Каникулы

Страница: 2 из 3

первой моей мыслью. Да как можно?!?!? Но мотом, когда первая волна негодования прошла, я подумала: «А ведь он только что лизал меня, и ничего. Мне очень даже понравилось».

Я с опаской приблизилась к Нему и осторожно прикоснулась губами. Андрей нажал мне на затылок: «Давай, возьми его в ротик!». Эх, была не была! Я открыла пошире рот и обхватила губами его Хуй. А ничего... Он имел какой-то особый возбуждающий запах и вкус. «Ну же, пососи его!». И я смело, отбросив всяческую скромность стала двигать головой, насаженной на его Хуй. Я несколько раз задевала его зубами и тогда Андрей недовольно мычал.

Я не знаю сколько прошло времени, когда Катька заявила: «Ну хватит, теперь я!». Я отпустила Андреев Хуй. Который тут же оказался в руке Кати. Она, с видимой опаской пододвинулась и, зажмурив глаза, будто бросаясь в пропасть, обхватила его губами. Несколько секунд сидела неподвижно, а потом начала сперва медленно и осторожно, а потом все быстрее и глубже сосать его.

И тут я увидела нечто странное. Тело Андрея напряглось, а потом он издал еле слышный протяжный стон, после чего Катька недовольно дернулась. В лунном свете я увидела, что с Катькиных губ стекает какая-то тягучая жидкость, и в этот момент очередная порция этой субстанции тугой струей ударила из Хуя прямо Катьке на лицо. Она недовольно зашипела.

Первой моей мыслью было: надо же он ее описал! Но в этот момент, заметив неподдельный интерес в моих глазах, Андрей повернулся ко мне и тут... очередная струя полупрозрачного вещества брызнула уже мне на лицо. Кое-то попало и на губы. Я облизнулась. Потом сняла пальцем одну из капелек со своего носа и тоже отправила в рот.

Тут я заметила, что Катя, только что строившая самую брезгливую из существующих гримас с интересом смотрит на меня. Она сглотнула. Я поняла, что глотает она эту самую жидкость, которая оказалась у нее во рту. Вкус был довольно приятным: сладковато-острым. Я уже с большей смелостью провела ладонью по лицу и облизала ее. Тоже делала и Катька. Андрей, как зачарованный, смотрел на нас.

Мне объяснили, что это была Сперма — то, что у мальчиков из Хуя выделяется, когда им очень хорошо.

И тут, в конец осмелевшая Катька заявила: «Теперь давай ебаться!». На мой резонный вопрос: «А как это?», мне ответили в том духе, что увидишь!

Катя вновь легла на спину и широко раздвинула ноги. Я видела, как влажно поблескивает ее раскрывшаяся Пизда. «Сначала будет немножко больно!» — предупредил Андрей. «Знаю, знаю!» — нетерпеливо ответила Катя.

Андрей лег на нее и несколько раз дернулся. «Чего это он делает?» — задумалась я и передвинулась к их ногам. И тут я увидела нечто! Андрей взял свой Хуй в руку и направил его Катьке между ног. Да не просто между ног. Он пытался засунуть его в Катькину Пизду. Ноги Кати дрожали. И тут Хуй наконец-то нашел дорогу. Я увидела, как он стал медленно погружаться в мою сестру, раздвигая набухшие красные губки ее Пизды.

Тут Катя неожиданно вся напряглась и впилась пальцами в спину Андрея. Его яйца поджались полностью открыв мне всю картину: его Хуй глубоко вошел в ее Пизду, из которой стекало несколько капель крови. Я испугалась, что с моей сестрой случилось что-то страшное. Но в этот момент Андрей задвигал задом почти до конца доставая и засовывая свой Хуй обратно в Катькину пизду. Катя тихонько под ним попискивала. «Так вот, что такое «Ебаться!» — догадалась я.

«Что, больно?» — спросил он у нее. Наверно она кивнула — ответа я не услышала.

«Давай теперь ты!» — сказал Андрей мне. Я прикоснулась к своей Пизде и обнаружила ее очень мокрой и набухшей. Я легла на свое кресло и опять раздвинула ноги. Андрей встал на колени между моих ног. Его большущий член торчал вверх. И тут я впервые испугалась: как же он поместится в мою маленькую писю? Ах да, Пизду, поправила я себя. После чего подумала: раз у меня уже Пизда, значит Хуй в ней поместится! Я повернула голову к Кате. Она лежала, бессильно раскинув ноги и положив руку на свою Пизду. Увидев страх в моих глазах она шепнула: «Давай, давай. Не бойся!»

Тут Андрей опустился на меня и уже более умело, чем с Катей, упер в мою писю, (ах, да — Пизду!) свое орудие. Я почувствовала, как его Хуй раздвинул мою плоть и стал погружаться в меня. А потом внутри что-то лопнуло, и он погрузился в меня сразу на несколько сантиметров. Я придавлено пискнула. Было больно, но не очень. Уже потом, позже я читала, что относительно безболезненная дефлорация — не такая уж большая редкость. В тот момент меня полностью поглотило совершенно новое ощущение Его во мне. Определенно, его член был великоват для моей девственной одиннадцатилетней дырочки, но это было здорово!

Я почувствовала, как он достал до самого дна моей Пизды и тихонько ойкнула. И тут Андрей начал производить те самые характерные движения тазом. Его член все быстрее и быстрее проникал в меня. Я лежала, боясь пошевелиться. Стыд ушел, появилось другое: интерес, удовольствие и острое чувство развратности происходящего. Тогда я еще не могла идентифицировать это как разврат, скорее тогда я про себя охарактеризовала происходящее, как «позорность». Это было нечто совершенно запретное и оттого потрясающе притягательное.

Тут мои размышления прервал Андрей. Его движения во мне стали быстрее и короче и вдруг он как-то ощутимо расслабился и произнес долгое тихое м-м-м-м. Он вынул свой Хуй из меня. Я взглянула себе между ног и в слабом лунном свете увидела, что из моей дырочки течет та же самая белая тягучая жидкость — Сперма. Я обмакнула в нее палец и смачно облизала его.

«Вы классные девочки!» — заявил Андрей. «Да нет, уже женщины!» — добавил он. Забавно было слушать, как нас именуют женщинами. Нас, маленьких не до конца оформившихся девочек. Но гордости было...

На следующий день, когда наши бабушка с дедушкой уехали на день рождения к кому-то из знакомых, живших на другом конце города, мы устроили свои игрища днем. Это было куда интересней, так как позволяло в полной мере разглядеть все то, что ночью укрывалось от глаз. Я подробно разглядела Андрюшкин Хуй и яйца. Особенно понравился мне фокус с раздеванием его головки.

Все мы полностью разделись и с неподдельным интересом разглядывали друг друга. Помню, как Андрей поедал глазами Катькины сиськи и, почему-то, в особенности, мою Пизду. У нас была игра: мы по очереди просили друг друга встать или лечь так как приказывали, после чего принимались разглядывать «ведущего».

Фантазиям не было границ: я помню, как Катя, по андреевой просьбе встала на четвереньки, расставила ноги, а потом руками широко раздвинула свою Пизду. Я видела ее дырочку, порванную той ночью, обрамляющий ее бархатистый пушок. Все было такое влажное и розовое...

Потом Андрей демонстрировал нам свой эрегированный член во всей красе поворачивая его то так, то сяк, оттягивая кожу на своих яйцах и раздевая головку, которую, как я выяснила, взрослые называют «Залупа».

Следующая была моя очередь. Я волновалась, что после Катькиного тела Андрей на меня и не посмотрит. Однако я ошибалась. По его просьбе легла на спину и подняла ноги. Взорам «зрителей» предстали мои голенькие губки, сжатые между ножек. Андрей попросил меня раздвинуть губки руками не расставляя ноги. Я выполнила его просьбу, и моя киска раскрылась перед ними нежным розовым бутоном. Потом я развела ноги в стороны и необходимость раздвигать Пизду руками отпала. Она была вся на виду: бархатистые складочки губок, как больших, так и малых, бугорок клитора в месте, где сходятся малые губки, раскрытая дырочка влагалища.

Андрей не выдержал: «Давайте ебаться!» — предложил он. Не успела я согласиться, а он был уже на мне и его член упирался в мою Пизду. На этот раз я сама направила его в себя. Андрей был нетерпелив и сразу засунул в меня свое орудие быстро и глубоко. Я вскрикнула от боли — моя дырочка не оправилась еще от ночных развлечений. Я зажмурила глаза и крепко ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх