Комбайнеры

Страница: 27 из 34

из будущего, проигрывал ситуации, как он в них поведет себя. Десятки, сотни автомехаников ходят к нему за советом, и он величаво учит их, и красноречие переплетается с правдой в пылких словах. Жена, каждый день нарядная встречает с работы усталого супруга и предлагает смотреть новости.

«Ни одной автогонки не пропущу, бля буду!» — клялся мечтатель, заводясь в кипучих грезах.

«Летом на пляж строго на Мерсе, с братвой, и баб снимать... ой, я же женат буду... Ладно.»

Часа в три ночи он уснул.

Дождь стучит в окна, вода стекает с карнизов, как водопад Ниагара. Если бы у людей были крылья, то они не за какие деньги не старались бы прикоснуться к земле. Грязь, лужи и бесконечные ручьи сделали землю, как труднейшую полосу препятствий. Слабый моросящий дождь окончательно добивал тех, кто все же решился пройтись пешком, подобно спасителю, по городскому океану луж.

 — ... ага, понятно, послезавтра значит. Хорошо, буду, до свидания, — Андрей положил трубку.

 — Насчет работы говорил? — спросила Ксюша.

 — Да, все отлично, послезавтра начнется! Кстати, квартиру обещали дать, однокомнатную, правда временно. Переезжай, а? — с улыбкой спросил Андрей.

 — Как поженимся! — уверенно ответила строптивая Ксюша, — должна же я как-то заинтересовать, заинтриговать тебя!

 — Ну ничего, значит скоро. Ладно, оставляю тебя на денек тебя. Последний раз в деревню смотаюсь, заберу все и, конечно, к тебе!

Буквально допорхав до гаража, Андрей, наконец, влез в уютный Мерседес. Внешне он мало чем отличался от стоящего в соседнем гараже Запорожца, так как был весь в грязи, и яркий блеск сменился тусклой серостью.

Для любого мотоциклиста дождь — это трагедия, как для певца хрипота, а для компьютерщика даун. Машина — не мотоцикл, штука менее зависимая от капризов природы, но Андрей все-таки ехал в оцепенении.

Как то давно, когда у Андрюхи был еще Минск, они с Клавиатурщиком ехали из фирмы, только что забрав монитор. Пошел страшный дождь, и вода попала внутрь корпуса. Когда дома они включили компьютер, раздался взрыв, и Клавиатурщика с Андреем едва не завалило дискетами. С тех пор Андрюха панически боялся ездить под дождем. Страхи его усилились, когда однажды он повез свою первую подружку на дискотеку. Пошел дождь, и она намочила туфельку, когда рокер неосторожно проехал по луже. Скандал был жуткий. Три дня они не разговаривали, затем девчонка пришла к нему под предлогом попросить написать реферат, а может наоборот, примирение было предлогом.

А вот и деревня. Не доехав метров двадцать до дома, Андрей прочно увяз в грязи. Вытаскивать такую махину было бесполезно, и послав свой Мерс на хуй, он стал пешком добираться домой. Кое как доковыляв до дома, он взглянул в окно. Удивлению не было предела: Таня сидела и что-то писала при свете одинокой свечи.

Андрей тихо вошел в дом, бесшумно раздевшись и сбросивши куртку, на цыпочках подкрался к белокурой девчонке. Собрав всю свою аккуратность, он легонько пощекотал Танюшку за ухом.

 — Ай, — вырвалось у девчонки, она повернулась лицом к парню.

 — Ух, ты вернулся, где ты был? Я тебя ждала, ждала. Знаешь, как я соскучилась? Иди ко мне, Дрюша, обними покрепче и никогда не отпускай.

Андрей четко исполнил ее просьбу и действительно ее не отпускал.

 — Танюш, ты чего, очки что ли носишь?

 — Да, — глухо ответила она, так как уткнулась Андрею в грудь, — я не хотела говорить тебе об этом. В школе я была четырехглазиком. А что поделать, если я без них ни строчки не вижу?

 — А меня видишь?

 — Конечно, Дрюша. Милый, я тебя и будучи слепой увидела бы, нашла бы среди шумной толпы и сама взяла бы тебя за руку... Устала я, очень устала, утро, а я спать хочу.

 — Тогда ложись, я чаю приготовлю.

 — Спасибо, я действительно полежу.

Андрей поставил греться чайник.

 — Ну как, ты нашла ответы на свои вопросы? Я имею в виду поездку в город.

 — Да вроде. Разве можно найти однозначный ответ на вопрос, связанный с любовью? — Таня улыбнулась.

Андрей пожал плечами и сел рядом с ней.

 — Когда то, года три назад, я была в одной библиотеке, и познакомилась там с мужчиной, что работал там. Просто, мне нужна была кое-какая литература, а он заметил, что я не могу найти то, что мне надо и помог мне. Так вот я его встретила там, и он помог мне во второй раз. История кроется в древних мифах и легендах.

 — Ух, интересно...

 — Понимаешь, мы придумываем богов, создаем себе кумиров, но все-таки какая-то доля правды в этом есть. Парадоксально, но именно наша темнота и необразованность рождает святых. В страхе люди пытаются отгородиться от проблем за спинами богов, в непонимании прошлого рождаются мифы. Ведь все взаимосвязано, нет урожая — есть бог земли, страшная гроза — помолимся богу грома, война — Марс, помоги... Любовь и секс, как ты знаешь, во власти Купидона и Эроса. Но нам-то что от этого? Мы ищем наш идеал, девушки своего принца, вы роскошную красотку, и не задумываемся, что же движет нами, на кого мы должны равняться. Есть ли те, глядя на кого, можно смело сказать «Вот она, любовь. Вот он идеал!»? А если есть, то где?

У каждого свое призвание, но все мы хоть раз любили и были любимы, и это меня всегда интриговало. Так вот, мне удалось найти одну старую, ветхую, еле читаемую книгу, где были ответы на мои вопросы.

Давным-давно жил человек, его звали Соловушка.

 — Свой человек... — с улыбой прокомментировал Андрей.

 — Не перебивай. Никто не знает кем он был, но всем известно, что у него была возлюбленная. Их жизнь была полна приключений и, конечно, наполнена любовью. Согласно легенде, их любовь оказалась сильнее смерти, она осталась жива. Каждые пятьсот лет она вновь возвращается на землю и зажигает сердца двух влюбленных, словно передавая им эстафетную палочку. Времена меняются, а чувства все те же. Среди ссор, войн и катастроф она все-таки живет, и порой посещает нашу землю. Вечная любовь, которая не балует нас частыми посещениями, лишь так редко, раз в пятьсот лет, греющая нас своим теплом...

Я никогда не считала себя глупой и боязливой, но последнее время чувствую себя такой беззащитной в той пелене чувств, что окутала меня. Все говорит о том, что мы с тобой, милый, и есть те самые, кто хранит огонь вечной любви. Мы сами теперь властны творить законы, как мы сделаем, так и будет. Возможно когда-то, через миллион лет о нас упомянут в «древних» канонах, как хранителей огня Легенды.

Ты знаешь, мне начинает казаться, что все споры о взаимоотношениях, о морали, о традициях, просто не больше, чем споры. Ведь все это временно, все приходит и уходит, сегодня твои поступки — верх галантности, изысканности, а завтра непристойность, фарс, жеманство. Я всегда была простой, мои поступки, согласись, Дрюша, всегда можно предугадать. Но, несмотря на это именно я и ты, мы творим законы, наши поступки и есть отражение того, как сейчас «должно» быть. Словно экзамен перед богом, будто на нас смотрят из далекого прошлого, будущего сотни, тысячи любопытных глаз, пытаясь понять наши поступки. Я всегда чувствовала, что для чего-то предназначена. Так уж получилось, что жизнь не позволяла мне иметь обычные, мирские цели, ну хоть тут я полностью отдам себя, хоть ты рядом, любимый мой, единственный.

Пусть я в твоих глазах и немного странная, я знаю, ты так думаешь, но все равно люблю тебя, искренне, всей душой, всем сердцем. Не за Мерседес, что, кстати, весь в грязи и увяз, не за красивые глазки, а за то, что не лукавил со мной в первые дни, а сразу открылся, за то, что не жалел сигарет для мужиков. Люблю за то, что не приревновал меня, увидев с парнем, не убил во второй раз ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх