Эротическая переПИСЬ населения

Страница: 2 из 2

— парировала Маша.

Она поработала еще немного рукой, взяла другой рукой линейку и произвела необходимые измерения. Сообщив результаты измерений Вале, Маша выяснила, что половая ориентация Сидорова — традиционная, а его излюбленная позиция — раком.

 — Валь, пиши в пункте пятом — подпункт 1, в пункте 6 — подпункт 4. Мужчина, идемте в койку.

 — Я не хочу.

 — Хочу — не хочу. А федеральный закон, Вам что, хрен собачий? ПереПИСЬ едина для всех. Мы не можем дать полной картины эротической переПИСИ россиян, если не узнаем, каковы Вы в постели.

Маша вывела Вадима из кабинки и провела в другое помещение, похожее на больничный изолятор: кровать, тумбочка, раковина.

 — Валя, слышишь меня?

 — Слышу.

 — Что у Вас, везде переговорные устройства?

 — Конечно, для удобства поголовной переписи. И видеокамеры еще есть, чтобы нас лучше видно было.

 — Я так не хочу.

 — Да ладно Вам! Какой нудный. Взялся за гуж... Наденьте презерватив, я пока сниму трусы и лифчик. Але, третья, Надь, ты как там?

 — Я тут девушку обслуживаю, лесбияночку, у нее киска такая смачная, так в нее язычок приятно было макать! Слышишь, она стонет, это я ей три пальца ввела, она только задницей вертит, кайфует.

Маша взяла Сидорова за руку, опустила ее на свой животик, прихватила пальцами свои трусики, потянула их слегка вниз, намекая, чтобы мужчина раздел ее, и продолжила перекличку.

 — Четвертая! Вадик, что у тебя?

 — Не что, а кто. Молоденький мальчик, я его попку атакую.

Сидоров снял с Маши трусики, она повернулась к нему спиной и нетерпеливо повела плечами.

 — Бюстгальтер расстегните. Пятая, Настя!

 — У меня дама. Она как Вулкана увидела, аж задрожала от вожделения, а у пса при ее виде слюна из пасти закапала. Слышишь, она орет? Это наш кобель ей засадил.

Бюстгальтер Маши был снят, Сидоров начал ласкать ее груди, прихватывая пальцами соски.

 — Шестая, Нин! — с придыханием сказала девушка.

 — Мужчина хочет козу!

 — Ну и стань его послушной козочкой.

 — Я бы стала, но он хочет настоящую козу.

 — Так, веди его в фургон, через дорогу, там, кажется, есть разная фауна.

Маша перебирала пальчиками яички Сидорова, поглаживала его набухший член. Он в ответ проник пальцем в ее киску, натирая ее клитор.

 — Седьмая, Вовчик! — дыхание Маши еще более затруднилось.

 — Тут человек бабушку хочет поиметь.

 — Мне бы его проблемы! В соседнем доме, в комнате Совета Ветеранов, есть пожилые добровольцы — старички и старушки. Как у нашей бабушки, бабушки — старушки, семеро налетчиков отобрали честь!

Маша властно надавила на грудь Вадима, направляя его к кровати.

 — Ты почему кондом не надел, разбойник! Ну, любитель клубнички, давай своего малыша, я его подготовлю к работе.

Она заставила его лечь на спину, сама села в позе наездницы и, слегка приподнимаясь, стала насаживаться на член Сидорова.

 — Восьмая, Лева! — постанывая, обратилась девушка к новому невидимому собеседнику.

 — Мужик хочет переспать с трупаком.

 — Е — мое! Придется тебе везти его в морг, у нас с ними договор на время проведения переПИСИ. Только аккуратно все запиши в анкету, все, что тебе в морге наговорит анкетируемый. Пока перекличку прекращаю, у меня ответственный момент. Продолжим через 15 минут.

Маша предложила Вадиму сесть на стул, сама села сверху, Сидоров целовал ее в губы и тискал смачную попочку. Затем они легли на кровать боком, Вадим нашептывал Маше нескромности, от которых ее киска еще больше увлажнилась. Они сменили позицию, девушка легла на спину, мужчина прижался к ее шелковистому животику и наслаждался крепостью и нежностью ее ляжек, сжимавших его с двух сторон. Позиции сменяли друг друга, казалось, что время остановилось. Наконец, Маша сказала, — Пора испробовать твое излюбленное блюдо. Она встала рачком, раздвинув бедра, ее плоть сочилась, источая аромат самки. Вадим не заставил себя ждать и вошел в нее. Его поршень терзал ее изнутри. Маша вцепилась в подушку двумя руками, уткнулась в нее лицом и громко застонала. Они кончили почти одновременно, но девушка все же немного раньше. Минут пять они томно лежали, лаская друг друга и нашептывая благодарные слова. Идиллию нарушил голос из динамика:

 — Маша, ты там не слишком ли увлеклась? Дело переПИСИ превыше всего.

 — Уже лечу! Вадик, когда эта переПИСЬ закончится, я хочу продолжить наше знакомство.

 — И я не против.

...

Сидоров, утомленный любовными утехами, часа два прогуливался, с аппетитом выпил пива. Когда Вадим вернулся домой, он включил телевизор. Шла информационная программа. Диктор сообщил:

 — Как Вы знаете, в России проходит новая переПИСЬ населения, теперь эротическая. У нас в гостях — начальник службы безопасности московского Центра эротической переПИСИ населения Евгений Иванович Бонд. Пожалуйста, Евгений Иванович.

 — Дорогие москвичи. В настоящее время наш центр занимается очень важной работой. Благодаря переПИСИ мы с Вами досконально узнаем, сколько в России гетеросексуалов, гомосексуалистов, лесбиянок, педофилов, некрофилов, зоофилов и прочих. Это очень важно для стабильности общества и роста взаимопонимания во всех его слоях. К сожалению, и в таком важном для страны деле нашлись проходимцы, которые под видом переПИСИ снимают порнофильмы и распространяют их потом для любителей «клубнички». Наши доблестные стражи порядка обезвредили сегодня в Москве один из таких пунктов лже-переПИСИ населения. Смотрите один из изъятых порносюжетов.

Сидоров в нехороших предчувствиях так и впился взглядом в экран. На экране появилось крупно изображение мужских гениталий, которые энергично ласкает женская рука. Появился звук:

 — Валь, пиши: реакция хорошая! — крикнул женский голос.

 — Не реакция, а эрекция, — возразил мужской.

 — Мы в университетах не кончали, — ответил женский.

Картинка на экране сменилась. Машино лицо, пьяное от эмоций, лицо Вадима. Звуковое сопровождение:

 — Вадик, еще!

 — О-о-о!!!

 — А-а-а!!!

Сидоров выключил телевизор, метнулся к двери. Раздался телефонный звонок.

 — Алло?

 — Сволочь ты, Вадим!

 — Ира, подожди, я все объясню!

 — Не нуждаюсь в твоих объяснениях! Трахай свою сучку! Снимайся в порнушках!

Трубку бросили. Вадим положил трубку своего телефона и вышел на улицу. Вместо надписи «Эротическая переПИСЬ населения» на булочной вновь была вывеска «Хлеб». Сидоров взял в булочной батон и направился в магазин «Альянс», чтобы затариться под завязку водкой и пивом. Пропали выходные!

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх