Комбайнеры

Страница: 10 из 34

Андрей, с трудом, узнал в ней Таню, просто всю разнарядившуюся. Все планы приветствий были растоптаны увиденным. В первый раз за всю историю их знакомства, она накрасилась. Помада и макияж преобразили девушку, она скорей напоминала маленькую фотомодель, чем деревенскую швею. Глаза стали не просто глаза, а два огромных циферблата на фоне бушующего моря. Андрею стало немного не по себе от этих заманчивых глаз, он безнадежно тонул в их широком океане. Чуть ниже красовалось еще одно произведение искусства — Танюшкин ротик. Губы были тщательно расписаны, разукрашены яркой помадой, контуры аккуратно обведены карандашом. Андрей, чувствуя себя, как бродяга рядом с принцессой, стоял неподвижно и не решался к ней подойти, настолько она была необычно прекрасна в эту минуту. Как школьник средних классов, он посмотрел сперва на свои руки, они были чисты, а затем, подойдя к красной девице, нежно обнял ее за талию. Его первой мыслью было жадно прильнуть к ее губам, но подумав с ужасом, какой непоправимый ущерб это нанесет бесценному произведению искусства, он остановился и, аккуратно, едва касаясь, поцеловал красотку, наследницу трона, в обе щечки.

Таня буквально растаяла от такого поступка парня и, взяв его за руку, потащила на крыльцо, ждать виновника торжества, как старик со старухой. Проходящая мимо ребятня, заметив необычную парочку, с радостными воплями неслась прочь к своим родителям не иначе как рассказать им об увиденном. Комбайнеры, напротив, пытаясь скрыть волнение, важно подходили к кавалеру, здоровались с ним за руку и, конечно, стреляли закурить. И лишь один председатель аккуратно подъехал к их дому на своем Мерседесе и лениво выкарабкавшись из него развел руки в стороны.

 — О, закоренелая парочка, в корне сеет панику среди односельчан! А я смотрю, почему вся деревня шепчется насчет чего-то и не пропалывает корни? Вот они какие, мои передовики, красавцы! Выше корни, так держать!

 — Проходите, Вилен Ульянович, чувствуйте себя, как дома, — вежливо пригласил председателя Андрей.

 — Здесь действительно, как у меня дома, а, говорят, дома гниют на корню, нечего жрать, кроме корней. Обманщики, корнеплоды!

Андрею и Тане стало немного стыдно за то, что так надоумили Вилю, ведь лишь к его приходу в доме был наведен такой марафет, а в обычные дни их дом мало чем отличался от среднестатистического деревенского дома. Разве только постоянным наличием спичек или зажигалки и, конечно же, той любовью, что царила этом уголке. Они сели за стол и провели торжественную часть встречи, заключающуюся в принятии пищи и затем, за чашкой чая, у них завязался разговор.

 — Вилен Ульянович, как моя стряпня? — докопалась Танюха.

 — Прекрасно, как с корня! Я рад, что ты хорошо готовишь, а то твой кавалер корни бы отбросил от той работы, что я ему даю. Кстати, насчет корней, я решил в корне укоренить твое присутствие у меня в гараже. Хватит чинить комбайны, на них все равно никто не работает, лучше идем ко мне в гараж, выдергивать корни из моих машин, а то они что-то на ахти как фурычат. Будешь моим шофером, вместе в город кататься будем, а то, допустим, где-нибудь на магистрали отлетит, в корень, колесо, а ты раз, и починил! Пусть, как говорится, корень пускает корни в закоренелой от бескоренелости земле.

Андрюха засмущался и продолжал молчать, но в разговор вмешалась Таня.

 — О! Андрей выбивается в люди! Дрюш, что молчишь, соглашайся, ты же всегда хотел этого! Короче, Вилен Ульянович, он согласен. К конце концов, женщина тоже имеет право голоса, если, вдобавок, мужчина его потерял.

 — Я ничего ни потерял, я согласен, большое спасибо за доверие, когда на работу? — выпалил на одном дыхании, внезапно оживившийся нанимаемый, видимо не желающий быть вторым в принятии решений в доме.

 — Послезавтра, у меня на стоянке, чтоб стоял, как корень! Да и еще, Мерс я тебе свой дам пока, катайся сколько влезет, если сломаешь, сам же и починишь. На последнем техосмотре говорили, что он еле дышит, что корень по нему плачет и, корнюки, содрали с меня кучу денег за какой-то ремонт.

Андрей не успел поблагодарить председателя из-за того, что дверь распахнулась и в нее, с диким визгом ворвалась юная школьница. Едва не опрокинув все на столе, она бросилась Андрюхе на шею, чуть не задушив его в своих объятиях.

 — Здравствуй, Светик, мой родной, — задыхаясь от Светкиных эмоций, процедил Андрей.

 — Здравствуй, Дрюша, — нараспев ответила она, но не думала слезать со старшего брата. Танюха залилась громким смехом, а председатель, напротив, замер, вытаращив глаза. Со стороны лицезрея эту картину, он был в некотором замешательстве. Невольно, ему вспомнились те времена, когда, впервые, закупив технику, он принимал поздравления от благодарных односельчан. Восторг был одинаков.

Сестра долго рассказывала о своих подвигах в школе, о том, что в ее аттестате, скорее всего будут одни четверки и пятерки и о многом другом. Наконец, председатель, сообразил, что уже поздно и пора ехать домой. Они вышли с Андрюхой на улицу и тот повез уставшего Вилю обратно в его светлый храм. У ворот он предложил шоферу посидеть с ним в беседке, во дворе, мотивировав это отсутствием дел и нежеланием быть вечером в одиночестве. Андрей согласился, и они, сидя в полумраке, задумчиво глядели на таинственный лес простирающийся сразу за председательским коттеджем. Он казался мертвым и безмолвным в ореоле темноты и загадочности. Листья еще не успели распуститься, и лишь легкое посвистывание голых веток нарушало вечерний покой. Андрей тихо достал из кармана пачку ЛМ-а и медленно закурил. Председатель, с маленькой завистью глядя на спокойствие парня, все не знал о чем с ним заговорить.

 — Андрей, чего молчишь в корень?

 — Не знаю, мне все кажется, что вам тяжело здесь, одиноко.

 — Да не особенно. Через неделю Ксюшка приедет, закоренелая племянница, будет совсем весело.

 — А жена, дети, где они?

 — Ах, Андрей, у нас у всех какие-то дела, и нам не хватает времени, чтобы просто собраться дома и попить чая с мятным корнем, как сегодня. Они тоже скоро приедут, навестят и опять разбегутся по своим важным делам. Они не болтают корни, а работают, и я рад, допустим за своего сына, что он не в этой дыре, а... Впрочем сам расскажет, он это любит, как я здешние корни. Да и знаешь, Андрей, мне просто некогда скучать, ведь я весь в делах. Здесь мои корни, моя душа. Мой дом, все мое состояние, оно отсюда, из этой деревни, и мне жаль, что каждый не хочет сделать хоть капельку для достижения того же. Давным-давно, когда меня еще не было, нашу деревню знала вся область, а точнее губерния, к нам приезжали даже из соседних губерний, за помощью, за зерном. Хозяйствовал здесь Петр Кулаков, коренастый помещик, знавший свое дело. Ты был на развалинах церкви, за восточными посадками?

 — Разок, с Таней.

 — Видел, значит, что осталось от нее... Когда-то она сверкала своим убранством, влекла к себе прихожан, давала им покой, прощение. Корень побери, как я не пытался выяснить, кто же был автором этого архитектурного чуда, все было впустую, корень так и остался в земле. Ее происхождение — загадка, правда сейчас уже давно забытая, по-моему одна лишь твоя Танюха все не унимается и ходит туда, теперь уже не одна, а с тобой.

Ты, наверное думаешь, что я коммунист, бюрократ, или тому подобное. В чем то ты прав. Я раньше верил, что «ленинцы» сделали верно, разрушив церковь, пол усадьбы Петра Кулакова, оборвав все корни, все традиции, но сейчас, мне все это напоминает одну большую жопу с толстым вонючим корнем. Пятнадцать лет назад, когда они избрали меня председателем, можно сказать, пустоты, мне пришлось начинать все с нуля, сажать первые корни благополучия. Но они и сейчас в земле, видно я хреновый председатель, корень задери,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх