Это наш день, девочки

Страница: 1 из 3

Юлия Аланина

Из цикла «Дачные истории»

Это наш день, девочки

* * *

Случилось это прошлым летом. Моя подружка Катька пригласила меня к себе на дачу на выходные. Предки ее уехали куда-то отдыхать и вернуться должны были только в конце следующей недели. А муж все выходные готовился провести со спиннингом, водкой и друзьями. Без Катьки, само собой. Так уж совпало, что и мой Серега именно в эти выходные уезжал в очередную командировку по делам фирмы. Услышав, что мы с Катькой собираемся на дачу, засмеялся и говорит: «Понятно — секс, мальчики. Презервативы не забудь!» Это он шутит так. Юмор у него такой.

Собралась я быстро — взяла свой крутой купальник из цикла «а я девочка с плеером», тонкое махровое полотенце, прокладки на всякий случай и денег пятьсот рублей. Раз мы с Катькой вдвоем, значит обязательно напьемся и все свои приключения за последние пятнадцать лет по новой вспомним. Но так как девушки мы приличные, то пить придется тоже что-нибудь приличное.

Встретились возле железнодорожных касс. Катька говорит:

 — Привет! А я ананас купила. Чем запивать будем?

 — Молодец, — говорю. — Вином, чем же еще.

Взяли мы три бутылки вина. Красного, само собой. Молдавского. Ну и по мелочи всякого: сыра, колбасы, две пачки пельменей, конфет коробку (это Катька, сладкоежка), кальмаров сушеных, груш со сливами и виноградом (это я уже захотела), меда (Катьку в бане намазать) и минералки бутылку. Остальное, по словам Катьки, все на даче есть. В холодильнике и на грядках. Короче, загрузились с сумками в вагон и поехали.

Катька сидела закинув ногу на ногу и кивала в такт стуку вагонных колес красной туфелькой. Юбочку она надела ту еще — короткую и плотно обтягивающую. Я уселась напротив и невольно нет-нет да и заглядывала ей в самое интимное место. Там виднелось белое кружево трусиков, сквозь которое кое-где пробивались одинокие черные волосики. Надо сказать, что мы обе на фигуры не жалуемся. Как, впрочем, и на все остальное. Мужья наши очень ценят доставшиеся им сокровища, хотя между собой плотно и не общаются. Однако при нечастых семейных встречах с трудно скрываемым восторгом разглядывают приобретения друг-друга. Мой мне даже как-то признался, что с такой девушкой как Катька он бы с удовольствием занялся чем-нибудь «более интересным». Не забыв, само собой, добавить — если бы не знал меня. Потому что я — самая лучшая девушка в мире. Знаю. И верю, конечно.

Чуть позже я заметила, что сидящий рядом со мной парень также периодически «ныряет» Катьке под юбку. Зрачки уже по рублю стали. Беру у Катьки ручку (она сканворд разгадывала) и пишу на газете: «Мой сосед тебя хочет». Сижу смеюсь. Катька поняла, что к чему. Ногу опустила, посидела так маленько, потом чуть откинулась назад и коленки в стороны как бы случайно развела. Зрелище стало еще пикантнее! Бедра у Катьки сочные, аккуратные, тугие, будто соком налитые. Как мой Серега говорит — «сразу хочется зубами впиться». Между ними — белая полоска с кружевом. Парень аж «поехал»! Сначала не знал, куда глаза деть. Потом нашел. Достал газету и, типа, читает. А сам только Катькой и любуется.

Короче, через пару минут у него «встал». Он это дело газетой прикрывает, раскраснелся. То ли от духоты в вагоне, то ли от возбуждения. Но мне-то все с боку хорошо видно. Я опять Катьке пишу: «Он сейчас кончит и весь вагон забрызгает!» Катька прочитала, сидит, едва сдерживается, чтобы не расхохотаться. Так и ехали. Рядом с Катькой его друг сидел, моими стройными ногами любовался. Симпатичный. Но у меня юбка будет подлинее Катькиной. При всем желании трюк не повторить. Зато я в топе на голое тело и разрез сбоку на бедре. Вот он то в разрез заглянет, то в грудь мне уткнется — от всей этой картины я тоже вдруг возбудилась. Аж мокро стало. Наверное, еще и Катькина игра подействовала.

Вышли эти двое на одной с нами станции. До Катькиной дачи идти минут тридцать-сорок. Купили мы томатного сока в «комке», отпили полпакета, посмеялись и потопали. Ребятам с нами по пути оказалось. Давай они знакомиться. Веселые оказались, шутники. Пакеты с едой и шмутками мы им почти сразу отдали, долго не ломаясь. Жара такая, солнце палит — самим нести мало приятного. Идем, болтаем. Мой сосед перед Катькой и так, и этак — из кожи вон лезет, чтобы понравиться. Катька смеется, кокетничает. Короче, пошла симпатия.

Второй парень, Славик, со мной заигрывает. Симпатичный, мускулистый, подтянутый — плэйбойчик, короче. Глаза карие, с поволокой, волосы черные, стрижка короткая. В джинсах в обтяжку, сквозь футболку тело очень аппетитное, весь рельеф видно. Мечта любительницы острых сексуальных ощущений, короче. Я почему-то сразу подумала, что в постели он должен быть очень приятным.

Незаметно дошли до нашей улицы. Парни говорят:

 — Ну нет, теперь мы вас до самого дома проводим. Надо же знать, где такие красивые девушки живут!

 — А девушки вместе с мужьями живут, — говорит Катька, — так что ариведерчи, мальчики!

Они сначала смутились немного, потом Славик спрашивает:

 — А что же мужья вас не встретили? Может, и нет никаких мужей?

 — Может и нет, — отвечает Катька, — только вот дети тогда откуда?

 — Чьи дети? — спрашивает Славик.

 — Наши с Ксюшкой, — говорит Катька.

 — И много их у вас? — спрашивает Славик.

 — Достаточно, — парирует Катька.

 — И все они тут, на даче? — улыбается Славик.

 — И тут, и в городе, и в соседней деревне, — говорит Катька.

Тут Денис вмешался:

 — Ладно, Слав, пошли — не видишь, у них детей уже достаточно...

 — Ладно, но вечером мы все-равно к вам придем. С мужьями коньяка выпить, — смеется Славик. На том и расстались.

Дошли мы до домика, переоделись, сок допили и на речку. Загорать. Время часа четыре было, а дачники в пятницу раньше семи вечера не появляются. Так что можно от чужих глаз не прятаться. Расстелили покрывало прямо на песке, сняли верх и в одних плавках повалились загорать. Скоро Катька на солнце размякла и даже кажется задремала. Я втирала ей в спину крем и жмурилась от удовольствия. Это наш отдых, девочки!

... Спугнул нас грибник, возвращавшийся из-за речки. Я ойкнула и прикрылась полотенцем. Бородатый дяденька бочком проскочил мимо и растворился в прибрежных кустах. Солнце клонилось, наезжали дачники. Когда на берег с радостным лаем выскочила большая лохматая черная собака с мальчиком на поводке — мы стали собираться.

Катька пошла затапливать баню, я настрогала салатик. Солнце уже почти скрылось за верхушками сосен, уступив место приятной вечерней прохладе. Ни ветерка. Где-то вдалеке играла музыка, кто-то жарил шашлык. Пахло очень аппетитно. Мы с Катькой попеременно облизывались, завидуя тем, кто скоро будет его есть, и обсуждали своих сегодняшних ухажеров. Выпили по бокалу вина и обе сразу опьянели.

 — Красавчики, — мечтательно, по киношному вздыхая сказала Катька. — И секса так хочется...

Я только засмеялась.

 — Ты, Ксюшка, просто невозможно пахнешь сексом — стоит нам чуть-чуть понежиться на солнце. И я сразу пахну сексом. Мой Вадим постоянно об этом говорит: «Летом ты пахнешь сексом, безумным и беспощадным».

Я снова засмеялась:

 — И мой про то же...

 — А мальчишки эти такие смешные, зря мы их сразу отшили... В баньке бы нас попарили, массаж сделали, спать уложили...

 — Угу, сказку рассказали, — засмеялась я. — А потом и другой массаж сделали...

 — ... Чтобы без остановки, до самого утра, — Катька зажмурилась от удовольствия.

 — Хватит уже, массажистка,...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх