Комбайнеры

Страница: 7 из 34

пламенем огня.

 — Танюш, ты не принципиальна, — очень тихо сказал Андрюха.

 — Как так? — разумно возмутилась подруга.

 — Ты говорила о ревности, как чем-то противном, а сама устроила сцену возле фабрики.

Девчонка засмущалась настолько, что едва не забыла про дыхание. Было ощущение, что за две секунды она перебрала в голове сотен шесть различных отмазок и оправданий, но так и не придумав достойного ответа, она лишь выразительно пожала плечами.

 — Так получилось... , — еле выговорила она, — знаешь, был случай с моей подругой, у нее был парень. Вроде все было хорошо, он ухаживал за ней, а потом стал приглашать к себе домой, ну сам понимаешь к какой целью. Она прибежала ко мне за советом, и я посоветовала ей отдаться ему без лишних разговоров. А зачем время тянуть, когда исход ясен? Она так и сделала, некоторое время все было хорошо, помню, пропадали они целыми днями черт знает где, строили какие-то планы, а потом все покатилось под откос. Он резко перестал к ней ходить, а затем совсем уехал. Все бы улеглось, да вот девчонку то он оставил беременную, в ее то семнадцать лет. Не сказала она ему, что дитя под сердцем носит, не стала держать возле себя. Годик сынишке уже, растет, как-нибудь, может, заедем, они в соседней деревне. Это я к чему говорю? Не одна жизненная теория не работает на сто процентов, особенно в любви, тут можно лишь давать приблизительные оценки...

 — Погоди, Танюш. Но ведь существует понятие первой брачной ночи, твоей подруге может, следовало опереться на эту, традиционную позицию?

 — Нет в ней ничего традиционного, это глупая позиция. Следуя ей, наши с тобой отношения не верны, нам не следует заниматься любовью.

 — Типун тебе на язык.

 — В том то и дело, это абсурд. Если уж начать размышлять с самого начала, то надо вспомнить психологию поведения мужчины и женщины. Мужчина, только увидев женщину, сперва смотрит ей на ноги, и первая его мысль — это «Как бы ее трахнуть?». Согласись? Недаром говорят, что у вас две головы и та, которая на кончике члена, по моему женскому мнению, начинает соображать быстрей той, которая на плечах. И уже потом, через секунду, взгляд начинает подниматься все выше и, наконец, награждает вниманием женское личико. Чего ты хмуришься, это нормально, так уж устроила вас природа, тут ничего не поделаешь! Тут нет никакой непристойности, просто культура внесла моральную поправку и поэтому, порой, естественное, жизненно необходимое воспринимается теперь как некая распущенность и непристойность. А что же мы, женщины? Да, мы хотим ласки, заботы, внимания, чтобы нас, в первую очередь, ценили и уважали, но это ни в коем случае не должно накладывать какие-либо ограничения на секс. Он, как апогей любви, ее венец. Вслушайся, Дрюш, я не сказала слова брак. Он лишь узаконивает уже сложившиеся отношения. Повторяю, уже сложившихся. Понимаешь, к чему я клоню? Наша с тобой любовь и есть то величественное и настоящее, что создала для нас матушка-природа. Я считаю, что можно ошибаться в любви, сексе, можно обжигаться и слезами тушить пожар, но как дело касается брака, нужно помнить, что он на всю жизнь. И это аксиома, тут не должно быть никаких возражений. Не зря же во время венчания молодожены дают друг другу клятвы верности, любить и в радости и в горе. Ну а до брака девственность не постыдна, нет, я этого не говорила, но это и не гордость, это лишь признак неполного созревания юной девушки.

 — Танюш, милая, я понимаю, но тогда твои слова противоречат с теорией об измене. Выходит, если секс — высшее проявление любви, то переспать с другим или другой, значит действительно изменить?

 — Да, в каком-то смысле, это аморально, но с другой стороны нельзя требовать от человека верности. Это исключительно личное дело. Согласись, бывает так любишь, что уже не думаешь ни о ком другом, ты отдаешь ему одному всю свою любовь, но не потому, что так не нужно, а, потому что другие просто не существуют. И напротив если изменил, то гораздо проще не скрывать это, а поделиться своими переживаниями, ведь главное в любви — это честность. Не хочу говорить за всех, но я поняла бы такого парня и простила. Раз он все говорит и ничего не таит, то, по крайней мере, ценит и дорожит мной.

 — Ништяк...

 — Я тебе дам ништяк, ты будешь только мой, понял?

 — Да, конечно.

 — Ну а если серьезно, то связи на стороне еще не говорят об отсутствии любви, о безответственности. Просто, парни обычно, как охотники, любят одерживать победы на эротическом, плотском фронте. Тут ничего с вами, ненормальными не поделаешь. Вам лишь бы потрахаться, ну что это такое? Секс — не охота, а часть любви, почаще бы вы об этом задумывались, и все было бы здорово. А мы... не скажу!

 — Вот те раз, скажи уж, выдай секрет женской непостоянности.

 — Да мы сами порой не знаем причину своих измен. Наверно, нам хочется больше внимания, больше ласки, иметь в резерве запасной козырь, на черный день.

 — Мухлюете, значит.

 — Нет, Дрюш, ты не прав. Женщина всегда больше боится потерять мужчину, и это толкает нас на такие парадоксальные поступки. Есть, конечно, еще и другие девушки, которые, как парни, повсюду ищут приключения, я их не понимаю, они коробят свою жизнь. Зато без них не было бы крутых парней познавших кучу девок. Все взаимосвязано и никуда от этого не уйти. Правда, если девчонка залетит, то сразу вся крутость, почему-то куда-то сразу исчезает. У вас в городе о подобном, поди, меньше думается, вы переполнены другими проблемами.

 — Проблемы везде одинаковые, будь то поселок, будь то областной центр. Другое дело, что кроме, как с тобой я на подобные темы ни с кем не разговаривал. Среди братвы мы обычно просто обсуждали наших подруг, делились переживаниями, волнениями. Это помогало держаться нам на высоте и не падать духом в сложных ситуациях.

 — Очень повезло, здесь особенно не с кем поделиться наболевшим, выразить, что у тебя на душе и на сердце. Есть один парнишка, Игорек, давно знаю, но ему не до меня, у него своя жизнь, свои проблемы. Я его почти не вижу. Но теперь я с тобой, и мне спокойно на душе. Я счастлива. В этом слове все сказано.

 — Ах, Таня, если бы ты только знала, какое ты сокровище. И как бог отпустил на землю такую милую, ненаглядную душу.

 — Вот это комплимент! Дрюша, я безумно тебя люблю, ух как люблю!

 — Я тебя тоже, каждый вечер, я узнаю от тебя что-то новое, интересное, мне хочется знать все, что ты знаешь, чувствовать то, что ты чувствуешь, жить твоими радостями и печалями и главное никогда с тобой не расставаться.

 — Эй, не загадывай! Когда ты ешь что-нибудь вкусное, например мои пельмени, ты же не говоришь, вот бы вечно жрать! Любовь хороша, пока она горит, пылает, а угольки и давняя привязанность лишь ранят и без того истерзанное сердце.

Наступила продолжительная пауза. Костер, задыхаясь от недостатка веток, погас, словно давая зрительное подтверждение последней фразы Татьяны. Она сначала посмотрела на пепелище, а потом подняла взор на звезды. Андрей смотрел на нее и едва не проронил меленькую слезинку от влаги в глазах.

 — Мы знакомы всего неделю, а мне кажется, что вечность... , — глядя в небо, прошептала Таня, и вдруг, словно угадав состояние парня, уронила две жгучие слезы, — неужели мы вместе будем лишь какие-то нелепые пол века с небольшим? И это награда за ту нежность и заботу, что мы дарим друг другу? Как нам быть, а Дрюша?

 — Мы что-нибудь придумаем, ей богу что-нибудь обязательно придумаем.

 — Я верю тебе, мой свет... Глава 2 (Князь Автомеханического Княжества) Эх, Апрель и с каждым днем теплее Обнажилась робкая земля По весне любовь хваля ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх