Подарок

Страница: 4 из 6

Я, в свою очередь, провёл руки за спину и стал негнущимися пальцами нащупывать застёжки её платья.

Пока я возился с одной застёжкой она расстегнула мою рубашку и ремень. Ширинку я расстегнул сам, и штаны неровной кучей свалились вниз. Не глядя вниз я ногой отшвырнул их куда то в сторону. Мягкими, плавными движениями она стянула с меня рубашку так же вниз. Странно я так никогда не снимал рубашек. Я уже справился с застёжками и стал медленно, приседая опускать платье вниз, обнажая её мраморную фигурку. Когда платьице опустилось вниз, она переступила и вышла из него, как из чего-то ненужного.

Её фигурка была прекрасна, как у Венеры, только лучше. Груди уже были развиты и смотрелись ровными бугорками. Соски были напряжены и казалось светились. Ножки были прямыми и ровными, плавно переходя в бёдра и тонкую талию. Трусики казались немножко оттопыренными, я знал, что женщины возбуждаются как мужчины, и сквозь них вроде бы даже просматривался ровный треугольничек.

Не знаю как с стороны смотрелся я, но думаю тоже не плохо, всё таки был пропорцио-нально развит, на руках и ногах даже просматривались бугорки мышц.

Мы стояли напротив друг друга, и только маленькая грань, её трусики и мои оттопыренные плавки разделяла нас. Она вплотную подошла ко мне и взглянула в глаза своими глубоки-ми чёрными глазами.

 — Знаешь... я ещё... девственница.

 — Знаешь,... знаешь... я тоже.

Меня почему-то смущало это, как будто я отстал в развитии, в то же время для неё выглядело совершенно естественно.

 — А я думала ты уже опытный мужчина.

Меня аж в краску бросило, я попытался отвести взгляд.

Заметив это, она поспешила выправить положение:

 — Ты не понял. Я очень на это хотела, надеялась. Ведь это так прекрасно когда мы будем друг у друга первыми... я у тебя, а ты у меня...

Мне это сразу настроило на нужную волну. Я посмотрел на неё и мне сразу стало понято, что эту последнюю грань я должен преодолеть сам. Я аккуратно взял её трусики и начал тянуть их вниз.

Сначала они казалось, не поддавались, как будто приросли к телу, но в следующий момент поползли вниз. Она смотрела на мои руки и на свои трусики, словно ещё не видела то, что под ними откроется. Хотя, наверное, так и есть, не думаю, что она испытывала, когда ни будь такое возбуждение. Я сам чувствовал, как мой член напрягся и стоял настоящим колом, ожидая освобождения. Я хотел освободить и свои плавки, но подумал, что может она сама захочет этого. Теперь, когда первая грань уже преодолена.

Я взял её за попку и прижал к себе, осушая членом сквозь плавки её напряжённый буго-рок. Она закрыла глаза, и я почувствовал, как её нежные ручки взяли меня за пояс и неуверенно потянули плавки вниз. Член упёрся в резинку и, наверное, с такими усилиями она не смогла бы их с меня стянуть, поэтому я слегка помог ей, высвобождая член на свободу. Она, похоже, этого и не заметила.

И вот мы стояли голые и возбуждённые. Я ощущал её горячее тело и членом чувствовал жёсткие курчавые волосики. Я провёл руки по спине, руки словно пронизывали небольшие электрические разряды. Её руки плавно скользили по моему телу: вот она провела ими по бёдрам, по попке, слегка коснулась тыльной стороной ладони моего члена и отдёрнула руку.

Мы немножко отошли назад и любовались друг другом. Я никогда ещё не видел голую девушку так близко, а она парня. Я посмотрел на себя вниз и отметил, что мой член стоит прямо и ровно слегка вверх, и не искривлён как у некоторых парней. Головка плотно скрывалась под кожицей.

Я подощёл к ней и плавно повалил её на кровать. Я ещё не знал толком, что мне лучше делать, во всех фильмах девушки сначала делали миньеты, парни вылизывали им влагалище. Не знаю как у них, а у нас точно так не будет, её губки ещё не готовы к этому, а меня больше возбуждало её тело. Я начал целовать её в шею и грудь, постепенно опускаясь, всё ниже. Дошёл до пупка залюбовался на ровный треугольничек и... пропустил его, принимаясь за ноги.

Она лежала с закрытыми глазами, полностью отдав себя в моё распоряжение. Ножки у неё были плотно сдвинуты, как будто она боялась сразу раскрыть мне моё сокровище. Я потянулся рукой и коснулся её треугольничка, пробираясь рукой всё глубже и глубже. Её рука коснулась моей словно она всё ещё не могла решится отдать мне своё сокровище.

Вся её решимость пропала. Тяжело наверное ей осознавать, что сейчас лишится девственности, ведь для неё это раз и навсегда. Нам парням здорово проще. Я плавно отодвинул её руку, почти не встречая сопротивления, словно это был порыв её тела, а не сознания. Одновременно раздвинул ноги, разглядев сквозь завихруши волос маленькие половые губы. Я засунул руку её между ног, ощущая как напрягся её ловок. Она издала лёгкий стон когда я нащупал её дырочку.

Мне опять ударила в голову кровь, когда я представил, как мой член будет плавно в неё заходить, раздвигая ещё непривычное к нему тело, а потом всё глубже и глубже пока я не упрусь своим телом в её, а потом наши волосики будут тереться друг об друга, я даже почувство-вал их похрустование и жаркое трение. У меня аж глаза закатились, и мне страшно захотелось сунуть его прямо сейчас. Но я сдержался, посчитав, что это испугает её, может даже оттолкнёт, а я хочу, что бы это был праздник не только для меня, но и для неё. Я начал плавно водить руками по груди, животу и бёдрам, одновременно просовывая палец всё глубже в её дырочку. Дырочка была такой узкой, что казалось и палец не может в неё пролезть не что член, хотя он у меня был не очень крупный, и торчал ровным колом даже не думая опадать. «Ну и хорошо, что так» — подумал я.

Я уже раздвинул её ноги, и теперь находился между них. Маша казалась такой прекрасной, зовущей и в тоже время беззащитной. Я предался большой ответственности от мысли, что мне предстояло сделать.

Мне что-то вспомнилось, что для девственности лучше слегка приподнять попку, чтобы её было удобнее. Я взял маленькую подушечку-думку и, приподняв её тельце подложил под попку и слегка придавил, я почему то представил маленькую девочку Машу которая плачется в эту подушку, а сейчас эта подушка должна помочь её стать женщиной. Марина слегка вскрикнула и открыла глаза.

Мне, почему-то стало немножко стыдно, как будто я хочу нарушить какую то красоту, которую уже не вернуть назад. Наверно её было немножко страшно видеть мужика со стоящим как кол членом над её беззащитным телом. Но в моих глазах была такая любовь, что она расслабилась полностью отдав себя в моё распоряжение.

Я придвинулся слегка прилёг на неё и провёл членом её между ног, она слегка простонала. Сейчас я глядел на её сокровище, и оно было так удобно и доступно, что я даже слегка удивился, мне всегда казалось, что заниматься сексом неудобно. Я начал почти упёрся руками в её груди и провёл членом у неё между ног. От этого прикосновения по её телу прошла мелкая дрожь. Она обвила меня руками, прижала к себе и жадно в засос поцеловала. Так мы лежали несколько секунд, потом её руки ослабли я привстал и начал водить членов по её лобку, ногам и животу, всё никак не решаясь вонзить его. Она сама уже страстно хотела этого, а я всё никак не мог решиться.

Она опять открыла глаза. Посмотрела вниз на свой приподнятый животик и мой член в нерешительности торчащий рядом.

 — Ну что же ты... — её голос прозвучал неожиданно, как будто издалека их другого мира.

 — Я боюсь,... боюсь разрушить эту красоту — очередную глупость сказал я.

 — Ну, значит, я на всё жизнь останусь девственницей, а ты девственником.

 — Сейчас ты пожалеешь об этом — уверенно сказал, проклиная свою нерешительность.

 — Давай Славка, я хочу об этом пожалеть.

Всё-таки решительности у неё гораздо больше.

Я прилёг на неё, взял руками, придвинул член к её дырочке, и начал мягко давить на неё. Сначала ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх