Поцелуй на закате солнца

Страница: 2 из 2

Я хмыкнул, подумал, что такие действительно есть на этой грешной земле, но особо не расстроился, лишь только мне стало неудобно, когда она рассказала что пережила; мне было рассказать нечего. Признался честно, что девушки у меня нет.

 — Нет девушки?! — Она так посмотрела, что я чуть на седьмое небо не улетел от стыда; посмотрела больше с изумленностью и чуть с тенью сожаления.

 — Угу. Только так не смотри... Как будто у меня должен быть гарем! — посмеялся я в слух.

 — Очень странно, ты такой хороший, просто находка среди парней, с которыми мне приходилось общаться, — она сделала паузу, думая о чём-то улыбаясь от души, подняла на меня голубые глаза, — Не, ты просто прелесть!

Я знал, что рано или поздно она так скажет, но почему-то мне стало ещё теплее и приятнее на душе после этих слов.

 — Катя, это всё должен был сказать тебе я, а получилось наоборот. — смущённый и восхищённый до глубины души не нашёлся что ответить; снова растерялся перед девушкой! Что она со мной делает?

Дорога уже шла вдоль моря, мы прошли пляж, зашли в лесок, вернее в рощу, в тени деревьев остывая от вечернего солнца, не такого обжигающего как днём. Послушали трель птиц, послушали шум прибоя, доходивший и до этого приятного местечка. Наконец я увидел вдалеке выход из рощи, но мы свернули с тропинки пораньше, побрели сквозь заросли к морю. Катя знала, куда именно идти и я просто следовал за ней, гадая что же за местечко такое.

 — Вот оно! — прошептала она и исчезая в траве, растущей на берегу, спрыгнула вниз.

Я прыгнул за ней, попал на маленький пляж, даже правильнее сказать бухточку, окружённую высоким берегом с растущей на берегу незнакомой мне длинной и густой травой; а через миг перед взором предстала неописуемая картина... как будто нарисованное небо, с облаками, белыми-белыми, солнце у самого горизонта, почти уже коснулось краешком моря, спокойного, тихого, ожидающего чего-то необычайно красочного и редкого, словно впервые встречает закат. Но самое загадочное ощущение... Все как будто для нас двоих, словно только мы и больше никого в этом мире. Казалось мы стоим на берегу бухточки, такие крохотные и беззащитные, словно из другого мира а кто-то огромный и властный, как Вселенная одаряет нас этим представлением... Я любовался с открытым ртом, наслаждался каждым моментом и чувствовал пульс природы, сочетая его с музыкой прибоя и редкой трелью птичек. Очнулся. Меня взяла за руку Катя. Оказывается, она всё это время на меня смотрела и улыбалась, довольная тем, что мне понравился этот сюрприз.

 — Сейчас встретятся вода и огонь, — прошептала Катя с замиранием сердца и положила свою головку мне на плечо.

Я повернулся к ней и встретился взглядом, таким приятным и п о н и м а ю щ и м, таким р о д н ы м и спокойным; и всю эту картину мог дополнить лишь... Горячие губы, пылающие, такие сладкие и желанные... Я растворился в поцелуе... И мы встретились где-то там, и наши души, играя и резвясь как дети, обменялись самыми сокровенными тайнами, переплетаясь и переливаясь, через миг слились воедино, образуя идеальной формы и непередаваемой конструкции тело... И мы словно... проснулись! Стоя на берегу в объятиях, мы открыли глаза, в недоумении и восторге... мы видели одно и то же!

 — Вот это поцелуй! — восхитилась Катя. — Ты выдел, что они изобразили?

Хлопая глазами и смотря на изумлённую Катю я пытался подобрать слово к этому объекту, но так ничего и не подобрал. Просто мистика какая-то!

 — Да, — лаконично и неуверенно ответил я, продолжая хлопать глазами. — Больше всего напоминает бабочку...

 — Точно! Только уж очень... Смесь бабочки, мотылька и... Даже не знаю как и сказать! Просто какая-то «неземная совершенная бабочка», словно там все представители бабочек в одной!

 — Поразительно, никогда такого не испытывал, — глядя на неё и радуясь от счастья, сказал я.

 — Завтра проверим твою теорию, романтик, — медленно прошептала она. — А сейчас...

Катя закинула руки за мою шею, заглянула мне в глаза, своим чарующим, манящим к себе и умоляющим взглядом, потом потянулась и прикоснулась губами к шее; я прижался к ней сильнее, почувствовал грудь, почувствовал как бежит и играет её кровь, как бьётся сердечко в неистовом предвкушении п о з н а н и я; обхватил её, испытывая мгновенный скачёк возбуждения — меня просто разрывало и трясло, я представил себе как занимаюсь с ней любовью на берегу моря. Такая милая, такая сексуальная, такая красивая и совершенная Катя, желающая и умоляющая меня доставить ей удовольствие... Но вдруг что-то меня остановило, словно кто-то п о п р о с и л не делать этого. Я прекратил поцелуй, и отвёл взгляд...

 — Прости, но что-то я не могу... Что-то останавливает меня...

Катя изумилась так, что я чуть не покраснел перед ней...

 — Ты первый раз? — так по-детски и так наивно вырвался у неё этот вопрос, что она сама не поверила себе.

Я посмотрел в её глаза и чуть снова не поддался этой магии; потом ответил...

 — Да нет, принцесса, далеко не первый, — помолчал, разговаривая на языке чувств и понимания, глядя в эти глаза и растворяясь, — просто... давай полюбуемся этим закатом вместе.

Она поняла меня с полуслова, чувствуя, очевидно, вину передо мной, чуть погрустнела, но только на какой-то миг, едва заметный, но я без труда уловил перемену настроения. Обнял покрепче. Так мы стояли на пляже унеся мысли куда-то в бесконечность, может к Солнцу, а может и дальше, просто наслаждаясь природой и чувством п о н и м а н и я друг друга.

Начало темнеть и потихоньку на чистейшем небе проявлялись одна за другой звёздочки. Уходить не хотелось, но бабушка очень волнуется, когда меня нет долго вечером, да и родня Екатерины тоже не в восторге от ночных похождений.

 — Давай искупаемся и побежим домой, а то мои волноваться будут, — сказала Катя и встала с песка, где мы сидели и разговаривали смотря на эту торжественную картину.

Она повернулась ко мне и протянула руки, приглашая на поцелуй. Я робко вскочил, сделал шаг и, обнявшись с ней, мы целовались минут пять, прижимаясь плотно и чувствуя друг друга.

 — Побежали! — Катя стянула с себя шортики, топик и, оставшись лишь в трусиках, побежала в воду.

Ожидая чего-нибудь подобного, я особо не изумился, лишь полюбовался силуэтом девушки на фоне ещё не ночного, но и не светлого неба. Я, долго не раздумывая, скинул футболку, хорошо разогнавшись, переполненный счастьем, со всей дури влетел в воду, занырнул, предварительно предполагая точку всплытия... От внезапности моего появления Катя начала брызгаться и бегать от меня. Так мы играли, пока я всё-таки не поймал ей в свои объятия и не поцеловал.

 — Ты просто безупречна в свете звёзд, — сказал я со всем величием, что только у меня есть в голосе.

В благодарность, она улыбнулась, поправила мою причёску, потом свою, но мокрые волосы с которых ещё бежит вода причёску особо не показывают. Почувствовал её сладкие губы, её грудь, её взволнованность и её ж е л а н и е. Мой член напрягся и я ощутил тесноту в своих плавках. Мы стояли по колено в воде, волны с моря важно и величаво пошатывали и пытались свалить с ног, а наши тела обдувал ночной ветер, принося много запахов с рощи, но этот ветер лишь раздувал наш огонь страсти. Странно, но я возжелал Катю как и в первый раз, когда мы поцеловались, — словно кто-то меня «включил». На миг я задумался, но испепеляющий огонь сладострастья поглотил эти мысли... Катя всё сильнее и сильнее хотела меня, обнимала, гладила тело, и мой член наконец получил долгожданную свободу... стянув плавки он вырвался из заточения и боль моментом исчезла, но только чтобы вернуться... Катя присела и непринуждённо взяла его в рот. Пройдя пару раз до основания, Катя аккуратно работала с моим инструментом, особенно с блестящей и горячей головкой, обхватив ствол одной рукой, другой орудовала в своих трусиках. Я был на верхушке айсберга от такого божественного обращения, а когда выстрелил, то чуть не упал навзничь, кое-как устояв, издав удовлетворённое «А-а-а-м-м-м!». Я привычно схватился за свой член, и точно выстелил 4 раза, попадая чётко в открытый ротик, после чего она продолжила сама; Катя жадно глотала, лихорадочно «выпрашивая» ещё. В полумраке ночи, возбуждённая и горячая она была просто сказочно желанна. Я постоял, пришёл в себя, потом поднял её с колен, повернул задом, стянул трусики и вставил свой член, особо не церемонясь. Мой первый оргазм как будто и не посещал меня... Положил одну руку на лобок Екатерины, а другой мягко теребил сосочки, медленно двигаясь и разогреваясь. На моём члене Катя ожила, я услышал как она пытается сдержать стон, закрыв глаза и схватив мою руку, обессиленная и горячая... Целуя в шею, чуть покусывая или просто созерцая её я получал колоссальное физическое и моральное переживание. Восхищался и поражался. Остановился, держа её на руках, она обмякла, поблагодарив меня за десерт «ленивым выдохом» и сильнейшим напряжением тела на несколько секунд. Наконец она повернулась ко мне личиком и я смог прочитать в глазах не только мысли благодарности и полученного ожидавшегося удовлетворения, но и чувство безграничной любви и привязанности как к понимающему... Я был в тот момент совершенно счастливым.

Мы оделись, потеряв нижнее бельё в море. Побрели нехотя домой, держась за руки. Кое-как взобрались на берег, прошли в темноте к тропинке и направились к свету фонарного столба, видневшегося сквозь деревья.

Дома поругали, но я ловко отмазался, сказав, что тусовались у костра со знакомыми Кати. Утром, как потом выяснили друг у друга, долго спали. Я встал, оделся и сразу же побежал к Катюхе. Бабушка Кати пригласила во двор, но я отказался. Она вышла вся заспанная и непричёсанная, такая смешная и сексуальная, что я не мог себе и минуты без Кати представить!

Всё лето мы наслаждались друг другом, но попрощавшись дали обещание переписываться и никогда никому не рассказывать, кроме как человеку, который поймёт и откровенно позавидует нашей истории, больше похожей на сказку, светлую и прекрасную...

Санкт-Петербург, 25.10.2003 0:49

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх