Он жрал мое дерьмо

Страница: 1 из 2

Прежде, чем вы приступите к чтению моей истории, хочу вас предупредить, что я люблю экстремальные виды доминирования, при этом совершенно не считаюсь с безопасностью, и прекрасно разбираюсь в мужской сущности. Я жуткая садистка и получаю изысканное удовольствие от мучений жалких и слабых мужчин, которые становятся моими жертвами. Если для вас это не представляет интереса, почитайте что-нибудь другое.

Меня зовут Джина и я настоящая сука. Мне 23 года, у меня характерные черты лица. Мой рост 6 футов и 1 дюйм (без каблуков), длинные стройные ноги, 4 размер груди, и весьма значительный вид. Мужчины толпами липнут ко мне и являются для меня и моих подруг постоянным источником удовольствий и развлечений.

Я встретила Била в баре колледжа, где я постоянно бываю. Этот бар полон мальчиков из студенческой мужской организации, и я люблю брать кого-нибудь из этого мусора и приводить домой, чтобы окунуться в реальность — таков мой стиль! Бил был ростом 5 футов 10 дюймов, с черными волосами, козлиной бородкой и золотым кольцом в левом ухе. Он подошел и предложил угостить меня выпивкой. Я заказала джин с тоником, и когда бармен вернул сдачу, я вытянула руку, взяла ее у бармена, и, усмехаясь сверху вниз на Била, положила ее к себе в карман. Бил на это промолчал. Для меня это было знаком. Я знала: он — это то, что мне нужно. Я затянулась сигаретой, которую Бил услужливо предложил мне закурить. Мне нужно было стряхнуть пепел, и я приказала Билу раскрыть для этого ладони. Я стряхнула пепел в его руки, чем вызвала дружный смех нескольких постоянных посетителей бара. Я продолжала пользоваться руками Била в качестве пепельницы некоторое время. Бил был сильно озадачен, но мое расположение, похоже, было для него важнее, и он не противился. Когда моя сигарета догорела, я опустила окурок в стакан Била и сказала ему, что я хочу домой. Он посмотрел на свои руки, все еще державшие пепел, и прежде, чем он их опустил, я прошептала:

«Бил, если ты хочешь провести со мной время, тебе придется согласиться делать абсолютно все, что я тебе прикажу, без вопросов. Готов ли ты к этому?»

Я подняла одетую в нейлоновые чулки ножку на табурет, делая вид, что поправляю ремешок на туфельке. Бил жадно смотрел+

«Да», — прошипел он. «Я согласен».

Он часто дышал, подобно собаке. Я сказала ему бросить пепел в его стакан со спиртным и для начала выпить это. Он колебался, и я сказала:

«Смотри, я предупреждаю тебя последний раз. Или ты подчиняешься, или прощай!»

Он поднес стакан ко рту и начал глотать коктейль из пепла. Когда он выпил почти все, я сказала:

«Не забудь окурок!» Я перевернула стакан, и окурок упал на стойку бара. «Подними и съешь его», — приказала я.

Он положил окурок в рот, и, скривив лицо, стал жевать его. Когда мы шли к выходу, я заметила, как топорщатся его штаны.

Оставив свой автомобиль, он сел за руль моего Мустанга, и мы поехали ко мне домой. По дороге, я потирала его промежность и трогала себя, в ожидании любимого развлечения, которое вот-вот должно было начаться.

Как только мы добрались до места, я предложила ему раздеться, что он быстро выполнил. Его член выглядел достаточно привлекательно, хотя был несколько изогнут. Волосы на лобке аккуратно подстрижены, и член имел внушительные размеры, но я, конечно, не выразила ему своего восхищения. Я приказала ему лечь на живот и скрестить руки за спиной. Как только он это сделал, я связала его запястья, и прежде, чем он успел отреагировать, закрепила каждую из его лодыжек к специальным приспособлениям на полу. Обычно, это бывает самой сложной частью в моих занятиях. Многое может идти не так, как надо, и тогда все выглядит уродливо. Было приятно сознавать, что он уже не сможет от меня уйти. Я знала, что он покинул бы мои владения еще быстрее, чем спешил сюда!

Когда стало очевидно, что для него это не будет типичный «трах» с подружкой студенткой, к которому он привык, он стал ныть и кричать, прося его выпустить. Я на это зло засмеялась и сказала ему, что теперь он моя собственность, и я буду делать с ним все, что мне вздумается.

«Первое, что ты должен будешь усвоить, это то, что с этого момента я буду тебя использовать в качестве туалета», — засмеялась я.

«Что ты имеешь в виду?», — спросил он с ужасом. Я захихикала и ответила: «Это просто. Всякий раз, когда я захочу пописать, или+ покакать ты будешь служить мне в качестве унитаза».

Я установила туалетное приспособление на его голову и села перед ним. Хотя мои рабы его постоянно чистили, оно все равно оставалось запятнанным от непрерывного использования. Приспособление крепко удерживало голову так, что лицо было направлено вверх, прямо в жопу пользователя. С каждой стороны устройства находилось по ручке, к которым приковывались запястья раба. Раб может удерживаться в таком приспособлении в течение нескольких дней подряд. Освободиться из него не было никакой возможности.

Я закрепила голову Била в устройстве, приковала его запястья, подняла юбку и села своей роскошной задницей сверху. Думая об удовольствии, которое я буду получать в течение нескольких последующих недель, я стала мочиться, не обращая внимания на захлебывающийся кашель и отплевывание, раздававшееся подо мной. После того, как я помочилась, я почувствовала позывы в кишечнике. Без предупреждения я смачно пернула и стала опорожнять свой кишечник. Я сдерживалась несколько часов подряд, с утра, когда я хорошо позавтракала. И теперь было так приятно освободиться. Конечно, сознание того, что мой кал будет падать Билу на лицо, дополнял мое удовольствие. Тихо посмеиваясь, я основательно поднатужилась и извергла из себя оставшиеся нечистоты.

Когда я закончила, я встала и посмотрела вниз на моего раба. Мое дерьмо покрывало его лицо.

«Ты прекрасно смотришься, когда твой рот полон говна», — засмеялась я. Я достала фотокамеру и сделала несколько снимков Била. Позже я собиралась послать его фотографии в Университет и показать их его родителям. Я была уверена, что кроме полученных физических травм, он выйдет от меня еще и с помутневшим рассудком.

Я посмотрела на него и засмеялась снова, пораженная мужской наивностью и глупостью. Только когда их рты полны дерьма, они внезапно начинают понимать, где их место в жизни.

Часть 2

Ночью я погасила свет и оставила раба «вариться» в моих соках. Я думаю, что эту ночь он забудет нескоро. Он не может понять, почему он так легко попался!

На следующее утро я проснулась в 7:00, готовая к новому прекрасному дню. Укрощать новую игрушку — всегда удовольствие. Ты наблюдаешь полную покорность, отсутствие возражений и никакого сопротивления. Новое мясо — это то, что меня заводит. Мне нравится брать от мужчины то, что он не желает давать. Именно поэтому я постоянно нахожусь в поиске новых жертв.

После легкого завтрака, захватив газету, я уселась на рабский унитаз, чтобы отлить утреннюю мочу. Раб снова закричал и захныкал, когда на него упали первые капли моей утренней росы. Он успокоился, как только я закончила эту процедуру. Я закурила сигарету и стала читать раздел мод.

Я почувствовала позывы в прямой кишке. Выход газа сопровождался сравнительно небольшим объемом кала. К счастью для раба, прошлой ночью, мой кишечник почти полностью был очищен. Я услышала приглушенные просьбы раба о милосердии, поскольку мое свежее дерьмо покрыло его лицо.

«Раб», — сказала я. «Скоро ты окажешься перед необходимостью что-то делать с тем, что падает и накапливается вокруг тебя. Оно никуда не исчезнет само по себе. Если ты ничего не будешь с ним делать, оно полностью закроет тебя, и ты задохнешься. Если ты не понимаешь, что с этим делать, я подскажу тебе. ТЫ ДОЛЖЕН БУДЕШЬ ЕСТЬ ЭТО!»

Я засмеялась: « Ты останешься запертым в этом устройстве, пока не пройдешь полный курс обучения. Условием завершения твоего обучения будет момент, когда ты станешь поглощать весь мой кал и мочу, как ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх