Комбайнеры

Страница: 30 из 34

легендарный Мерседес, он обещал к свадьбе сделать еще один коренальный подарок. Председатель искренне радовался счастью молодоженов, постоянно утверждал, что с самого начала смотрел в корень и предчувствовал предстоящее переплетение корней. Светка же напротив, по непонятным для председателя причинам, не одобряла предстоящее мероприятие и часто отговаривала Андрюху, но потом смирилась с неизбежностью и заявили, что брат у нее старший, и вправе сам решать свою судьбу. Ксюша ездила в студию с оркестром, и те договорились о последующем выпуске компакт диска, возможно посвященного счастью в браке. Клавиатурщик купил новую клавиатуру, она лучше, у нее есть дополнительные клавиши, выполняющие дополнительные функции при внезапном нажатии на них пользователя этой клавиатуры по мере нужды. Вчера он приносил ее Андрюхе и на примере яблока доказал ее достоинства. А в целом жизнь текла обычной чередой, за окном шел дикий, непрекращающийся дождь.

В дверь раздался звонок, и Ксюша пошла открывать. За порогом стояли Юрок и Серега. Андрей, услышав их голоса, пошел навстречу друзьям.

 — О, какие люди пришли!

 — Да мы собственно насчет гаража... Пошли, там все обсудим.

Андрей заинтриговался словами друзей и, сказав Ксюше, что уходит, отправился с ними, накинув висевшую на вешалке кожанку. Возле подъезда стоял Москвич, в который ребята ловко запрыгнули.

 — Ну? — спросил он, сев на заднее сидение.

 — Андрей, ты не хочешь сдавать или продать свой старый гараж?

 — Зачем?

 — Юрок машину купил, ставить негде.

 — Какую?

 — Ну... не совсем машину... В общем, Запорожец.

Андрей насторожился.

 — Оранжевый, с коробкой от комбайна и сиденьями от К-700?

 — Точно! Ты видел его?

 — Кто вам продал его?

 — Бизнесмен Егор Ирбе.

 — Может вы ослышались? Все точно?

 — Сто пудов, однозначно, вот его визитная карточка.

Андрей взглянул на нее.

 — «Егор Ирбе. Официальный дистрибьютор фирмы Быстрая Приватизация» Хм. Ладно, считай, что гараж твой, тащи деньги, все равно тебя посадят. Я на них адвоката найму тебе, Юрок.

Они заехали в подземный комплекс и остановились возле их гаражей. Андрей вошел в свой гараж и ужаснулся, явно был нужен ремонт, но Юрок сразу отверг какие-либо задержки. Его решение заполучить его через неделю было твердым. Они посидели, вспомнили старые времена, попили пива. Когда-то подобные посиделки были обычным явлением, редкий день обходился без гаража и пива. Наконец, ребята заявили, что им пора по делам, и они готовы подвезти его домой, но Андрей не захотел никуда ехать. Он сказал, что сам доберется до дома, а пока посидит и посмотрит, что ему забрать из своих вещей. Оставшись один, он стал рассматривать и без того знакомые ему предметы. Он смотрел на старые ключи, пробитый поршень от Минска, который он ленился выкинуть. По полу была разбросана всякая мелочь, тросики, какие-то лампочки и прочая мотоциклетная лобуда. На антресолях Андрей нашел два шлема, третий, самый хороший, он оставил в деревне. «Жаль, нужно было забрать», — думал рокер. Тот шлем был у него парадный, он ездил в нем только по особым случаям, остальные же он называл «нормальный» и «сифозный». Андрей одел нормальный шлем и сел не верстак. Голова страшно кружилась от принятой дозы пива, и он попытался представить себя, мчащимся на Яве. Пока он представлял это, то вспомнил, что она тоже осталась в деревне. Это его немного возмутило. Тогда он представил, как мчится на Яве в деревню, чтобы забрать там свою Яву и вернуться оттуда на своей настоящей Яве. Как обычно, Андрей ехал очень быстро, ветер обжигал лицо, придорожная пыль слепила глаза. Когда Андрей проезжал мимо поста ГАИ, его попытались остановить, но он проигнорировал сигнал гаишника и еще больше прибавил газу. ГАИ помчалось за ним в погоню. Андрей оглянулся, менты неслись на двух мотоциклах БМВ. Скорость все нарастала. Лихой рокер опять оглянулся назад, менты приближались. Впереди был крутой поворот, и Андрей с трудом в него вписался, вылетев на обочину и оставив за собой огромный шлейф пыли. «Так им надо!!» — горячо подумалось мотоциклисту. Рокот догоняющих мотоциклов все усиливался, вдруг удар по спине заставил злоумышленника обернуться. «Догнали!!» Один из ментов попытался схватить Андрюху за рукав, но тот вывернулся. Сил на побег уже не оставалось. Сматываться было бесполезно, и он плавно затормозил, ожидая жестокой смерти, суда, линчевания, электрического стула со смеющимися охранниками неприступной тюрьмы. Андрей бессильно положил голову на руль... Кто-то нежно погладил его по голове.

 — Дрюша, я пришла, ты что меня уже не помнишь?

 — А!! Уходи, сейчас нас... — Андрей вытер пот со лба, — ах, это ты, девушка, которая из-за туфельки едва меня не загрызла во время поцелуя...

 — Она самая, а ты, я вижу, совсем от рук отбился, спишь тут, понимаешь ли. Поздно уже, домой пора.

 — Извини, ты долго меня будила?

 — Да не особенно, еще не проголодалась. Сними шлем, и вообще, как ты сейчас?

 — О... Это долго рассказывать.

 — Мне некуда спешить, я потерплю.

 — Ну ладно, я вкратце.

Андрей, в течение последних двадцати минут «вкратце» изложил те события, что случились с ним за последние несколько месяцев. За это время Оля успела и посмеяться от души, и немного поронять горькие слезы. Ее выражение лица было наглядней любого сурдоперевода, оно являлось четким индикатором настроения, которое менялось у нее в зависимости от андрюхиных слов. Когда рассказ был окончен, Оля долго сидела в молчании, глядя на снова засыпающего Андрюху. Она была полностью неподвижна, словно все ее органы в этот момент устремились к мозгу, чтобы хоть как-то помочь ему переварить услышанное. Через пятнадцать минут, разбудив собеседника, она сказала ему, сняв с его головы шлем.

 — Ну и дурак!

 — Как это? Я хороший, ты сама мне это говорила, я помню!

 — Ну... то было тогда, а это теперь. Ты изменился. Знаешь, есть такая поговорка «Поженишься в мае — всю жизнь маяться будешь». Это про тебя, «хороший» ты мой, тем более, что ты собрался жениться, не особенно то и по любви, да еще и в мае!

 — Зато в Загсе не было очереди, мы подали заявку, и через десять дней уже можно проводить церемонию.

 — Угу, конечно, больше дураков нет... — глядя в потолок, промолвила Оля.

Андрей сидел в недоумении и не знал, что противопоставить образованной девчонке.

 — Это все чисто поговорки, в них не нужно верить, хотя...

 — Во-о-от!! Сомнения! Дрюш, я не желаю тебе зла, но мне очень хочется, чтобы ты был счастлив. Ты идешь против сердца, но по воле здравого смысла. Зная же тебя, как саму себя, я боюсь, что ты не будешь счастлив в полной мере. Ты не такой, тебе же всегда было важно, чтобы была какая-то особенная, настоящая любовь, причем ты можешь любить по-настоящему, не щадя себя и, не мой взгляд, ты заслуживаешь того же. Не засыпай, я же тебе дело говорю, — она ущипнула его за плечо, — слушай меня внимательно. Ты сам-то веришь, сможет ли тебе Ксюша все это дать? Описал ты ее, конечно, как добрую и порядочную девушку, но это не о чем не говорит. Вспомни нас с тобой. Поначалу ведь тоже было все наподобие. Мы купались в чувствах, строили какие-то фантастические планы, но легкомыслие и, как бы это сказать, привычность, что ли, разрушили нашу чувства. Помнишь, под конец, я уже встречалась с другим, ты тоже шатался где попало. Мы элементарно надоели друг другу, и в этом нет беды, просто мы подарили друг другу два года любви. Но брак — это дело на всю жизнь, подумай, кто тебя может любить, боготворить, отдавать всю себя в течение ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх