Комбайнеры

Страница: 22 из 34

он видел то, что весь дом обвешан плакатами типа «Корни в деревню!», «Ксюша, укоренись здесь!», «Встретим корнем в небо!». Андрей не понял последней фразы... У дома стояло несколько людей, один из них был председатель.

 — Привет, кореш, вот моя семья! Это жена, Октябрина Авроровна, это сын Корней Виленович, а ее ты сам знаешь, — показал Виля и указал на прелестную Ксюшу. Та встала перед Андреем явно в надежде заполучить от Андрея поцелуй в щечку. Он усердно выполнил безмолвную девичью просьбу.

 — Октябрина Авроровна, Корней, что-то я вас здесь в первый раз вижу.

 — Ах, Андрей, — начала жена, — сын живет в Италии, выступает в опере, я временно живу в Москве, скучаю по мужу, но, что поделать, работа.

 — Интересно, какая работа заставляет жить вас вдали от мужа?

 — Я режиссер, мы снимаем фильм про парня, который отслужил в армии и его подругу, про их любовь.

 — Лешка?

 — Да!

 — Я роман читал. Обалденный, мне очень понравился!

 — Это современная классика.

К Андрею подошла Ксюша.

 — Похожи мы на них?

Виля засмеялся.

 — О, да, как два корня одной корневой системы!

Андрюха обнял девчонку за талию и состряпал рожу, как на древних семейных альбомах. Сзади подошла Галя и легонько пощекотала Андрюху, тот резко повернулся. Лицо Гали выражало крайнее недовольство и некоторое смущение. Она поправила медленным жестом прическу и, вздохнув, пошла в дом. Ксюша, увлеченно смотря на парня, ждала от него дальнейших действий. В этот момент председатель сделал ораторский жест и пригласил всех в дом. Андрей взял партнершу под руку и грациозно повел по мраморным ступенькам крыльца. Стол напоминал огромную площадь, заваленную продуктами. Элитарные вина, дорогие кушанья, приготовленные в заморском стиле, и многое другое украшали стол председателя колхоза «Путь к Ленину». Когда все расселись, Вилен Ульянович взял бокал и начал говорить первый знаменательный тост.

 — Друзья, мы собрались здесь, чтобы отметить приезд моей любимой племянницы. Здесь сейчас находятся мои самые близкие люди, за которых я корень всем оторву! Месяц назад мой кореш Андрей приехал сюда и, как видите, укоренился, стал человеком на прочном корню. Выпьем за то, чтобы Ксения также нашла свое место здесь, завела новых друзей, во общем оплела корнями нашу богатую корнями землю!

Ксюша посмотрела на Андрея, тот усердно пил шампанское, и тоже выпила свой бокал. Началось бурное застолье с веселыми рассказами и шутками. Корней рассказывал о своих гастролях по Европе, о том, какие арии он исполняет, приводил примеры. Андрей спрашивал, есть ли там «АЭМ», что вызывало у известного баритона Европы. Галя верещала про размеры женского тела, стандарты модельерш, затем перешла на выкройки. Но главное — все усердно бухали. Андрей почувствовал, что если он сейчас не встанет, то через пару рюмок этого не произойдет точно. Он вышел на балкон и закурил. В голове стоял шум, как в переполненном троллейбусе. Вид был, как будто с колокольни, но колокола, к счастью не было. Ему очень понравился этот вид, так не похожий на те, что он привык лицезреть в городе. Вдруг Андрей почувствовал, что чьи то руки, на вскидку женские, медленно стали обхватывать его, словно тиски. Андрей развернулся и с трудом сфокусировал взгляд на нескромной девчонке. Такой же хмурый взгляд был и у ее глаз.

«Вроде Ксюша», — подумал Андрей и тоже обнял девчонку.

 — Андрей, мне плохо, я умираю, — с трудом сказала она и

клюнула ему в грудь.

«Где-то я уже это слышал...» — подумал он.

 — Не умирай, Ксюш, еще вино не кончилось. Мы еще погуляем с тобой, угу?

Вместо ответа Ксения подняла голову, вопросительно глядя на парня и замерла в ожидании. Андрей смотрел на нее, словно на партнершу в бальном танце. Сквозь круговорот вина в голове, он видел ее маленькие губы, накрашенные серебристой помадой. Их лица все приближались друг к другу, Андрей ощутил ее ровное, чуть учащенное дыхание. Вдруг легкое, как бы невзначай, прикосновение их губ заставило Ксюшу вздрогнуть, она сильнее обняла парня и прижала к себе. Маленькое касание превратилось в страстный поцелуй. Вся помада с губ довольной девушки быстро растворилась во рту у Андрюхи. Андрей признался себе, что вкус ее губ отличается от того, что он привык вкушать. Он был менее выразительный, зато вкус помады был прекрасен. Андрей добросовестно, миллиметр за миллиметром изничтожил кропотливый труд девчонки в области косметики. Ее язычок был мягче Таниного, он словно сдавался без боя, предоставляя возможность противнику господствовать в женском лагере.

На балкон вышел Виля.

 — Корень святой, что я вижу??

Молодые засмущались и, казалось, капельку протрезвели.

 — Мать моя, корневая система, — председатель еле стоял, — 

Андрей, подлый корень — искуситель, теперь ты должен жениться на ней, а то Мерс не дам, будешь на «Яве» корни считать. Андрей весь покраснел, но за него впряглась Ксюша.

 — Дядя Вилен, это я его совратила, он упорно сопротивлялся, но было бесполезно.

 — За это надо выпить, а то корень отсохнет.

Они сели за стол, и праздничная фиеста продолжилась. Андрей все больше и больше терялся и уже совсем не соображал. Снова чьи-то жаркие губы, Какие-то песни из другой комнаты, темнота, голоса, все... Андрей упился в жопу.

Под утро страшная головная боль заставила Андрея проснуться. Незнакомая комната, незнакомая обстановка. Он попытался встать, но попытка не увенчалась успехом, в голове шла Куликовская битва. В комнату вошла смурная Ксюша и села рядом с Андреем.

 — Проснулся?

 — Ага!

 — И я только что... Теперь я точно умираю, — еле выговорила она и свалилась рядом с Андрюхой. Они оба обреченно смотрели на потолок, представляя из себя подобие двух трупов. Дверь открыла Октябрина Авроровна.

 — Ах, детишки, видите, пить вредно. Вы не смотрите на этого толстого балбеса, одни корни на уме. Вы должны расти здоровыми. — Я вроде уже вырос...

 — И я, — встряла Ксюша.

Октябрина поставила на стол две кружки молока и быстро удалилась.

 — Ксюш, — начал Андрей, — че вчера было? Я имею ввиду нас с тобой.

 — Не помню, Андрей.

 — И я не помню...

Вдруг Ксюша взвизгнула.

 — Что такое? — спросил Андрюха.

 — Мы целовались, я вспомнила, ты даже притащил меня сюда, не знаю уж зачем и через минуту отключился.

 — Батюшки. Вот те раз! Извини, если что не так.

 — Все было прекрасно, ты хороший парень, только в музыке плохо разбираешься.

 — А ты в мотоциклах!

Но сил спорить дальше не было, и они снова утихли. Из зала доносилось радио. Передавали, что страшный преступник, прозванный в МВД «Сливало», перешел на сейфы. Загадка в том, что злоумышленник не берет денег, а лишь свинчивает все гайки. Илья Ловушин выдвинул версию, что Сливало сказочно богат и что это лишь, как бы, разминка перед взятием Центробанка. Госдума все же отклонила закон о самороспуске, двести девяносто шесть «против» двести восемьдесят четыре «за», в ответ президент издал указ, предписывающий голосовать «за». Результат будет известен завтра. США отклонили предложение Киргизии создать единую экономическую зону.

Культурные новости были разнообразны. Появилась новая группа «Спиздить С», вся обработка песен сделана на синтезаторе. Клавишник бывшей группы ТДК утверждает, что его музыка словно влилась в творчество группы «Спиздить С», на сколько родным кажется ему их звук.

Спортивные новости. В матче команд «Презерватив» и «Лажа» случилась трагедия. Вратарю «Презерватива» ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх