прошлую ночь она разделила с ним только от скуки. По ее мнению, маг Эдвин был глуп, высокомерен и совсем непривлекателен. А вот зато Аеири куда более желанна. Викония откровенно любовалась фигурой идущей впереди девушки. Конечно, далеко не такая, как у нее самой, но зато есть в ней что-то притягивающее. А эта наивность в ее голосе, особенно когда она заикается от волнения, так возбуждает: Викония облизала губы и решила, что именно она сделает первым делом, добравшись до родного подземного города. * * *

Аеири плохо запомнила город вечной тьмы. Сразу у ворот их встретили и отвели в гостиницу, потом пришедшие люди долго спорили о чем-то с Хаер'Далисом, Эдвин и Викония то и дело встревали в разговор. Потом Хаер'Далис исчезал куда-то на целые дни, оставляя их скучать в гостинице. Эдвин проводил круглые сутки в пьянстве и общении с местными красавицами, так что Аеири почти всегда оставалась наедине с Виконией. Как ни странно, она обнаружила, что поведение той не всегда неприлично и не всегда шокирует, что с ней можно поболтать на множество разных тем.

А потом однажды она увидела их вместе. Хаер'Далиса и какую-то другую, местную женщину. Они просто сидели за столиком в отгороженной части таверны, но в глазах Хаер'Далиса явно читались обожание и преданность. Аеири расплакалась и в тот же вечер потребовала объяснений. И Хаер'Далис подтвердил ее догадки. Женщина оказалась местной наследной принцессой, и они любили друг друга. Хаер'Далис долго говорил что-то про ошибки, заблуждения и высокие чувства, но она уже не хотела слушать его бархатистый голос.

Викония искренне пожалела ее, и обняла, когда Аеири бросилась ей с рыданиями на грудь. И предложила пожить пока у нее, до тех пор, пока не решатся все дела и заботы Хаер'Далиса. Аеири согласилась погостить у нее, надеясь, что время и разлука помогут разбитому вдребезги сердцу. На душе ее было пусто и темно, как и везде под землей, куда не проникали лучи солнца. * * *

Хаер'Далис чуть склонил голову, чтобы пройти в невысокую дверь «дома удовольствий». Под удовольствиями местные жители понимали довольно широкий спектр развлечений, от просто вкусной пищи до гладиаторских боев и групповых оргий. Здесь было как всегда людно и шумно. Просторную залу освещали многочисленные факелы, жаровни и светильники. На аренах справа и слева от центральной залы сейчас было пусто, и собравшиеся в этот час посетители развлекались беседами и едой. Бард прошел залу насквозь и поднялся в полуотгороженную комнату для специальных гостей. Сам он, хотя и был гостем в этом городе, на высокие статусы не претендовал, но пропущен был без вопросов и с долей почтительности. Его уже видели здесь в компании со жрицей и наследной принцессой Фаир.

Столики в комнате, гораздо более чистые, чем в общей зале, были почти пусты. Только в углу сидел местный певец и уныло мучил лютню, и за противоположным столиком болтал с официанткой маг Эдвин. Хаер'Далис на секунду задумался — что лучше, ждать в одиночестве или присоединиться к единственному знакомому, но в итоге неприязнь к Эдвину взяла верх. Хаер'Далис сел в последний свободный угол и прислушался к песне. Пел лютнист еще хуже, чем играл. Сам Хаер'Далис считался очень неплохим бардом и, будь в том необходимость, мог бы легко зарабатывать на жизнь только пением, но пока у него были и другие заботы. Бренчание струн перекрыло громкое «Ой» официантки, которую Эдвин ненароком ущипнул за попку. Бард вновь задумался. Он прекрасно понимал Эдвина — полуобнаженную девочку из таверны, с открытой грудью и идеальной фигурой грех было не потискать, но здесь, в этом странном подземном городе царил матриархат, и при неудачном раскладе за такие шутки можно было и лишиться некоторых частей тела.

К счастью мага, официантка отнеслась к его приставаниям вполне благосклонно, игриво подмигнула, и, ставя поднос на стол, коснулась сосками щеки мага.

В этот самый момент на веранде появилась Фаир. Его Фаир. Царственная и женственная, она подошла и протянула руку для поцелуя. Хаер'Далис поднялся, коснулся губами ее руки и, распрямившись, посмотрел Фаир в глаза. Глаза Фаир были светло-голубыми, почти серыми, и они отражались в темных глазах Хаер'Далиса. Сами собой, незаметно их руки сплелись. На короткое мгновенье, показавшиеся барду вечностью, в мире были только они одни. Но Фаир сейчас была в первую очередь принцессой, и ее слова были скорее приказом — «Я жду тебя в моих покоях через час. Твои успехи в выполнении моего задания будут вознаграждены». Сказав это, Фаир резко повернулась и вышла из таверны, оставив после себя только аромат духов и шелест платья. Хаер'Далис с полуулыбкой смотрел ей вслед. И тоже быстро вышел.

В главной зале радостно зашумели. Этот шум оторвал мага Эдвина от мрачных мыслей, навеянных романтичными до противного возлюбленными бардом и принцессой. Взяв бокал с кислым местным вином (каким еще может быть вино в подземном городе), Эдвин спустился к аренам. И быстро понял, что не ошибся. Забава ожидалась интересной — кто-то из завсегдатаев раскошелился и оплатил гладиаторский бой. Очень непростой бой.

На отгороженную стальной сеткой арену вышли двое — раб-мужчина и боец-женщина. Раб проскреб ногами по песку и прижался к колонне в центре ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх