Комбайнеры

Страница: 24 из 34

данный момент не хотелось, поэтому он учтиво предложил ей зайти по пути к нему домой. Она не стала отпираться, а вежливо согласилась, подав руку в ответ на приглашение.

Они пробрались сквозь темноту к небольшому частному дому, где жил Андрей. С Таней. Ксюша была удивлена скромностью и простотой обстановки этого дома. Тут не было того размаха, что был присущ коттеджу председателя. Какие-то книги лежали на полках, и Ксюша взяла одну из них.

 — Твои? — спросила она. Андрей не имел никакого представления об их содержании, но сказать, что это книги его подруги, живущей здесь, но был не в силах. Поэтому он просто ответил, что мать дала ему их в городе так, для просвещения.

 — Дрюш, ты увлекаешься восточной культурой?

Андрей удивился, откуда подобное у Тани.

 — Давно когда-то.

 — Восточная культура — это действительно благодатная почва для размышлений. Не логика, но чувства, не богатство, а мудрость, мудрость, переходящая от поколения к поколению не через учебные заведения, а из уст в уста, от учителя к ученику.

Андрей кисло посмотрел на Ксюшу.

«Второй королевы философии мне только не хватало.»

 — То, что ты сейчас сказала, это ты что, на ходу придумала?

 — Что ты, Дрюш, я же книжку читала, вот она, посмотри.

«Пронесло», — подумал Андрей и, явно успокоившись, предложил Ксюше чаю.

Было сразу заметно, что ей все подобное в диковину, ее взгляд блуждал по стенам, предметам, что наполняли этот дом. Привыкшая к роскоши, она терялась среди обыденных предметов. Но они были не главным, что приковывало Ксюшино внимание, она увлеченно смотрела на парня, что сидел напротив. Сделав очередной глоток, она спросила:

 — У тебя такие интересные книги, на разные темы, гляжу, как ты успеваешь все это читать, осмысливать?

Андрей вновь задумался над ответом. Он представил, что бы сказала сейчас Таня, если была бы рядом.

«Ничего бы, поди, не сказала, а врезала бы мне и прогнала Ксюшку... « Он все же собрался с мыслями и выпалил на одном дыхании:

 — Мне интересно то, что не понятно, что заставляет искать меня причины, объяснения. Счастье познания в невозможности, безграничности. Нет абсолютных знаний, есть глубокие знания. За это я люблю подобные книги.

Глаза Ксюши можно было смело обводить циркулем, правда и Андрей был в аналогичном состоянии.

«Это не я сказал...» — промелькнуло у него в голове. Ксюша, допив сладкий напиток, прошлась по дому и села на кровать. Андрей пока убирался на столе.

 — Кто такая Таня? — спросила племянница.

Андрей с испугу чуть не выронил кружку, он понял, что все пропало, что сейчас будет скандал. Решив играть до конца, он тихо ответил:

 — Подруга моей сестры...

Ксюша практически не отреагировала, она даже не смотрела в его сторону, рассматривая дарственную надпись на одной из книг.

 — А у тебя, Дрюш, подруги нет, правда?

Андрея задело слово «правда», оно говорило о неравнодушии девушки. Ксюша говорила с надеждой, надеясь получить конкретный ответ. И он был дан, Андрюхе не хотелось разочаровывать это юное создание. Ксюша сидела на диване не дыша, словно переваривая услышанное. Андрей сел рядом и погладил девчонку по плечу. Та вздохнула и подалась навстречу так, что Андрей крепко ее обнял. Воцарилось молчание такое, что можно было услышать тиканье Ксюшиных часов. Андрей медленно перевел девушку в партер, но попытка раздевания была встречена в штыки. Ксюша заявила, что не готова к этому, что ей надо быть уверенной в своих чувствах. От этих слов уже Андрюха стал понемногу грузиться. «Выходит, я ей понравился, раз она говорит о серьезности каких-либо чувств.» Он посмотрел на Ксюшу, та сидела довольная, словно выучила новый музыкальный термин. Она взглянула на часы и обнаружила, что ей пора домой. Андрею ничего не оставалось, как идти ее провожать. В темноте, ориентируясь на одинокий свет председательского коттеджа, они дошли до цели. Чмокнув девчонку в обе щечки, пожелав спокойной ночи, Андрей потихоньку поплелся домой.

Гуляя в гордом одиночестве, он впервые почувствовал, что ему надоел его частный дом. Хотелось чего-то большего, пусть и не как у Вилька, но все таки более стоящего. Андрей всегда не любил однообразие. «Жениться на этой примадонне, и все проблемы долой» — думал он, но по ходу мыслей вспомнил о Тане. «Может это от того, что ее нет рядом? Тоска, зеленая тоска жить здесь без нее, без любимой... « Андрюхе страшно захотелось увидеть ее, поговорить, обнять. Он чувствовал, что сходит без нее с ума, что лишь Ксюша дает некоторую отдушину всепоглощающей тоске. Андрей открыл калитку и вошел во двор. Из за дома доносились трели сверчков, давая знаки о своем присутствии. Андрей не мог отделаться от грустных мыслей о Тане, он ругал ее за отъезд, винил ее с своей тоске. Ругая же, он признавался, что любит, что хочет ее скорейшего возвращения, скорейшего поцелуя и скорейшего «Милый, теперь я буду всегда с тобой...» Он вспомнил о книгах, что читала Таня теперь Андрей начинал понимать причину ее образованности. «Наверняка это малая доля того, что интересует Танюшку, она знает гораздо больше, она любит узнавать. Мне далеко до нее... Где она?»

Андрей взял книги с полки и решил вскользь пролистать, чтобы иметь общее представление об интересах подруги. Он зажег свечу, устроился поудобней и стал медленно погружаться в мир в другой мир, мир Танюшкинских знаний и увлечений. Ночь, все более укутывая в свои объятья, заставляя закрывать глаза, не позволила парню вникнуть в книги подруги. Минут через пятнадцать он заснул крепким сном.

Утром, наполовину выспавшийся, он вынужден был просыпаться, чтобы идти на работу. Андрей наспех приготовил завтрак, и поев, быстро пошел на работу, накинув свою кожанку.

Утро было прохладным и туманным, создавалось ощущение загадочности, будто природа, побаловав нас солнечными деньками, готовилась к чему-то страшному и продолжительному. Копаясь в движке комбайна и поглядывая на улицу, Андрея все больше одолевала тревога, слабая, но не прекращающаяся. Но к обеду солнце выглянуло из-за горизонта, и мысли сами собой улетели прочь, больше не было повода грузиться. Комбайн завелся, исправная свеча давала искру, и Андрюха поехал в поле, вроде как на тестирование агрегата. Он чувствовал, что это ему надоело, ощущалось однообразие, хотелось чего-то нового, большего.

Поставив обратно починенный комбайн, он направился к дому председателя, в надежде встретить там Ксюшу. Она сидела во дворе и что-то писала на нотах.

 — Привет, Дрюша, как спалось?

 — Да так, неплохо, уснул поздно...

 — Обо мне думал, правда?

«Как часто девчонки повторяются», — подумал Андрей.

 — И о тебе тоже...

 — А еще о чем?

 — О любви, — спонтанно ответил Андрюха и сам обрадовался остроумности сказанного.

 — Ах, Дрюша, я догадываюсь о чем это ты, я тебе, наверно, очень понравилась, ты даже хотел со мной любовью заняться, но как бы это сказать... Я не готова, для меня это все в первый раз, я постоянно не знаю, что сказать, как вести себя в некоторых ситуациях. Дрюш, ты мне тоже очень нравишься, я так же перед сном думала о тебе, так что, если ты всерьез считаешь меня своей подругой, то не ошибаешься. Я хочу, чтобы у нас все было хорошо.

«Этого только мне не хватало» — подумал Андрей, внезапно став другом.

 — Кстати, завтра утор я уеду на день в город, у меня репетиция в оркестре, поехали со мной, я давно хотела просветить тебя в области музыки.

Андрей, к собственному удивлению, был очень рад предстоящей поездке и, не думая, согласился. Следующие пол дня они провели вместе: с грустью проводили Октябрину и Корнея, посмотрели видак, попили кофе, в общем сделали кучу полезного....  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх