Вор

Страница: 2 из 2

стонать. Обхватив мою плоть, он начал нежные движения вверх и вниз. Отдаваясь новым ощущениям, я помогал ему встречными движениями, которые все ускорялись. Уже ничего не соображая, я сжал его руку своими руками и вонзался в нее по самые яички. И в этот момент раздался стук в дверь.

Он резко встал, схватил меня за руку и поволок за шкаф, где у него было отгорожено отделение для одежды. — Стой здесь и чтобы тихо у меня! — Затем, быстро натянув брюки, подошел к двери и открыл. На пороге стоял Пашка, курса на два младше меня, тонкий, как тростиночка, невысокого роста. Прапорщик глянул в коридор за его спину, убедился, что он один, и закрыл за ним дверь. — Раздевайся! И побыстрее! — Сам быстро скинул брюки и стал ждать Пашкиного разоблачения. Его член, не остывший от нашего общения, жадно нацелился на Пашку. Я, осторожно раздвинув одежду и пытаясь не выдать себя, следил за происходящим. Пашка приблизился к прапорщику, встал на колени и привычно обхватил его член губами. Его движения были ловки, он всячески помогал себе руками, чем быстро довел прапорщика до крайнего возбуждения. Тот резко его поднял, подвел к столу, заставил согнуться так, что Пашкины ноги остались на полу, а сам он лег животом на стол. Затем, нетерпеливо раздвинув ему ноги, сильным движением вогнал в него свой член. Видя явное несоответствие размеров Пашкиного зада и его члена, я ожидал крика боли, но Пашка только тихо ухнул, вцепился руками в край стола и блаженно прикрыл глаза. Прапорщик входил в него резкими толчками на всю свою не малую длину. Темп его движений все возрастал. Все явственнее слышались шлепки его живота о Пашкин зад. Тот охал, стонал, выгибался навстречу. Их шумное дыхание сливалось в один страстный хрип. Я уже тоже не владел собой. Рука сама собой обхватила раскаленную плоть и терзала ее в такт их движений. Что-то происходило внизу моего живота. Моя плоть неимоверно разбухла, а яички стали как две горошины. Волны блаженства поднимались оттуда, заполняя все мое тело, накатывались все сильнее и жарче, пока не переросли в сладостные конвульсии, и я впервые стал свидетелем мужского таинства, сопровождавшегося ощущением неземного счастья и восторга.

Пашка между тем болтался, как курица на вертеле. На столе под ним уже была лужица, и он ждал, когда все закончится. Конец был стремительным: прапорщик обхватил его за низ живота, вонзился в него, выгнулся дугой, не снимая Пашку с себя, а тот, разинув рот и выпучив глаза, охал в такт конвульсий внутри него.

Они оба обессилено упали на стулья. Глаза у обоих были закрыты, дыхание прерывалось. Я застыл в своем укрытии, не подавая признаков жизни. Наконец прапорщик встал, легонько толкнул Пашку рукой: — Иди! — Тот послушно оделся и быстро ушел. Я вышел из-за шкафа.

 — И ему не больно? Он ведь такой маленький! — я вопросительно глядел на прапорщика.

 — Да, нет. Там все разработано. Мы уже вместе два года. Он уже теперь только кайф ловит.

 — Как же он здесь оказался? Ему же тогда было двенадцать?

 — Да, так же и оказался! — он усмехнулся, — Как и ты! У меня и на него бумаги лежат. Да и не одни вы. Человек восемь всего. Так что не бойся, дорогой, все будет в порядке.

Я в изумлении и в ужасе уставился на него. Это же не человек, это же чудовище! Кто же из нас ВОР? Я, по глупости тиснувший две тельняшки, или он, укравший у восьмерых мальчишек покой, невинность, ничем не омраченную юность, возможность открыто глядеть другим в глаза. И ни у кого нет никакой возможности прекратить эту грязь, которая в полной мере ждала и меня. Я тихо зверел.

 — Отдай мои бумаги!

 — Ну, уж нет! Уговор был!

 — Отдай мои бумаги по команде! Пусть меня судят! Я хочу оказаться в кабинете начальника училища! Там во всем и разберемся!

 — Ты идиот! Ты сам не понимаешь, что говоришь! Тебя выпрут в два счета! Жалеть будешь всю жизнь!

Я не ответил и решительно направился к двери.

 — Стой! Хорошо, черт с тобой, забирай свои бумаги. — Он быстро вскрыл сейф и нашел мою папку. — На, подавись! — Он швырнул ее мне вдогонку.

 — Либо ты мне отдаешь все бумаги, на всех, либо подаешь мои по команде. — я с ненавистью смотрел ему прямо в глаза. И тихо добавил: — Только так!

Наверное, что-то в моем облике заставило его поверить, что все будет так, как я сказал. Он заметался по кабинету. Он уже ни о чем не думал, кроме своей безопасности. На несколько секунд он застыл, просчитывая, что будет, если заставить меня замолчать, но тут же понял, что приедет серьезная комиссия, и все в полном объеме вскроется в один момент. Его уже трясло.

 — Хорошо, на! Нет, не так! — Он быстро стал вынимать бумаги из папок и рвать их на мелкие куски. — Теперь никто, никогда и ничего уже не докажет. Все! — он с облегчением вздохнул и вытер потный лоб.

 — Мразь! — Я вышел из его кабинета, и непреодолимое чувство гадливости заставило меня передернуться. Доказать действительно было ничего нельзя: документов нет, а пострадавшие ребята из чувства стыда отказались бы что-нибудь говорить. Но я был рад, что удалось прекратить эту мерзость. Я был рад, что больше не будет мальчишек, которые так страшно и извращенно будут получать свой первый сексуальный опыт.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх