Пушистые истории

Страница: 2 из 2

и непушистые нравятся: Руки мозолистые, бицепсы с трицепсами твердые, не то, что у некоторых. Щекотки боялся: только я язык ему в пупок, так он взвился, как синие ночи кострами. Ну вот я и дождался твоего дежурного вопроса. Нормальный он у него был. Опять же сравнение не в твою пользу. Ты ж знаешь, Вася меня больше с противоположной стороны интер-совал. Но ничё, вкусный, мне понравилось его облизывать. Непоседливый такой, все норовил в гланды проникнуть. Сноровистый, мне такие нравятся. Они не успевают тошноту вызвать, поторкаются в темпе первой школьной любви и проплюются обильно и ароматно. Здравствуй, семя младое, незнакомое: Развернул хлопца на животик и заехал с полтычка, несмотря на целкость. Скомкал, гад, свежепостланную простынь, даже в рот ее брал — во как больно поначалу было. Но потом вошел в раж и остаток дня не слезал с меня. Выжал все соки, я отмазался и не пошел его провожать. Взял с него слово, что вешаться не будет. Для пущей убедительности в том, что жисть хороша, пообещал взять через пару месяцев в Прагу. Вася звонил чуть ли не каждый день, рассказывал, как его загранпаспорт делается. Телефонный секс попробовали. Нет, это вовсе не то, что у тебя, когда ты по пьяни незнакомым чувакам кощеевского возраста звонишь, а потом бешеные счета приходят. Мы сексовались не фантазиями, а воспоминаниями. Я у него был первый. Помнишь песенку: «Учительница первая моя»? Это только ты можешь вспомнить своего первого с точностью до десяти человек.

Приподними-ка голову, рука затекла. В Прагу мы поехали в сентябре. За это время ты у меня нарисовался. Я рассказывал тебе, что не один ездил, не ври. Каждый мужчина имеет право налево: Поездом поехали: один день и целых две ночи! Вася быстро поймал ритм поезда и не упускал его до самой до Праги. Вжился в роль первой дамы купе и нагло флиртовал с таможенниками. С нашими, естессно. Иностранных языков Вася тогда не знал. Не буду врать, за эти две ночи он мне порядком поднадоел. Не было в нем резервов, резервуары одни. В первый вечер пошли к моим друзьям. У них как раз гостил милый чешский бой метра два ростом. Вася весь вечер просил меня, чтоб я его в гостиницу пригласил. Ну, думаю, па-де-труа давно не было, и позвал хлопца с собой. Фамилия у мальчика была больше чем говорящая. Хобот. Кричащая была фамилия — там был тааакой хоботище, что я, честно говоря, не на шутку за Васю испугался. Ну и я для приличия пару раз лизнул, но хобот у Хобота и не думал увеличиваться. Есть такой закон всепидорского нехотения, тебе ли его не знать — чем больше хобот, тем глубже девка. Лежим себе, лижем себя: Хобот мою косточку обгладывает, я — Васину, ну а тот мусолит тряпичный аппарат. И вот, в какой-то момет случается чудо — хобот приподнимается. Ну не чудо — получудо. Вася, раззадоренный осязаемым, поворачивается ко мне и шепчет на ухо: «Дим, переведи ему, чтоб он меня трахнул». У меня челюсть отвисла, я потерял Васин отросток и говорю обломно: «Дура, fuck me, это ж все знают». Хобот просек, о чем речь, но, так как пассивка он был лютейшая, ничего не вышло. Вернее, ничего не вошло. Вася слил досаду мне в рот и тут же завелся по второй. Тогда ты, говорит, фак ми. И Хобот туда же — и ми фак. Ну что мне оставалось делать, застроил я их рачком и начал методично менять слагаемые потенциального оргазма. Ржу себе шепотом, но дело делаю исправно. Никому лишнего качка, никакой дискриминации по нац-анальному признаку. А девки целуются вовсю да подмахивают в такт. Васе досталось. Привычка, видать, сказалась. Мне нравилось сеять в него разумное, доброе, вечное: Тетки вручную доделывали, я курить от них убежал. Под утро Хобот разбудил меня перегарно-похотливым «fuck me» на ушко. Сделал его одного. Вася спящим притворился, во как сильно его конфуз пронял.

Собсснно, это и была первая серия. Не сочувствуй так Васе, ему потом перепало. Все утро мы провели в беседах о вопиющей несправедливости. Вася не унимался: ну как так можно, чтоб клад такой только на посцать пользовать. Успокаивал я его, как мог. А я почти ничего уже и не мог. Рот кондитерским изделием в клеточку заткнул — тишины захотелось. А вообще, если задуматься, Васино возмущение ошибками природы, мать ее, не было таким уж праведным. Членистые пассивки, как их не крути, все же лучше одаренных природой натуралов. У девушек крупноклиторных хоть лизнуть можно, а у натуралов многих — поди допросись. А если и допросишься, то не того. Пушок, я смотрю, ты уже влажный совсем. Только одеяло убери, а то не услышишь вторую серию. Лижи и слушай дальше.

Вечером я отправился выгуливать Васю в «Дрейкс», самый развратный в то время пражский гомоклуб. Это мы с тобой прошли огонь, жидкости и разного калибра трубы дрейксов, а представь себе состояние хлопца. Вася, едва переступив порог чистилища, онемел от стараха перед неизбежным трахом. Это была настоящая изба-ебальня, без окон, с многочисленными дверями, ведущими к одному и тому же свальному греху. Я показал Васе все до одной кабинки, где, кроме телеков с бесконечными гомогнусностями, больше ничего не было. Потом заботливо проводил в «KGB room», объяснив попутно, что «рум» — это «комната», а не «ром» в переводе с чешского. Вася так и не понял, что ж там кагэбистского. Я этого до сих пор и сам не знаю: небольшая комнатушка с большим черно-белым телевизором, полумрак царит. Да большая трехэтажная койка-траходром. Говорю ему, устанешь искать свое счастье, заберись на третий этаж, там всегда что-нибудь да обломится. Не, не в смысле облом, как раз наоборот, а то ты сам не знаешь. Унесенный вольным ветром, будучи от счастья на седьмом месяце, мальчонка начал налегать на пиво. Надоело мне бегать к бару, засылаю его, а сам стою недалеко, слушаю. Любопытство распирает, как он будет с барменом общаться. Тот, по непонятным Васе причинам, удмуртского не знал. Да и русского, как выяснилось, тоже. Подходит мой к стойке. Пальцы викторией. Бармен вопросительно смотрит: чего два? Вася: два пива. Бармен: две пива? Вася: ну две пива, мудак. Бармен: more dark? Sorry, we have no dark beer. Идти, скрючившись от смеха, не было сил. Подползаю. Иди, говорю, Васятка, за столик, сиди тут тихо, в дискуссии ни с кем не вступай, не то у меня живот лопнет. А я пойду, проверю места, где мо дак. Оперативно дал в рот какому-то фрицу, возвращаюсь, а рядом с моим красавцем пидор какой-то пристраивается. Ничего из себя пидор, я даже пожалел, что отдал порцию в фашистский рот. Беленький такой, я сходу не поверил, что итальяшка. Вот тут у Васятки моего и начались полиглотские позывы. Да нет, ты опять все испошлил, не много глотать, а языками иноземными разговаривать. Итальяшка ему: What is your name? Тот своими ресничками либидотворными хлопает и молвит в ответ: Fuck me. Меня, понятно, моментом под стол срубает, итальяшка за мной. Надрывается, машет ручками макаронными, типа, да, йес, йа-йа, уи, само собой, но все же: уат из ё нейм. Я, отдышавшись, говорю: да Васька это, фром раша. Не стал я про Удмурт репаблик распространяться, а то б блондино этот еще с полчаса допрашивал, а Василисе не моглось на одном месте усидеть, свербело кое-где. Ой, грю, бери этого рашн бамбино и тащи кагебездиться, пока я не передумал. Уходят в обнимку, я за ними. Интересно, блин, как моего пацана итальянить будут. Они на третий этаж траходрома, я — на второй. Ну и жарил он бамбину мою, скажу тебе, Пушик. У нас с тобой такой, огороди господи, fuck только первые десять минут нашего знакомства был. Вася пыхтел, стонал да приговаривал волшебное заклинание. Ну да, а какое же еще? Я теперь часто так делаю, когда по дрейксам шастаю: только услышу ватизёнейм, сразу в лоб: айуонттуфакю. Срабатывает почти всегда, попробуй как-нибудь. Да и вообще попробуй кого-нить трахнуть, не все ж в девках сидеть. Срукоблудил я, дождался деффку свою полиглотную, а тут и заря начала заниматься неизвестно чем. Оставшиеся дни мы, от греха подальше, по разным клубам ходили. Зная основы иностранных языков, Вася потеряться ну никак не мог. Ну вот мы и подошли к концу. Ууу, как тебя растащило-то! Ладно, выбирай достойную жизненную позицию и скажи пару слов по-аглицки. Ну вот, йес, май бейби, а то я не в себе, когда не в тебе. Да нет, это не я придумал. Я сам ничего не придумываю. Расслабься и койчай ржать. И мне смешно, но попробуй состредоточиться. Ну вот и славненько. Нет, ну их на фиг, вась этих, мой пушной зверёк во сто крат лучше. А кстати, знаешь, где сейчас Вася? Уже третий год в Лондоне живет, я его вскоре после нашего совместного вояжа с англичанином познакомил. Письмо недавно прислал. Предлагает для моего журнала новости переводить. Как с какого? С английского, разумеется!

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх