Рабыня №3957

Страница: 7 из 7

 — Да... Это было замечательно. — Мне, даже, снова захотелось.

 — Так вот, пошли мы с Ольгой на лыжах кататься. Пока прокопались, уже к вечеру дело было. Прошлись немного, с горки покатались. В общем как положено.

 — Потом, когда домой собрались, Марина мне говорит: — Хочется аж все трусы намокли. Пошли, отловим кого-нибудь, и двинула к горке где малышня на санках каталась. Я даже удивилась: как это она собралась отлавливать — на горке народу полно.

 — Я Ольге говорю: иди, выбери какого поменьше и попроси санки. Скажи, что я ногу подвернула и ты хочешь меня до дома на санках довезти. А я тут останусь, буду больную изображать.

 — Я еще ничего не понимая пошла на горку, — продолжила Ольга. — Выбрала там мальчишку лет восьми. Он один на горке был. Так мол и так. Согласился дать санки, и сам за мной пошел, чтобы я санки ему потом вернула. Подъехали к Марине. Она сидит, за ногу держится. Ну, совсем больная. Погрузили ее на санки, везем. Парнишка сзади помогает.

 — Я, значит, сижу на санках, смотрю, где можно остановится. Ольга тащит санки в глубину парка. Вижу, кустики кружком стоят, все снегом заспанные. Подсказываю Ольге тихонько. А она уже сама видит. Заезжаем за кусты, я говорю им: — Ой, подождите, я пересяду поудобней. Помоги-ка мне, — говорю мальчишке. Тут Ольга на него сзади навалилась, и в снег.

 — Короче, скрутили мы его в два счета. Рот я ему пластырем заклеила (он у меня в кармане куртки с нашей прошлой вечеринки валялся). Примотали шарфами к санкам. Он дергается, мычит, у меня от предвкушения снова сок пошел.

 — Долго пытались его голову к себе в трусы засунуть, чтобы не холодно было. Смеху было... — увлеченно продолжала Марина.

 — Ничего не получалось, неудобно. А после приспособились. Его сзади заправляли а сверху курткой накрывались, чтоб не задувало. Хорошо, что мороза не было.

 — Потом мы так разгорячились, что даже жарко стало. К дереву его вместе с санками приперли, и стоя и только слегка штаны спускаешь, и вперед и Он головой мотает, вырывается... просто замечательно.

 — В общем, от трахали мы его там по всякому, с превеликим удовольствием. Только все-таки холодно — задница быстро замерзает. — Поэтому мы часто менялись.

 — Маринке хорошо, она в вязаном трико была. Ей снимать — одевать быстро. А я, в комбинезоне, замучилась с этими бретельками. Все время штаны придерживала, чтобы совсем не сваливались.

 — Потом отлупили его маленько, напугали, как следует, чтобы никому не болтал, побрызгали и отпустили.

 — В общем, на природе здорово получилось. Еще, как-нибудь, сходим покататься, — засмеялась Марина обнимая Ольгу за плечи.

 — Так! Давай, на место, — неожиданно скомандовала Ольга, пихнув ногой согнувшегося под столом мальчика.

 — Ну-ка! Живее! Протиснувшись между Ольгиных ног, он прижался лицом к ее трусикам сквозь которые торчали наружу жесткие колючие волоски. Ольга оттянула трусики в сторону и подождав пока мальчик поглубже протиснет свое лицо между ее половых губ закинула ноги ему на плечи и устроилась поудобней.

 — С малолетками всегда так, — пожаловалась Марина, — Только сначала интересно, а потом раздражает, что нужно постоянно себя сдерживать. Сильно не дави, на ночь не привязывай, и вообще, только лишние проблемы.

 — Эй! Ты что! Забыл что надо делать?! — грозно прикрикнула Ольга, заглядывая к себе под подол. Мальчишка начал торопливо пытаться активнее тереться лицом в слизистой колючей щели, но стиснутый ногами он всеравно мало что мог сделать.

Спустя немного времени, Ольга снова подняла подол.

 — Да, не так! Не так! — раздраженно сказала она. И схватив за волосы, начала с силой раскачивая, тыкать его лицом в свою пизду.

 — Вот так! Так! — приговаривала она, растирая им свою промежность.

 — Работай живее! — приказала Ольга, отпустив его волосы и одергивая подол. Откинувшись на спинку кресла она вытянула широко расставленные ноги, напрягая бедра.

 — А мне, наоборот, нравится, — заметила Ольга. — Я люблю маленьких трахать. Головка маленькая, в пизду засунешь — весь там. Потом немного хлыстиком, пока там не захныкает. По мокрому скользит хорошо.

 — Марина, ты мне в прошлый раз, кажется обещала достать чулки такие же как у тебя. Забыла? — немного успокоившись спросила Ольга разглядывая спустившуюся петлю на своих чулках.

Неожиданно, с шумом распахнув дверь, в гостиной появляется Света, с трудом волоча за собой раба. Схватив его обеими руками, за волосы и за поводок, она вытащила его на середину комнаты.

 — Девочки! Ну, что мне с ним делать? Я его уже по всякому била, а он еле шевелится. Совсем отрубился, — злилась Света. Я не люблю дохлых трахать. Она стояла над ним, придерживая его за ошейник. От нетерпения она периодически встряхивала его и била его жесткой рукояткой хлыста. — Или ты будешь шевелить языком или я тебя забью насмерть!... — грозила она в нетерпении дергаясь задом.

С усмешкой поглядывая на безуспешные старания Светы, девушки расположились в креслах и на диване, приготовившись наблюдать за представлением.

 — Все! Он меня замучил. Она выпустила из рук его ошейник, и раб рухнул у ее ног. В досаде попинав его ногами, она встала над ним, уперевшись руками в бока. — Так, что же мне с ним делать?

 — Брось ты его. Иди к нам, — томно сказала Ольга, — я тебе мальчишку уступлю.

 — Ну нет. Я свое получу. Я уже почти кончала когда он начал издыхать, — продолжала сердится Света.

 — Марина, я у тебя где-то здесь шпоры видела, — вмешалась в разговор Ольга.

 — Поищи в шкафу, там, в верхнем ящике, — ответила Марина.

Порывшись в ящиках, Ольга достала пару кожаных перчаток с обрезанными пальцами. Со стороны ладони они были усеяны металлическими заклепками в форме колючих пирамидок.

 — На, возьми. Попробуй его этим расшевелить. Света с энтузиазмом одела перчатки, и подтащив его к пуфику, пристроила поудобней и наспех привязала за шею, чтобы не падал. Закончив приготовления, она со вздохом труженицы, снова уселась верхом.

 — Сейчас ты у меня будешь двигаться. — злобно процедила она сквозь зубы усаживаясь поудобнее на его лице, и... вонзила шпоры ему в грудь. От внезапной боли раб судорожно вздрогнул.

 — А!... Так-то лучше! — Радостно завизжала Света, щекотливо подпрыгивая задом.

Под ударами перчаток, он изо-всех сил старался работать языком. Света радостно взвизгивая и извиваясь всем телом, ерзала попкой в преддверии экстаза. Он больше не в силах был лизать ее, и только, содрогаясь каждый раз когда металлические шипы впивались в его тело мучительно ожидал конца этой пытки. Вскоре она подошла к экстазу. Уперевшись ладонями в его грудь, она яростно затрясла задом, хлопая ягодицами по его глазам. Из под ее перчаток показалась кровь. Ее пизда, то со всей силой шлепалась о его лицо, то щекотала себя едва касаясь клитором. Внезапно судорога охватила все ее тело. Вскрикивая и завывая, Света с силой прижала его под собой и мелко задрожала. Потом все сильнее и сильнее, и застонав, она замерла. Только мышцы ее пизды и ягодиц судорожно сокращались. В лицо ему потекла горячая горькая жидкость.

Медленно приходя в себя после такого бурного экстаза, она еще долго, с довольной улыбкой, сидела на нем, любовно поглаживая свое тело. Подошедшая Марина села рядышком и нежно обняла Свету за талию.

 — Смотреть как ты кончаешь, сплошное удовольствие, — сказала она, целуя Светкины груди. Они еще немного поласкались, потом Света встала, уступив Марине место. Марина аккуратно устроила свою попку на еще мокрым от слизи, лице раба, и неторопливо начала.

 — Девочки! Что-то скучно мы сидим — обратилась она к подругам, не переставая при этом, неспешно покачивать задом.

 — Может быть нам его немного помучить. — предложила Ира. — А как будем мучить? Вроде и так уже все перепробовали — поинтересовалась блондинка поставив острый каблучок на исполосованную хлыстом грудь раба. — Ну? Какие будут предложения?

 — Нет. Давайте, лучше, что-нибудь другое устроим — не согласилась Марина.

 — Послушайте! Я придумала! — воскликнула Татьяна, выпутываясь из объятий своей захмелевшей подруги. — Давайте устроим конкурс, как в клубе, и снимем все.

 — А я предлагаю потом сфотографироваться и всем. Я хочу на память фотографию, — прозвучал из-за подушек нетрезвый голос Иры. — Оля! Слезай с мальчишки... Мне его пора домой отправлять... а то, мать ругаться будет...

 — Хорошо, девочки — снова решительно взяла инициативу в свои руки Марина. — Сейчас давайте слегка наведчм порядок. Перед тем как фотографироваться или что-то другое, надо красоту навести и грязную посуду со стола убрать. — И, этого, — она похлопала лежащего под ней раба, — тоже, надо в порядок привести. Им я сама займусь.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх