Это наш день, девочки

Страница: 3 из 3

хватать его за руки, пытаясь остановить:

 — Не здесь... Стой же! На втором этаже... Они же вернуться!

Славик взял меня на руки и отнес наверх. Поставил, нежно, не спеша снял маечку и прильнул губами к соску на левой груди. Потом мягко поцеловал правую, вновь левую, параллельно освобождая мои ножки от спортивных трико. Я чуть помогла ему, позволила отбросить трико в сторону и плавно повалить себя на пушистый ковер на полу. Славик начал с живота. Нежно, но целеустремленно он осыпал его поцелуями, поднимаясь все выше и выше. Вновь принялся за мою грудь. Я сжимала голову Славика в объятиях, а он наслаждался моими отвердевшими сосками, мял и с наслаждением оглаживал грудь, сжимая руками бедра, плечи, талию. Осыпал поцелуями шею, глаза, не забывая останавливатся на губах, с нежной настойчивостью раздвигая их своим сильным языком.

Потом я выгнулась, будто пытаясь приподнять Славика над собой. Оргазм. Славик оценил глубину, а главное — силу сотрясшего меня оргазма. Он сместился ниже, развел мои ножки в стороны и принялся целовать мой лобок сквозь влажные, белеющие в темноте трусики. В поток его поцелуев попали и набухшие под тканью губки, и едва заметный бугорок клитора, и бедра. Славик вновь свел мои ноги вместе, одним ровным движением спустил трусики вниз, приподнял ступни и отбросил последнюю преграду белеть в темном углу. В какой-то момент я еще было попыталась остановить все это. Но сильные руки Славика вновь развели мои ножки в разные стороны, приподняли, слегка согнув в коленях, и я ощутила чуть влажной от возбуждения внутренней поверхностью бедер его горячее дахыние. Уже в следующую секунду его губы вместе с языком владели моим бесценным сокровищем. Моей киской. Моей щелкой, умеющей быть до неприличия развратной и ненасытной, когда я сама этого хочу. Славик и не подозревал, что был первым вторым. Его губы покусывали мой клитор, посасывали губки. Оставалось лишь расслабиться, чтобы тут же начать метаться по ковру от такого знакомого, сводящего с ума удовольствия.

Мужчинам никогда не узнать и не ощутить, каково это — отдаваться. Каково это, раздвинув ноги, принимать в себя горячее, возбужденное ТЕЛО, раздвигающее тебя изнутри, вздрагивающее в тебе, загнано дышащее при вынужденных паузах, напряженное перед оргазмом, и наконец выстреливающее горячей плотной струей. Но струя — это только для любимого мужчины. Для иного случая — никаких струй. Но хорошо говорить об этом, когда ты трезва и спокойно оцениваешь ситуацию.

Славик вылизал все, что было можно. И все, что нельзя — тоже. Это я про другое отверстие. То, что пониже спины. Я не ханжа, я даже люблю анальный секс (наверное... во всяком случае, если все делать правильно и, главное, не спеша — мне очень даже приятно). Мощный и твердый член Славика проник в меня одним движением. Распаленное лаской и ожиданием влагалище сначала пыталось удержать этот напор, но потом поддалось, чтобы тут же сдаться под незнакомым натиском. Такого мощного члена я не чувствовала у себя между ног ни разу. Хотя, честно говоря, я вообще никаких других членов, кроме Серегиного, никогда не чувствовала. И скажу, что Серегин член — мечта хозяйки. Но Славик...

Он двигался и двигался. А я кончала и кончала. Мои стоны и крики, наверное, должны были разбудить всю округу. Так мне казалось. Я кусала его губы, плечи. Я скрипела зубами. Даже кажется расцарапала ему спину и тугие ягодицы. Я сопротивлялась и я хотела его. Я хотела, чтобы он не останавливался, чтобы имел меня долго и беспощадно. Я шептала ему между стонами и судорогами: «Трахай меня, милый!... Еще! Еще! Еще!... Я хочу тебя! Только не останавливайся!» А он и не думал останавливаться. Славик был сверху. Славик был сбоку и сзади. Славик был снизу. Я скакала на нем (вернее, он держал меня за талию и нанизывал на свой член). Я стояла на четвереньках и изо всех сил вращала попой, извиваясь всем телом, подаваясь вперед и назад, вверх и вниз. Я вращалась на члене Славика, облизывая его своей распаленной ненасытной дырочкой, обхватив руками его сильную шею и обвив ногами бедра. Я всячески пыталась заставить его кончить по моему желанию, но вышло наоборот. Он кончил, когда захотел сам, предварительно доведя меня оргазмами до обморочного состояния. И что самое интересное — кончил не туда, куда входил вроде бы с этой целью.

В какой-то момент я вдруг ощутила, как влажный палец Славика уверенно вошел в другую мою бесценную дырочку. Ту, что действительно пониже спины. Но удовольствие от движений его члена в тот момент было столь велико, что сил сопротивляться или противиться такому решению просто не было. Параллельно с влагалищем, он какое-то время не менее активно разминал мою попку, периодически смазывая палец в стекающем по моим бедрам соке. Поэтому когда Славик вдруг вышел и плавно, но твердо протиснулся между моих ягодиц — я кончила почти мгновенно. А он начал неспеша двигаться, ускоряя темп и сводя меня с ума. Больно не было. Было страшно приятно! Безумно! Я боялась потерять сознание от неведомых доселе ощущений. Боялась лопнуть, взорваться от удовольствия! Кончив еще пару раз, я наконец ощутила сквозь туман, как Славик дернулся несколько раз и наконец, весь напрягшись, взорвался. Его головка, казалось, заполнила все у меня внутри, после чего выстрелила несколько раз мощной струей. Эти выстрелы я ощущала скорее животом — именно там тугая струя его спермы встречала сопротивление моего тела...

Славик вышел неспешным ровным движением, вызвавшим еще одну бурю оргазма. Выждав, пока я перестану биться, приблизился и поцеловал меня долгим, нежным, успокаивающим поцелуем. Мы долго лежали рядом, он поглаживал мои ягодицы, спину, волосы. Целовал, едва касаясь, мои плечи. Я начала отключаться, проваливаясь в какое-то инобытие. Тогда он неслышно встал, одел плавки и пошел вниз. Все. Экран погас. Вместе со свечами. И звездами.

... Утро началось с помятого, бледного, слегка серого лица Катьки. Моя голова раскалывалась. Вчерашнее припоминалось с трудом, как сквозь дымовую завесу. Но самое интересное, что Катька напрочь не помнила инцидент в бане. Воспоминание о бане вообще давались ей с трудом. Про то, что было после бани — вообще молчу. Тут у Катьки была полная амнезия. Она сидела на веранде с обвязанным вокруг головы мокрым полотенцем и мелкими затяжками курила сигарету. Я совсем не горела желанием прямо сейчас углубляться в воспоминания. Как-нибудь позже. Через пару месяцев. Однако Катькины трусики осмотрела внимательно. Двух мнений в таких случаях не бывает: столь обильных самопроизвольных ночных выделений просто так у девушек не бывает. Успокаивало одно — Катька давно и прочно подсела на спираль.

Вечером пришлось все ей рассказать. Нет, про баню и наши с Катькой ласки я умолчала. До поры. Глядишь, и сама вспомнит. А если нет — большой беды не будет. А вот про то, что мальчики все-таки были... И про то, что мы с ними не просто за ручки подержались... Скорее всего, Катька просто лукавила. Не то у нее было состояние, чтобы смаковать детали произошедшего. Во всяком случае, спустя пару месяцев, на каком-то девичнике она сказала, что анальный секс — это финиш. Но друг от друга у нас секретов нет. И я прекрасно знаю, что Вадим с этой стороны изобретательностью никогда не страдал. Не тот у него темперамент.

Короче, анализы в понедельник сдавали вместе. За результатами ездила Катька (меня во вторник с работы не отпустили). Все оказалось чисто. Повезло, короче. Во всех отношениях. Вы будете смеяться, но с тех пор прошло четыре года, и кроме Сереги у меня никого нет. Не считая презерватива в сумочке.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх