Варя и Содомский Бизнес

Страница: 3 из 3

 — Что эта коза здесь делает? — сказала Маша Дяде, показывая на Дуньку. — Мне кажется, ты сказал, что она уехала к себе в Хохляндию навестить свою голодающую семейку.

 — Закрой свое ебло, Маша, и перестань выебываться! — сказала Дуня, и я сразу поняла, что она совершила большую ошибку. Молодые и необученные шлюхи должны относиться с уважением к своим более опытным сестрам, или хотя бы делать вид.

 — Ты кому говоришь «ебло», ты пизда подзаборная? — зашипела Маша.

 — Тебе! — леденящим голосом ответила Дуня. — Ты сама пизда, дешевая пизда!

Я почувствовала, что сейчас полетит шерсть.

Как дикая кошка, Маша ринулась на Дуньку и обе тут же начались месить друг друга изо всех сил, пуская в ход когти и превращая в лохмотья свои платья. Дядя держался за живот и хохотал что было сил, наблюдая за дракой двух сучек, полный гордости, как шмаровоз, за которого бьются кошелки.

Дядя и я обменялись многозначительным взглядом.

Обе телки махались так сильно, что скоро вся их одежда превратилась в разодранные тряпки.

 — Отъебись от меня, ты грязная пизда! — завизжала Дуня, когда Маша, которая была выше и сильнее ее, начала брать верх в драке. Это всем молодым шлюхам надо зарубить себе на носу. Что старая шлюха будет драться до смерти, но не позволит одержать над собой победу. Именно это и доказала сейчас Маша, преподав молодой проститутке урок вежливости.

Ей удалось завалить Дуньку на живот на кровати и сесть на нее, пока та визжала, как недорезанная, пытаясь освободиться. Тут я увидела, что у Дяди встал член, он поправлял на себе ширинку брюк. Он всегда возбуждался при виде телок, которые дерутся из-за него. Меня такая ерунда никогда не интересовала, и Дядя с уважением относился к моей мудрости и выдержке. Вообще-то, мы часто вместе с удовольствием наблюдали за такими сценами, когда из-за него возникали драки среди буйных проституток.

Не знаю, то ли это было из-за спектакля, разыгранного перед нами шлюхами, или причиной было видимое возбуждение самого Дяди, но я почувствовала нарастающий жар в своем животе.

Поэтому, будучи почетной проституткой в его хавире, я наклонилась к Дяде, потянула вниз его молнию и вытащила его большой, черный член, который я знала, как свои пять пальцев.

Маша, увидев что я делаю, улыбнулась. Она была совсем не против дать мне немного поиграть с Дядей. В конце концов, она знала, что мне это было и всегда будет позволено. Это новенькая, Дунька, вывела ее из себя, и ее следовало научить, что ее желания не самое главное в этой жизни.

 — Давай, Варя, — сказала Маша, глядя на меня с довольной улыбкой. — Поиграй с Дядиным членом. Поиграй с ним, потому что сейчас я вам устрою маленькое шоу.

Затем Маша наклонилась к своей сумочке и вытащила из нее две пары наручников. Некоторые шлюхи носят их с собой для любителей. Она защелкнула каждую пару на Дунькиных запястьях, а затем пристегнула другие концы к решетке кровати. Дунька извивалась, как пришибленная белка, но она уже ничего не могла сделать. Маша быстро дала ей понять, кто в доме хозяин, и сейчас собиралась преподать ей жестокий урок. К тому же Маша была сильней, намного сильней.

 — Ты ведь любишь Дядины двадцать пять толстых, черных сантиметров? — сказала Маша Дуне голосом, хриплым от злости и презрения. — Ну так не дергайся, блядь, ты получишь свои толстые, черные двадцать пять сантиметров, если не больше!

Маша жила у Дяди некоторое время, и я точно знала, что многие ее вещи еще оставались здесь. Так что сейчас она подошла к шкафу, порылась в нем и вытащила свою любимую игрушку. Дядя и я улыбнулись, когда увидели огромный, черный кожаный фаллос со шлеей для пристегивания; мы оба были в курсе, что Маша обожала его надевать. Маша стала в последнее время специализироваться на мазохистах, которым нравятся такие вещи, и ее часто просили одеть этот искусственный член. Как-то пару раз, Маша и я участвовали вместе в такой сцене, когда мы по очереди надевали фаллос и заебали одного мужика в жопу до беспамятства.

Сейчас, притихшая Дуня смотрела, как Маша пристегнула на себе член и торжествующе прошлась прямо перед ней. Прикованной к постели Дуне оставалось только смотреть, и вид у нее был совершенно ошеломленный, когда она взглянула на гигантский кожаный фаллос на ремешках. Хотя по ее виду нельзя было сказать от чего она была ошеломлена больше — от страха, или от похоти и желания.

 — Что ты собираешься делать с этим? — спросила Дуня.

 — С этим? Что я собираюсь делать с этим? — насмешливо сказала Маша, бесстыдно скалясь. — Я тебе скажу, что именно я собираюсь сделать с этим, сука!

Маша остановилась, поглаживая кожаный член длиной в двадцать пять, а то и больше сантиметров.

 — Я ебу этим петухов в жопу. И сегодня ты у меня покукарекаешь, — сказала Маша.

У Дуни чуть челюсть не отвалилась, когда она это услышала.

После этого Маша подошла прямо к лицу Дуньки, помахивая кожаным членом перед ее глазами, и затем хлестнула им несколько раз по ее щекам.

 — Ну так что, Дуня, ты хотела иметь большой, черный хуй сегодня, да? Дядин хуй. Так ты получишь большой, черный хуй, только он будет не Дядин.

По правде, это я сейчас имела Дядин толстый, черный член в своем кулаке, который я медленно водила вверх и вниз, пока мы наблюдали за обещанным спектаклем.

 — Эта черная елда, — сказала Маша, указывая на зажатый в моем кулаке Дядин член, — предназначена для воспитанных телок, таких как я и Варя. А вот этот член для таких наглых кошелок, как ты.

Маша хлестнула Дуню по лицу.

 — Открой рот! — прошипела она.

У Дуньки была на лице слегка придурковатая мина, как будто ей все это начинало нравится. Вдруг, поменявшись в лице, Дуня раскрыла губы, и Маша втолкнула ей в рот кожаный член, который был неотличим от настоящего.

 — Видите, маленькая сучка обожает сосать большой член, — сказала Маша.

 — Да, и я сосу их лучше, чем ты когда-то сосала или будешь сосать, — вызывающе заявила Дунька, и Маша вновь хлестнула ее по лицу. Было что-то такое в выражении Дуниных глаз, что вызвало у меня мысль о том, что часть ее кайфует от того, что Маша хлещет ее по лицу, унижает ее, а она все равно остается дерзкой и нахальной. Мне нравится, когда шлюхи так себя ведут — с одной стороны покорившись силе, а с другой — остаются наглыми и непокорными.

Сейчас Маша опять запустила руку в сумочку и вытащила оттуда тюбик вазелина. Большинство проституток носит с собой вазелин, особенно те, кто трахается в анал, как Маша. Или как я, когда я еще подставляла свою задницу клиентам.

Дядя обнял меня одной сильной рукой, пока я массировала его дрын, наблюдая за бесстыдным действом перед нами.

Маша выдавила достаточно вазелина на кончики пальцев и, прижав Дуньку одной рукой к кровати, шлепнула мазь между булок, втирая ее в щель.

 — Может сначала в ворота заедешь? — спросила Дуня, уже полностью войдя в раж.

 — Я ебу этим болтом только в дупло, а не в пизду, — сказала Маша и посмотрела на меня с Дядей. — Давай, Варя, позаботься о Дядином члене, — прошептала она, глядя через плечо на нас и становясь сзади Дуньки.

И затем, одним безжалостным, жестоким толчком она вогнала свой большой кожаный фаллос глубоко в Дунину кишку. Дунька начала вопить, как свинья недорезанная, но я видела, что она прикидывается. До меня уже доходили слухи о ней. Я знала, что она, как и большинство девочек в Дядиной конюшне, любила, когда ей прочищали дымоход, и часто сама об этом просила. Насчет себя я точно это знала. А про Дуньку даже говорили, что она слегка поехала на этой теме, став настоящей шоколадницей. Я уверена на все сто, что Дядя не раз растягивал ее баранку.

 — Какого хера! Что ты делаешь? — визжала Дуня. До нее вдруг дошло, что это не клиент дуплил ее в зад за двести баксов, и не Дядя чистил ей трубу, как ее хозяин и командир, а всего навсего другая проститутка, которая приковала ее к кровати и сейчас принуждала ее к этому жестокому анальному совокуплению.

 — Ты что, кошелка, поглупела совсем? — сказала Маша. — Я ебу тебя в жопу. Вот что я делаю.

Я знала, что Дуня возбудилась от этого, и отчасти ее возбуждало унижение, которому она подверглась. Маша тоже это знала. Прижатая к постели, прикованная обеими руками к спинке кровати и по принуждению принимающая в анус огромный кожаный член от старшей проститутки, пока ее кот наблюдал за всем, Дунька все еще пыталась оскорблять Машу.

 — Ты, коза несчастная! Ты все это делаешь, потому что знаешь, что Дядя любит меня больше чем тебя. Он любит мою нежную, тесную, молодую люсю, а не только мой зад. А у тебя единственное узкое место — это жопа!

Все это было неправдой. Маша и я говорили об этом, и никто не мог так сжимать мускулы, как Маша. Даже клиенты говорили, что у нее влагалище, как у целки.

Я отчетливо помнила, как Дядя помогал мне «ввести в курс дела» Машу, делая с ней то, что она сейчас делала с Дуней, пристегнув к себе большой фаллос и трахая ее в попу. Я обожала заезжать ей в шоколадный цех в то время, и я уверена, что именно тогда она вошла во вкус и полюбила надевать на себя эту игрушку на ремешках. Вы бы удивились, если бы узнали, как часто мужики просят проституток сделать это с ними. Вот почему умная, уважающая себя шлюха всегда имеет с собой пристегивающийся член, а лучше несколько и разных размеров.

Ну, в общем, Маша и Дуня быстро вошли в ритм безобразного анального сношения. Маша въезжала со всей силой в весьма податливую Дунину задницу, а Дуня несдержанно кричала, толкая зад навстречу члену, жадно принимая в глубину попы весь, до последнего сантиметра, кожаный елдак. Дядя и я следили за увлекательным шоу, словно завороженные похотливым зрелищем. Его член стал таким твердым на ощупь, словно собирался вот-вот взорваться.

 — Слушай, Дядя, — сказала я, поворачиваясь к нему. — Хочешь я тебе отсосу, пока ты смотришь на этих грязных сучек.

 — Это кто грязная сучка? — шутливо спросила Маша, повернувшись ко мне и подмигивая с улыбкой. Она знала, что если я назвала ее сукой, то это было всего лишь в шутку.

 — Ты, Маша, и эта новенькая прошма, которую ты трахаешь в зад, — сказала я и затем наклонилась, чтобы взять в рот темно-красную залупу Дядиного пениса.

Ни Маше, ни Дуне не выпало чести разгрузить сегодня Дядю, а мне. И тогда, повернув голову, чтобы продолжать видеть спектакль, я серьезно занялась своим бывшим сутенером. Через минуту он выстрелил жирную порцию мне в рот. Я знала Дядю. Хотя он и был только что боеспособным мужиком с твердым членом, я знала, что после того, как он кончил, от него не будет толку часов двенадцать. Единственное, что ему теперь хотелось — это спать. Поэтому я испытала удовлетворение, которое могут испытывать только ветераны, зная что ни Дуня, ни Маша не получат удовольствия от твердого Дядиного члена сегодня. Этот член достался мне одной!

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх