Комбайнеры

Страница: 31 из 34

долгих лет? Каждый день, год за годом провожать тебя на работу, где ты будешь с утра до вечера, обнимать и самой замирать в объятьях, пустая на волю маленькую слезинку в знак однодневной разлуки. А вечером, забыв про утреннее расставание, накормить ужином и положить голову на плечо, когда тот, усталый, будет смотреть на диване телевизор...

Ух, что-то я размечталась, но если муж хороший, то почему бы так не поступать и не любить его всецело?

 — Ох, Таня бы... — Андрей вдруг вскочил и, окончательно проснулся, — ты чего Оль, тут меня пугаешь своими сказками о семейном счастье! Если деньги есть, то все будет хорошо, об остальном не думается!

 — Ой, не скажи, — нахмурилась Оля.

Андрей осекся, понял, что только что повторил мысль председателя.

 — Так кто из вас мужик? — смеясь сказала Оля и ту же продолжила, — ну ладно, Дрюш, я, в принципе, не имею ничего против твоей свадьбы, как говориться, не мне мучаться, но все таки не забывай мои слова. Ладно, пошли, мне домой пора, проводишь меня.

Они вышли на улицу, было темно, дождь, казалось, приутих и лишь немного накрапывал. Если бы кто-нибудь увидел их, идущих в такое время по дворам, то скорее всего подумал, что это какие-то фанатичные влюбленные и что им, скорее всего, просто не сидится дома. Они шли мимо песочниц, горок, каруселей и прочего, к чему так привыкли наши глаза. Наконец, пройдя несколько домов, Андрей довел девушку до ее подъезда.

 — Ну пока, Оль.

 — Счастливо тебе, а главное удачи! Ох, как она тебе пригодиться, «хороший» ты мой!

Он поцеловал в щечку свою старую знакомую и побрел домой. Он шел знакомыми дворами, которые чередовались в кривыми улочками. Где-то среди деревьев дрались кошки, наверняка делили территорию, как гопники. Кстати, надо заметить, что гопников в районе, где жил Андрей, было навалом. Их район славился своими гопническими традициями, шумными сборами возле местного садика. В средних классах Андрей тоже начинал было лазить, но его природная несобранность и непунктуальность достали братву. Ссориться с ним они не хотели, так как Андрюха любил чинить братве мопеды за сигаретку, за жвачку. Да и сам он часто давал прокатиться на диковинном для тех юных лет мотоцикле «Минск». С некоторыми из той компании Андрей до сих пор сохранил товарищеские отношения.

Их двор каким-то чудом оказался нетронут различными стройками и переделками, что захлестнули город в последние годы. И хоть на фоне ровных газонов и широких тротуаров он и смотрелся, как археологический заповедник, все равно он не терял своих постоянных посетителей — местную братву. Ребята повзрослели, и вместо гопнических сборов, уже просто собирались вместе, чтобы посидеть, покурить и обсудить тех, кто уже женился, кто еще не успел, и тех, у кого сессия в институте на носу.

Но вот хрущевки остались позади, и перед взором ночного скитальца возник другой район. Высоки, красивые двенашки с чистыми в сухое время тротуарами и газонами возле них, тут сейчас жил технический консультант фирмы «Диабло-Сервис» Андрей Соловьев. Он набрал код в подъезде, сказал на всякий случай в микрофон, чтобы Ксюша его встречала и вызвал лифт. Тот быстро приехал и взлетел на седьмой этаж. Наконец, парень оказался дома.

 — Ты поздно что-то, дорогой, где ты был?

 — Гараж старый продаю, договаривался.

 — Ладно, сейчас поедим и спать, завтра наше выступление на телевидении.

Андрюха скинул с себя промокшую одежду и в одних трусах уселся кухне в ожидании ужина. Ксюша вытащила из микроволновки большую курицу и как официантка дорогого ресторана, эффектно поставила ее перед парнем. Тот, успевший проголодаться за нелегкий день, полный погонь от ГАИ и душевных разговоров, усиленно уплетал аппетитную пищу.

Насытившись до упаду, Андрей еле встал из за стола и тяжело направился в сторону огромной, многоместной кровати. Опустившись на ее мягкое ложе, он закрыл глаза. Вдруг он ощутил теплое прикосновение женской руки на своем лице. Она гладила его по щекам, водила пальцем по безмолвным губам, словно прогуливаясь по бульвару. На миг она исчезла, и Андрей замер в ожидании «Что, это все?» Но в этот момент легкое прикосновение губ заставило парня успокоиться. Их губы встретились и медленно занялись поцелуем. Андрей не открывал глаза, но чувствовал, что женское тело все приближается к нему. Прикосновения ее бедер обжигали парня сильнее, чем раскаленная сталь, он невольно начинал отвечать на женские ласки, гладя девчонку по спине и волосам. Он чувствовал, как она ложиться на него, тесно прижимаясь к уставшему парню. Становилось все более жарко. Длинные распущенные волосы щекотали Андрюхино лицо, а прикосновения ее груди кружило голову и совсем сбивало с толку. Наконец, он почувствовал, что она устроилась рядом с ним, но не думая выпускать его из своих объятий. Андрей открыл один глаз и ехидно посмотрел на соседку. Ксюша буквально сияла.

 — Дрюша, — шепнула она, — я где-то слышала, что секс очень сближает людей.

 — Ой, давай спать, я устал. А? — Андрею не хотелось устраивать полемику по данному вопросу с абсолютно темным, по его мнению, человеком в данном вопросе.

 — Ну вот ты засыпаешь, — отреагировала Ксения с некоторым разочарованием в голосе, — но после свадьбы у нас будет много времени, чтобы проверить мою мысль... — она говорила, как будто в никуда, сама засыпая, — ох, скорей бы свадьба. Хотя я так волнуюсь, словно мне придется пройти через костер. Но ведь я не снегурочка... А Дрюш? — сказала она громче, желая услышать только одно слово «нет».

 — Спи, пусть тебе присниться хороший сон, где ты прыгнешь сквозь огонь, а вылетев из пекла, окажешься в моих объятьях, будучи уже женой. Спокойной ночи, красавица.

Ксюшу удовлетворил такой ответ, она чуть ослабила объятья, и, закрывая глаза, все таки сказала:

 — Страшно, но заманчиво... Может наши дети станут музыкантами?

Андрей спал в этот миг, и это спасло ситуацию, иначе был бы скандал, так как еще давно он говорил Оле, что его сын будет непременно автогонщиком или, в крайнем случае, мотогонщиком.

За окном дождь, видимо подождав, когда молодые окунуться в пелену своих сновидений, снова усилился и стал бешено колошматить по крышам, карнизам и водосточным трубам. Пустынное, монотонное ночное небо уже две недели, как не желало показать нам звезды, один сплошной дождь. Будто всемирный потом замедленного действия, он топил все живое в промокшем, как мышь, городе. Сейчас он представлял из себя непрерывный эпицентр водопада Виктория, огромный душ под открытым небом.

Андрей засыпал, погружаясь в пространные мысли и чувствуя легкий ветерок возле плеча от дыхания невесты. «Ой, скучно-то как... Эх, была бы сейчас здесь Таня, я бы незамедлительно задушил ее в сердечных ласках, всю бы исцеловал, ничего не пропустил.» Андрею понравилась его же мысль. «Но ее нет рядом, да и стоит ли сейчас о ней вспоминать? Я сделал свой выбор, он правильный, ведь завтра мы идем на телевидение, а через пять дней свадьба. И все! И новая жизнь, и некогда будет вспоминать былое, да и незачем.» Ксюша тихонько сопела ему в плечо и видела, наверно, уже третий сон. Он повернул голову в сторону невесты. У нее с Таней было одно сходство, они обе являлись девушками, хотя при более долгом рассматривании, Андрей нашел некоторые общие черты в линиях фигуры. Но при этом все равно отметил для себя, что Ксюша другая, она не Таня, и никогда ей не станет. Тем более, их нельзя сравнивать, так как не с Ксюшей Андрей познакомился, сидя на мотоцикле, не ее он познал на вторую ночь знакомства, не с ней ходил на речку и грелся там от дыхания возлюбленной, а не от пламени костра. Под утро ровное пиликанье разбудило Андрея. Следом проснулась соседка по постели и медленно протирая глаза, направилась в ванную. Зазвонил ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх