Дон

Страница: 1 из 5

После смерти его старой хозяйки, он чувствовал себя никому не нужным. Его взяли дальние родственники хозяйки, но не из чувства долга или уважения, а скорее наоборот, ради наживы. Ведь, Дон был породистой немецкой овчаркой. Он был очень крупный, сильный с классической черной спиной с желтыми подпалинами. По собачим меркам красив и идеально сложен. И конечно, он был кобелем, иначе какой резон было держать собаку старой одинокой женщине. Этим летом Дону стукнуло пять лет — самый расцвет сил для собаки. И этим же летом случилась беда. Её хозяйка попала под машину — нелепая случайность. На похороны приехало не так много народу, благо у Марии Георгиевны родственников было, раз два и обчелся. На третий день, как заведено, похоронили свою никогда не видавшую родственницу. Посидели, погоревали, выпили, и вечером третьего же дня разделили небогатое имущество Марии Георгиевны, благо она не успела оставить завещания. Виктор Петрович и Елена Анатольевна Ласкины опоздали на похороны и приехали только на третий день, когда дележ подходил к концу.

Всё это время Дон тихо лежал на своей подстилке и по-своему переживал смерть своей хозяйки. За всё это время он ничего не ел, да и ему не предлагали и только по ночам когда жажда была уже нетерпимой он выходил на кухню, приподнимался на задние лапы, свободно передними доставая до крана с водой. Открывал кран с холодной водой жадно пил, а потом также спокойно закрывал кран и шёл обратно на своё место. Этому трюку он научился давно, ещё тогда когда ему было два года. Он знал и умел делать много таких вещей, что обычную собаку чрезвычайно удивило бы. Дон был не только красавцем, но и очень умным псом — сочетание, также редко встречающееся среди собак как и среди людей.

Сдержанно поздоровавшись со всеми, Ласкины прошли в гостиную и сели за огромный, древний, обеденный стол. За столом уже сидело человек восемь-девять. Их приезд никто не ожидал, это было ясно по их слегка растерянным и встревоженным лицам. В течении битых пяти часов они ожесточённо спорили и делили, то небогатое имущество, что оставалось после Марии Георгиевны, и тут нате, объявились новые родственники и конечно со своими претензиями. Все восемь пар глаз напряжённо следили за вновь прибывшей парой. Кто с плохо скрываемой неприязнью, кто с недовольством, а кто просто с любопытством, впрочем таких было мало. «На что они собираются претендовать?» У каждого из восьмерых крутился в голове один и тот же вопрос. Ведь каждый из них уже отхватил свой уже кусок и теперь без боя он его не отдаст и не поделится ни с кем. Это явственно читалось в подчеркнуто сдержанных линиях губ и в манерах по обращению к Ласкиным. То что, опоздали к «раздаче» Виктор и Елена поняли как только сели за «переговорный» стол.

Они также поняли, что им ничего уже не «светит». И это не смотря, что Елена Анатольевна была самой ближайшей родственницей к усопшей. Здесь это никому и ничего не говорило. За столом возникла неприятная заминка, все настороженно смотрели на молодую пару. Наконец, после минутной паузы для некоторых которая длилась не менее часа, слово взял крупный и довольно-таки упитанный мужчина. По всей видимости он также председательствовал здесь сегодня.

 — Уважаемые родственники, — начал он торжественно, обращаясь к Ласкиным.

 — Вы, хм, должно быть понимаете что... хм... Он запнулся словно забыл слова.

 — Опоздали, — «помог» Виктор вновь испечённому оратору. Тот смущённо отвёл глаза и лёгким кивком головы подтвердив сказанное им. Вдруг его взгляд остановился на Доне, которого ранее никто не замечал и в его лице появилось что-то новое кроме скорбного выражения.

 — А знаете что, если хотите, можете взять этого пса, — и он указал на Дона, который тихо лежал в своём углу и казалось дремал. В течении этих трёх безумных дней, пёс похудел и выглядел совсем дряхлым. Сейчас, когда его наконец заметили, он уже никого не прельщал, кому нужна старая, больная собака пусть даже и породистая. Это явственно читалось в глазах у всех присутствующих в комнате.

 — Да, действительно, возьмите. Очень породистый пёс! — Посыпалось сразу со всех сторон. Каждый из них чувствовал угрызение совести и таким образом они пытались успокоить её, предлагая им никому не нужную собаку. Виктору уже надоел этот балаган, резко встав из-за стола, он уже хотел было гневно отвергнуть столь унизительный «подарок». Но вдруг, рука супруги мягко сжала его руку. Этот знак означал «подожди дай мне сказать». Он хотел было отдёрнуть руку, чтобы поставить на место этих наглецов и лицемеров, которые к его большому сожалению являлись их родственниками. Но рука жены ещё крепче сжала его руку и он удивлённо посмотрел на неё. Её глаза весело смеялись в ответ и она кивком попросила у него разрешения говорить вместо него. Он хорошо знал этот блеск в глазах. Когда они так загорались, значит её осенила какая-то гениальная идея или остроумная шутка. Поэтому он без слов, также быстро сел, как и вставал. Никто из окружающих ничего не понял из его «выступления». Но им не дали время на раздумья.

Как только Виктор сел, встала Елена Анатольевна, всё ещё красивая и стройная тридцатишестилетняя блондинка и сказала всего три слова:

 — Мы берём его. — Затем она обратно села и подмигнула оторопевшему от её слов мужу. Он ничего не мог понять. Как его всегда разумная супруга могла сказать на такое?! Тем временем она словно ненароком наклонилась к его уху и быстро прошептала:

 — Потом всё объясню, — и улыбнувшись ему, объявила во всеуслышанье:

 — Уже поздно и нам пора! — Все вдруг заметили, что и действительно поздно, и что всем тоже пора.

 — Ну что Донушка. Пошли? — Ласково обратилась Лена к псу. Неудивительно, что она знала пса по имени. Ведь последние два года они со старой хозяйкой довольно часто переписывались. И Елена Анатольевна была в курсе всех дел Марии Георгиевны. И конечно знала, что собой действительно представляет этот на вид старый пёс. Она знала, что Дон вовсе не дряхл как всем кажется и что он предок знаменитых медалистов. И всё же, даже она, не догадывалась о всех достоинствах лежащего перед ней пса. Дон слегка приподнял голову когда услышал своё имя. Так только его называла прежняя хозяйка. Уткнув свой мокрый нос в протянутые Леной раскрытые ладони, он шумно понюхал их, тряхнув большой головой.

 — Идём Донушка. Идём. — Снова ласково она позвала его. Умный пёс на секунду словно задумался, потом тяжело поднялся, сказывался трёхдневный пост. Он взглянул на Елену Алексеевну как будто оценивая её, затем слабо махнул хвостом, в знак признания её новой хозяйкой. Лена улыбнулась в ответ и погладив Дона повела его к выходу. В коридоре она заметила на вешалке поводок. Который и одела на пса.

 — Ничего не понимаю. Зачем ты взяла этого пса? — Раздражённо произнёс Виктор, качая в недоумении головой. Он вёл автомобиль и поэтому не мог понять дошли ли его слова до жены.

 — Всё очень просто, — ответила буднично Лена.

 — Дон очень породистый кобель от золотых медалистов.

 — Да, но он очень стар. И что толку с него? — Не унимался Виктор.

 — Дон не старее тебя, — защитила она пса. Дон услышав своё имя приподнял голову с заднего сиденья и настороженно навострил свои большие уши.

 — Конечно, по собачим меркам, — добавила Лена примирительно.

 — Сейчас ему что-то около пяти лет. Что по их меркам, расцвет сил, — поделилась она своими познаниями с мужем.

 — А то что как он сейчас выглядит. Посмотрела бы я как ты выглядел бы на его месте! — Опередила она его на ещё не высказанный им вопрос.

 — Ну ты скажешь! — Произнёс чуть обиженно Виктор, но в душе очередной раз восхищаясь острым практическим умом своей жены.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх