Гостья

Страница: 2 из 3

парочку Мишка выпер на кухню и на свежезастеленный диван они упали вовсе не для сна. Мишка интеллигентно прикрыл дверь, но характерный скрип через две минуты сразу выдал их.

Молча Мишка разобрал кресло, постелил диван и предложил мне на выбор то или другое. Я остановилась на кресле-кровати.

Так. Сейчас он поцелует меня. Сначала, конечно, будет говорить всякие благоглупости, потом ненароком поцелует. Романтично, естественно. Я уже не собиралась ему отказывать, а скрип из кухни начинал меня заводить.

Но Мишка буркнул спокойной ночи и, отжавшись пятьдесят раз — я считала — рухнул спать. Меня слегка кольнуло — что это за безобразие?! Я не дурнушка: я: я: Он что, идиот?

 — Миш: — Начала я.

 — А?

 — А ты: а, ладно! — Вдруг решила я, и собралась спать.

 — Что я?

 — Да ничего.

 — Ну спи тогда.

 — Сплю. — Кинула я.

Черт: А скрип из кухни усиливался и можно было услышать тихие стоны, постепенно, думая, что мы уже заснули, влюбленные разошлись и Элина стонала чуть не во весь голос. Я даже слышала вздохи Андрея.

Потом они кончили, и лежали, тихо смеясь и невнятно разговаривали. Мишка, кажется, спал — он не храпел и не сопел, и я не могла сказать уверенно. В комнату прокрался Андрей. Я вскинула голову:

 — Чего не спишь? — Засипел Андрей. — Я за сигаретами. Тебе Элинка привет передает. К нам не хочешь?

Он тихо засмеялся, ушел на кухню и оттуда послышались раскаты смеха в полный голос.

Я молчала.

 — Мии-и-иш?

 — Ну? — Все же он не спал.

 — А есть одеяло потеплее?

 — Мое пойдет?

 — Давай примерю, что ли.

Он подошел с одеялом. Свое я уже скинула. На мне была только Мишкина футболка, которую он дам мне вместо ночной рубашки, и трусики, но их скрывала футболка.

Михаил взял мое одеяло, раскинул свое, но накрыл меня и заботливо подоткнул концы.

 — Спасибо:

От прикосновений мужчины, даже через оделяло, у меня засосало под ложечкой. Я вдохнула его ускользающий запах — остатки одеколона. Представляя, что вот если бы он нагнулся чуть ниже, поцеловал бы меня в лоб: потом в нос: в губы. Сволочь он затопал обратно.

Одеяло хранило тепло его тела. Оно было шершавым. Я потерлась плечами об одеяло и мурашки удовольствия побежали по спине. Вздохнула глубоко. Чего-то мне хочется, не знаю чего. Не секса даже, не мужчины в физическом смысле, а ласки и неги.

Повела рукой по животу, где начинаются ребра, провела между грудей, приподняла одну, другую. Спустилась вниз, закрыв глаза скользнула в трусики, погладила внутреннюю поверхность бедер, представляя мужские руки и развела большие губы.

Я начинала мокнуть. Но еще только начинала. Снизу двумя пальцами подошла к клитору.

Через несколько минут я вся сочилась. Снова начавшийся скрип из кухни услужливо рисовал в мозгу картины совокупления, стоны Элины возбуждали. Мне казалось, что сильные нежный руки обнимают меня и ласкают. Я задвигала бедрами и сосредоточилась больше на клиторе, прикрыв глаза и облизывая пересохшие губы. Дойти может до ванной и сделать все там, с водой?

Мысли мои прервал голос:

 — Ты не спишь?

Я вздрогнула и чуть не подпрыгнула, когда увидела Михаила прямо перед креслом. Твою мать: — мысленно выругалась.

 — Сплю я. — Голос охрип и в горле зашлись какие-то пузыри.

 — Да, вижу как ты спишь. — Усмехнулся Михаил. Он наклонился ко мне. Сейчас поцелует, поняла я.

 — Перевернись на живот. — Вдруг велел он.

 — Что-о-о?

 — Массаж сделаю. Помогает заснуть. — Так искренне и чисто он сказал, что я доверилась ему и молча повернулась.

Теплые руки опустились мне на лопатки, подняв футболку до шеи. Минуту Михаил растирал мне спину, потом стал разминать плечи. Это было, не скрою приятно. А когда он легкими касаниями стал опускаться ниже и, мелкими щепотками поднимался вверх — я покрылась мурашками и в голове запульсировали первые ниточки возбуждения, которое он сам прервал во время моей мастурбации.

Он то разминал меня сильно, то едва различимыми касаниями вызывал дрожь как от озноба, то постукивал, то пощипывал. О такой технике массажа я еще не слышала. Когда он нежными поглаживаниями спускался к бокам, я начинала мокнуть.

И что меня останавливало от того, чтобы перевернуться и слиться с ним в поцелуе, так это то, что я не могла угадать его реакцию. С него станется — может сделать массаж и спокойно идти спать. А щеки мои еще слегка пылали от стыда, как он застал меня мастурбирующей.

Неожиданно его язык прошел по моему позвоночнику снизу вверх, Михаил поцеловал мне шею, языком опустился до лопаток и принялся целовать между ними. Я решилась, но перевернуться Михаил мне не дал, удерживая руками.

 — Тебе не нравится? — С хитрецой спросил он.

 — Продолжай. — Я хихикнула, когда он опустился к ребрам. — Только не щекочи.

 — Договорились.

Язык гулял по спине, как петух по своему двору — с силой нажимая, лаская, нежно вылизывая. Полным хозяином он шел сверху до низу и щемяще-игриво поднимался до шеи, где кружил торнадо, заставляя меня мокнуть и тихо, раскрывая широко рот, хватать воздух..

Михаил последний раз растер мне спину широкими движениями рук, хлопнул между лопаток и заявил:

 — Сеанс окончен! Всем спать. Господа, все в сад!

Я тихо прошептала:

 — Требую продолжения банкета:

 — О, серьезно?

 — Не шучу:

Михаил перевернул меня и подхватил на руки. Я висела у него на руках, глаза его блестели завораживающе в свете луны и когда губы наши слились в одном долгом поцелуе, я уже не сопротивлялась — слишком долго я ждала этого.

Он перенес меня на свой диван и положил на спину, не прекращая бесконечный поцелуй. Язык, как недавно по спине, стал хозяином в моем рту, он то сладко боролся с моим языком, то проникал глубоко, то скользил по деснам.

Когда я почувствовала под собой диван, он ртом опустился ниже, на шею, вихрем проходя сбоку до ушей, он целовал мочки и снова спускался, всасывая, целуя, играя. Я обхватила его шею, чувствуя, как от возбуждения покалывает в боку. Соски приятно терлись о футболку, затвердев, как два маленьких члена.

Я хотела достать до его члена и поласкать его, но Миша уверенно перехватил мою руку, опустил ее на грудь и положил на ложбинку между грудей. Сам он, не переставая ласкать шею, подвел руку снизу к левой груди и легко сжал ее. Сосок оказался между его пальцами, они сошлись с двух сторон и я шумно выдохнула..

Другая рука моего любовника подняла на мне футболку. Я выгнула спину, частью от наслаждения, а частью помогая поднимать футболку и мои груди выскользнули белыми маяками в лунном свете комнаты.

Миша поцелуем потянул меня к себе и когда я полуприсела на диване, через голову снял с меня майку. Потом он неизвестно как оказался сзади, языком играя с моей шеей, и целуя затылок, а руки свободно гуляли по груди, пикировали к пупку. Правая рука опустилась к бедрам и проскользнула глубоко вниз, на мокрые трусики. Я крепко сжала ноги в экстазе.

Видимо, Миша расценил этот жест не так, или он решил подождать, но рука его покинула мои трусики; она переместилась на коленки, поглаживая бедра от трусиков до коленных чашечек.

Пальцы сжимались, захватывая кожу в складку, Миша играл на моих бедрах, как на фортепиано и я всем телом подавалась к руке, желая ощутить ее на своих нижних губах и одновременно стыдясь этого похотливого желания.

Миша положил меня на спину и я даже не заметила, как он поцеловал мне сначала левый сосок, потом ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх