Шведская тройка

Страница: 2 из 4

как выглядит? Мне ведь интересно знать, кого мы едем трахать.

 — Тихо ты, мы ведь в общественном транспорте, — пристыдил Шура друга. Я же сказал, женщина страстная. Получишь массу удовольствия. Я трахал — нормально. Что тебе еще нужно? А сколько ей лет, я и сам толком не знаю. Интересоваться возрастом женщины неприлично. Отстань, не мешай читать. Упущу сюжетную нить. Возьми лучше газету, отвлекись, — И, вынув из кармана газету «Правда», положил ее на колени к Вите.

Витя взял газету, но читать не стал, а про себя подумал:

«Какая сюжетная нить может быть в такой пустой брошюре, как «Религия и атеизм»?! Там же одна туфта. И неужели ему интересно читать такую галиматью? Хотя он философ, может, и в самом деле интересно. А ведь нахватывается из книжек всякой чепухи и клеит женщин, как семечки щелкает. Они же, глупые, любят, когда им лапшу на уши вешают, и сразу тают. Днем на улице вешает, а ночью продолжает. Там они еще больше любят! Чтобы им всякую чепуху про любовь да про чувства плели, особенно когда трахаешь! — вновь Витя вернулся в мыслях к теме секса и сразу вспомнил Лилю. — А все же какая она из себя? Наверное, не молодая, средних лет». Вите, конечно, хотелось, чтобы Лилечка была стройной симпатичной девушкой, но он чувствовал, что это уже перебор, и был бы доволен, если бы ей было хотя бы не более сорока.

 — Шура, ну а на вид-то сколько ей? Хоть примерно, — снова легонько толкнул его в плечо Витя.

 — На вид? Да-а, поболе сорока, а так я точно не знаю. Приедем, сам увидишь. Да ты что волнуешься? Вариант проверенный, сложена ничего... И очень страстная, очень... — уткнувшись в книжку и не отвлекаясь от своих мыслей, нехотя пробормотал Саша.

Такое известие не обрадовало Витю, но и не особо расстроило: «И впрямь: не свататься же едем. Коли больше сорока, значит, очень опытная, а в таком деле это огромный плюс».

Снова надоедать Саше и задавать ему вопросы было бесполезно, и Витя стал терпеливо ждать, когда они приедут на нужную остановку.

Трамвай катился вперед, покачиваясь из стороны в сторону, и через некоторое время завернул направо.

 — Выходи, — неожиданно произнес Саша, мимолетно глянув в окно, — кажется, здесь, но нужно еще немного пройти.

И друзья вышли из трамвая, оказавшись почти на окраине города.

Темнело, и Саша с некоторой заминкой вел друга к назначенной цели.

 — Тут где-то, — подойдя к однотипным девятиэтажным домам, задумчиво произнес он.

 — Адрес я точно не помню, а дом вроде бы тот, крайний, — гадая, куда же все-таки идти, размышлял вслух Саша. — Да, точно, туда. Вот и качели. Дом этот! — наконец убедительно показал он на одну из трех типовых коробок. — Крайняя парадная, а квартира на пятом этаже, вправо, — окончательно решив, куда идти, оживился Саша, и друзья, ускорив шаг и пройдя мимо качелей, вошли в нужную парадную, поднялись на пятый этаж и подошли к расположенной справа от лестницы двери.

Саша, ни секунды не мешкая, надавил на кнопку звонка.

Дверь открыла огромная пожилая женщина лет 60-ти, 65-ти, в первый же миг с нескрываемым интересом взглянув на Витю, приветливо улыбнулась молодым людям.

«Наверное, Шура дом перепутал», — подумал Витя, и хотел было уже извиниться и идти обратно, как вдруг услышал голос друга:

 — Здравствуй, Лилечка! Все хорошеешь! А я вот с товарищем...

От этих слов Вите стало как-то не по себе. «Неужели это и есть та самая хваления Лилечка, которую так красочно описал ему Шура?! Не может быть! Что-то здесь не то», — подумал про себя Витя.

 — Проходите, ребята, раздевайтесь, — пригласила пожилая дама.

 — Знакомьтесь, это мой друг Витя, а это — Лилия Васильевна, тоже философ по образованию, — представил Саша друг другу будущих партнеров по «шведской тройке». — У нас с ней общие интересы. Правда, Лилечка? И не только по философии... — недвусмысленно намекнул он.

«Оказывается, он не только женщинам лапшу на уши вешает! А как, подлец, расписывал: и статная, и фигура ничего... Сразу, что ли, не мог сказать, что пенсионерка? А то: не знаю, побольше сорок а...» — с негодованием думал Витя, но приличия не позволяли ему все это сиюминутно высказать Саше.

 — Погода мерзкая, — начал Саша, как и полагается, разговор на отвлеченную тему.

 — Да, погода не балует, — поддержала разговор Лилия Васильевна. — А вы быстро добрались! — продолжила она.

 — Спешили, Лилечка, спешили! Тебя увидеть! — повесив куртку, произнес Саша. — Я всегда гостям рада, — не уступала ему в вежливой манере ведения разговора Лилия Васильевна. — Чего же мы стоим? Проходите на кухню. Сейчас кофейку выпьем! А хотите сухого вина? У меня тут бутылочка завалялась.

«У нее все приготовлено: и сухое, и постель, наверное», — ехидно подумал Витя, машинально снимая куртку.

 — Не откажемся, — посмотрев на друга и мигнув ему, согласился Саша.

 — Пожалуйста, присаживайтесь, — и Лилия васильевна, усадив гостей, поставила на стол три пустых емких фужера и бутылку «Ркацетели».

Саша взял в руки бутылку, умело надрезал пробку и, освободив горлышко бутылки от уже ненужного предмета, разлил примерно половину содержимого в фужеры.

 — За встречу, друзья! — сказал он и сделал из фужера несколько глотков. Остальные последовали примеру и тоже выпили за встречу, попробовав этот прохладный, слегка пьянящий напиток.

Саша, выполняя роль тамады, завел разговор о том, что как хорошо уметь говорить по-французски или по-английски, словом, мол, неплохо знать иностранные языки и что, например, мы такие вот невзрачные, а валютные проститутки знают сразу несколько языков. На это Лиля заметила, что без таких знаний им вообще делать нечего, и что они знают не только языки, но и еще кое-что, что нравится мужчинам.

 — Об этом знают не только проститутки, но и многие порядочные женщины, — вставил Саша, и разговор сам собой перешел к теме секса.

В этот момент Лиля зачем-то вышла, возможно, затем, чтобы окончательно подготовить место для предстоящего общения, оставив Сашу с Витей наедине.

 — Шура, неужели это можно трахать?! — с ужасом спросил Витя. — Ты как хочешь, а я пас, — твердо сказал он, подняв вверх обе ладони.

 — Витя, ты не знаешь, какая это страстная женщина! Такое вытворяет, что диву даешься, — вдохновлял друга Саша. — Да пусть хоть тысячу раз страстная... Но почему ты сразу не сказал, что она — старуха? — недоумевал Витя.

 — Я же тебе говорил, что больше сорока, больше сорока и есть. А про старуху ты зря. Она держится в форме. Скоро в этом сам убедишься, — выкрутился Саша.

 — Не хочу я ни в чем убеждаться, — возразил Витя, и сгоряча налил себе из бутылки еще.

 — Перестань ломаться. Она уже ко всему приготовилась. Некрасиво будет, если ты откажешься, — убеждал Саша.

В этот момент Лилия Васильевна вошла на кухню и присоединилась к молодым людям.

Саша разлил остатки содержимого, опорожнив бутылку. Тост он предложил за женщин, на что Лилия Васильевна возразила, заметив, что она будет пить за молодых мужчин. На том и порешили, и каждый выпил за то, за что хотел.

Слегка опьянев, Саша продолжил прерванный разговор о сексе, сообщив, что за границей широко практикуется такое развлечение, как групповой секс. Он стал объяснять, что такой секс вносит необходимое разнообразие в половую жизнь, хорошо снимает нервное напряжение и что вообще это очень нужная вещь, которая у нас почему-то не так широко практикуется.

Закончив монолог и подведя платформу к предстоящему действию, он ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх