С добрым утром...

Страница: 1 из 2

 — Ну сука и развалилась людям присесть некуда — Михай ухмыляясь присел на край засаленого диванчика.

Действительно, Машка которую жители квартала больше знали под именем Халява, представляла собой достаточно занимательное зрелище. Она лежала на спине широко раздвинув толстые ляжки, обтянутые черными колготками через прорехи которых просвечивало давно не мытое тело. Сарафан был наполовину расстегнут и из него «вывалилась» морщинистая, отвислая грудь, а на ее опухшей красной роже «отпечатались» 20 лет никчемной загульной жизни.

Квартира, а она собственно и интересовала Михая, скорее была похожа на декорации к пьесе «На дне», чем на человеческое жилье. Хотя возможно, режиссера поставившего такие декорации, критики обвинили бы в излишнем преувеличении. Стены были обклеены желтыми обоями сплошь покрытыми сальными пятнами. На колченогом столе красовался натюрморт из трех пустых бутылок от «Трех семерок» между которыми в художественном беспорядке были разбросаны объедки скумбрии горячего копчения в перемешку с которыми валялись несколько окурков. Все эти «явства» были оставлены вчера самим Михаем естественно не бескорыстно. Но об истинной причине такой щедрости никто из обитателей «норы» догадываться естественно не мог. С некоторых пор Михай стал замечать, что он получает огромное удовольствие, когда эти на него смотрят как на избавителя, этакого «Бога локального масштаба».

И если ранее он ограничивался лишь двух-трех дневным обхождением хозяина жилья да двумястами долларов на орграсходы то теперь он мог по нескольку недель обхаживать ханыг зная, что они в его полной власти и в конце концов финал будет одинаков. Тем более, что с тех пор как он начал свой «бизнес» Михай в средствах затруднения не испытывал. И неизвестно, что теперь доставляло ему большее удовольствие сам процесс его жуткой игры или ее неизбежный результат. И если пару лет назад входя в подобные квартиры он с трудом сдерживал подступавшую тошноту, то теперь свободно мог залихватстки поднять захватанный стакан наполненный мутной жидкостью неизвестного химического состава и с неподдельным задором выпить до дна за здоровье «Паши», «Коли» или какого нибудь иного хмыря.

И на этот раз такой-же «абориген», мучимый жесточайшим похмельным синдромом, восседал за столом перед ним на единственном чудом сохранившемся колченогом стуле.

 — Ну Стас, как оно, вчера-то? — на лице Михая появилась понимающе-высокомерная гримасса

 — Заябись, да вот только эта блядь:. — Стас махнул рукой в сторону Халявы — Прикинь, хуй знает что в взбрело в башку, чуть Женьку штырем не покоцала. Он конечно, козел, сам напросился. Нехуй было ее за жопу хватать. — Стас криво улыбнулся, оскалив единственный оставшийся зуб.

 — Ну хорош, давай лучше делом займемся — с этими словами Михай вытащил из-за пазухи пол-литра «Столичной». — А то я смотрю не ахти как выглядишь-то. — 

Случалось, что Михай мог часами слушать рассказы о жизненных перепетиях обитателей «дна». Зачастую во время таких «задушевных» бесед он узнавал немало интересующей его информации. Но в этот раз Михай не был слушать байки Стаса, тем более, что свою хату Стас пропил еще лет пять назад и теперь перебивался по чужим углам и для Михая интереса не представлял.

 — Вот ты Михай человек конкретный знаешь че людям надо — казалось Стас растает перед Михаем. С его лица не сходила подобострастная улыбка. Михай казался ему спасителем, избавившим его от утренних мучений.

 — Да погоди ты, негоже же так. Машку растолкать надо. — действительно, в сегодняшние планы Михая совсем не входило напиться с первым попавшимся ханыгой. Тем более что «квартирный вопрос» Михай хотел решить уже сегодня. — 

 — Ну, отвали. Козел. Ну заябал, Стас. — Халява с трудом ворочала непослушным языком. — Ой, Миха и ты тут? — ее голос стал звучать слащаво.

 — Машута, с добрым утром. — казалось Михай сердечно рад пробуждению Халявы. — А я тебе кое-что принес. — 

Вскоре содержимое бутылки перекочевало в стаканы, что вызывало радостное возбуждение у собутыльников. Михай расчитывал, что этак часика через два, он уже сможет тащить Халяву к нотариусу, а вечером он уже будет находится далеко от этих мест.

Однако его планы были неожиданно нарушены.

* * *

 — Ой Валюша приехала — Халява заверещала на всю квартиру. — А мы даже не слышали как ты пришла. А мы тут с дядей Мишей вот сидим. Он тут домик нам в деревне подыскал. Я вот тебя из интерната заберу. — казалось этой тираде не будет конца.

Сказать что Михай испытал шок, это значило не сказать ничего. Появление Халявиной дочери путало Михаю все карты, скорее всего даже ставило под сомнение все его планы. Избавиться от пары — тройки бомжей не представляло для Михая никакой сложности, после «сделки» по бокалу пива, а потом бутылочка сивухи с добавкой тетраэтила свинца или две бутылки и случайно забытый закрыть газ. Последний вариант, однако, Михай решался использовать редко, слишком уж велика была вероятность, что из за случайной искры все пойдет прахом. В любом случае все происходило буднично и естественно и поэтому «органы» не обращали внимания на такие происшествия.

Теперь-же Михаю приходилось решать вопрос куда деть эту невесть откуда взявшуюся девицу. Да в 12—13 лет, а именно не столько выглядела девочка, смерть от отравы или в пьяном угаре произошедший несчастный случай могли навести на вполне оправданные подозрения. А это значило только одно, дело перейдет к серьезному следователю, а там глядишь и всплывут еще прежние, выражаясь сухим милицейским языком, «эпизоды».

«Так, монтировкой по башке. В ванную. Распилить нахер» Михай пребывал в полнейшей растерянности. «Да нет, не получиться. Если она не вернется в интернат, то через недельку такой кипиш поднимется. И тогда прости прощай:::.». Казалось, что его доселе казавшиеся железными нервы дадут сбой. Действительно за все время его «бизнеса» внештатные ситуации были редкостью и действительно Михай уверовал что награжден даром провидения, и застрахован от ошибок. Однако теперь::

 — Ну лады Машка. Давай идем дела сделаем тогда сможешь дальше сюсюкать-отступать Михаю было некуда.

Всю дорогу до нотариального бюро Михай прощитывал возможные варианты. Как бы это странно не звучало, но он панически боялся крови. И поэтому мысль о поножовщине он в конце концов отмел напрочь.

Женщина — нотариус долго изучала документы. Иногда она поднимала глаза и пристально вглядывалась в странных посетителей. Ей было абсолютно ясно, что здесь скрывается какая-то неприглядная история, но какое ей до этого дело:: Наконец-то Халява поставила свою подпись на строке строке «продавец», а Михай на строке строки «покупатель». Если бы мозг Халявы не был так отравлен алкоголем, то она бы вероятно заметила, что человек называвший себя Михаем на самом деле Эльдар Андреевич К-ов, но увы последнюю возможность изменить ход событий она упустила.

По возвращении назад Михая ждал неприятнейший сюрприз. К ожидавшим их возвращения Стасу и Вале присоединился невесть откуда взявшийся Женька да еще какой то полностью опустившийся хмырь, которого Стас называл то Моряк, то Капитан, но чаще всего — «козел».

Было видно, что компания собралась тут всерьез и надолго и расходиться не собиралась. «Ну все остается только газ. Была не была» обреченно пронеслось в голове Михая. Он прекрасно понимал, что если от «паленой» водки помрет один пьяница — это одно. Но четверо::Теперь же Михаю оставалось только не сильно налегая на выпивку разделить «трапезу» и в нужный момент исчезнуть.

«Братва» радостно загудела, когда на столе появились целых 4 бутылки «Пшеничной» да бутыль портвейна. Однако это всеобщее веселье подействовало на Михая удручающе. Он смотрел на усевшуюся на самом краю дивана Валюшу, как ему казалось источнику всех бед.

Но странное ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх