Комбайнеры

Страница: 16 из 34

Его рука нежно прошлась по Таниному животу и тихо поползла вниз, начав путаться в кудряшках. Таню одолел легкий испуг, она чуть сильнее схватила Андрея за плечи. Нежно раздвигая влажные лепестки, он, подобно волшебнику, колдовал над едва распустившемся цветком, вызывая тихие, томные стоны у его хозяйки. Утопая в блаженстве, Таня не могла решиться открыть глаза, она сосредоточилась на ощущениях, что приносила ей неизвестность. Внезапно прикосновения руки сменились прикосновением чего-то совсем загадочного и непонятного. Танюша вздрогнула и замерла в ожидании, совсем обалдев от любви. Казалось, она даже перестала дышать, настолько была неподвижна. Таня ждала. Незнакомец засуетился, словно пытаясь проскочить у выходу в трамвае. Вдруг слабая боль заставила Таню немного заволноваться, может что-то не так? А настырный незнакомец все лезет и лезет, не замечая Танину боль. Ей стало действительно страшно, она вцепилась парню в волосы и слегка прикусила губу. Вдруг двери отворились, и виновник ворвался в пучину тела бедной принцессы. Все в Тане перемешалось, она уже не могла лежать спокойно. Бурные волны шли по всему телу, по ногам и неслись к их основанию, где располагался эпицентр всего, что существовало в тот момент для Танюши. Андрей наступал все быстрей, все яростнее, и Татьяне показалось, что он хочет ее разорвать, он мучает ее, выбрав для мук самое нежное, беззащитное и чувствительное место. Эта мысль вызвала отчаянный визг у Танюши, ее тело задрожало, она потеряла контроль над ним. Она словно умерла от страсти, а тело ее все еще продолжало отчаянно биться под напором великого князя. Но и его лицо вдруг изменилось, из уст вырвался гулкий стон, и он упал, сраженный наповал.

Через минуту, вспотевшая и тяжело дышащая, как загнанная лошадь, Таня, зажмурившись, лежала на мягкой траве. Она повернула голову. Состояние князя было аналогичным. Они оба никак не могли отойти от случившегося.

 — Пять тысяч... , — шепнул себе под нос Автомеханический князь.

 — Мы с тобой обязательно поженимся, Дрюша, — внезапно перейдя на ты и назвав по-новому, начала Таня. Ей на миг показалось, что она, почему-то не принцесса, а Дрюша не князь, но его голос прервал Танину мысль.

 — Конечно, и построим новое богатое княжество. Я выстрою деревню, прямо вот здесь, в память о нашей с тобой вечной любви.

Принцесса не понимала некоторых его слов.

 — Пройдут года, мы с тобой умрем, но после нас что-то останется.

Мятая трава от первой любви?

Вряд ли, через год она сама умрет, уступив место новой.

Так вот, деревня и будет тем, что останется после нас.

В ней будет как твоя, так и моя частица.

Я назову ее в честь тебя, моя милая, «Татьяновка».

А через пятьсот лет на этом же месте будет такая же,

как мы парочка, и они будут также любить друг друга,

жаль только, что нас не вспомнят и не увидят.

Пройдут еще года, столетия, сменятся поколения

и еще через пятьсот лет будут опять сидеть Дрюша и

Танюха, под облаками, на крыше небоскреба, в огромном

мегаполисе. И так будет вечно, ведь мы не меняемся,

хоть порой так не считаем.

Символ Андрея и Тани вечен, он и есть свет вечной любви,

настоящей любви без компромиссов.

Верь своему Соловушке, он в твоем сердце.

Ну идем... Глава 3 (Прогуливаясь по острейшему лезвию ножа)

Жуткий туман, ни хрена не видать, куда мчит Мерс? Андрюха полусонный лежит на заднем сидении. Рядом, положив голову ему на плечо, пристроилась Света, и лишь один водитель собран и подтянут. Именно он утром нашел Андрея и Таню и разбудил первого. Андрей попросил не тревожить подругу, пусть отоспится, ей и так плохо будет, похмелье замучает. А Мерседес все несется и несется по широкой автостраде, и тихий шум мотора лишь изредка заглушается проезжающими встречными машинами. Головная боль мучила Андрюху, видимо, вчера он перенапрягся, слишком много событий, экшна. А сейчас покой, тишина и ровное дыхание сестры на плече. Андрей не мог решить для себя, куда он едет, домой или в гости? С одной стороны, ему хотелось забыть про все, снова зажить спокойной жизнью, а с другой было серьезное беспокойство за подругу. «Ах, если бы я был вправе ей указывать, что-то, например, запретить, как было бы здорово. Но с другой...» Андрей тут же осекся. «Да разве любил бы я эту девчонку, не будь в ней той своенравности и вольности.» Он уважал ее разносторонность, восхищался эрудицией и умением иметь в любом вопросе свое мнение. Пусть, по его мнению, не всегда верное, но иметь, а значит задавать вопросы, к чему то стремиться.

«Зачем она мне нужна?» — все больше погружался в раздумья Андрюха. «К чему все это?» Отмотав на несколько дней назад, он вспомнил, что они давно не были вместе, хотя терзало ощущение, что это было вчера. Странное ощущение... Андрей быстро прогнал прочь это чувство и вспомнил их первую встречу. «Как будто ждала меня или знала. Жаль, что я уснул тогда, а то, может, узнал бы про ее детство, о том как она жила. Не могу представить ее маленьким ребенком, впрочем как и пожилой женщиной. Она всегда останется Таней Ромашкиной, швеей шестой швейной фабрики с навороченным названием.» Будучи всего пару часов в разлуке, он уже почувствовал, что очень соскучился по ней, что хочет увидеть ее, обнять и ласково погладить по белым волосам. Утешив себя, что скучать придется недолго, Андрей заметил, что они приближаются к городу.

Казалось, что он не был там, по меньшей мере пару лет. Такие ощущения возникали когда у него и раньше, когда он возвращался с турбаз, походов и, однажды, с круиза на теплоходе. Садясь в трамвай, он переполнялся романтическими воспоминаниями о последней неделе, а их всегда было предостаточно, и недельное отсутствие вырастало в мнимую полувековую разлуку.

Родной город. Знакомые улицы заставили Андрюху выйти из полусонного состояния. Все казалось обычным, никто не заметил перемены в городе, что в него вернулся один его житель. Подъехав к своему дому, Андрей высадим сестру и пообещал зайти вечером.

 — А теперь направим корни на совещание, — уверенным тоном оповестил салон шофер. Петляя по улочкам, как по трассе слалома, они выехали, наконец, на огромную площадь.

 — Корни вперед и пошли! — скомандовал председатель.

 — Выше корни, кореш. Сейчас схожу на заседание, это где то часок, а потом вместе пойдем в буфет-ресторан, покушаем с товарищами, познакомимся. А пока пошевели извилистыми корнями, что будешь делать. Хочешь, смотайся на рынок, купи чего-нибудь, а можешь подняться на второй этаж в двадцать четвертый кабинет, там видак посмотришь. Я фильм достал корнистый, корни затрясутся, называется вроде «Корневое укоренение» или что-то в таком духе. Ладно, я побежал, а то корень оторвут.

Андрей остался один. На рынок было ехать лень, хотелось еще поспать, и он поплелся на второй этаж, чтобы как-то скоротать время. Блуждая по закоулкам, Андрей с трудом нашел этот злополучный кабинет и осторожно открыл дверь. Телевизор был уже включен, а в кресле спиной к гостю сидела какая-то девушка.

 — Здравствуйте, — нерешительным тоном сказал Андрюха.

 — Добро пожаловать, меня зовут Ксюша, а вас?

 — Андрей. Вы чего здесь делаете?

 — Так, жду, делать нечего, а вы?

 — Я тоже.

Андрей сел в соседнее кресло, и в комнате воцарилось спокойствие. Андрей искоса поглядывал с сторону незнакомки и видел, что та занимается тем же. Наконец, девушка не выдержала и начала разговор.

 — Андрей, можно вас на ты?

 — Можно, если взаимно.

 — Может хватит видак смотреть, мне он надоел уже. Ты музыкой не увлекаешься?

 — На гитаре чуть-чуть играю.

 — А хочешь послушать фортепьяно?

 — Конечно. Ты играть умеешь?

 — Послушаешь....  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх